?

Log in

Дискотека 80-ых

Social capital

  • 623

Rating position

Name:
marss2
Location:
Достаточно одного беглого взгляда на его лицо, чтобы понять, что он --
сволочь, склочник, приспособленец и подхалим

Наш священный долг защищать родину и соблюдать правила личной гигиены. Иначе все у нас пойдет через жопу. Поэтому для более эффективного следования в часть, мы должны сесть в автобус, и проследовать в часть!

Из всей одежды на нем был только ректальный термометр.
Принёс водки сорвал педсовет.
Пил пиво прямо на уроке биологии (с муляжом леща) и нагло РЫГАЛ в лицо заслуженному учителю
Курил на физкультуре бегал на перемене а надо наоборот
Жил своей жизнью на уроке биологии.

Как и полагается суровому и властному мужчине, овеянному славой и дымами, я продам половину родни за конфеты. Я очень люблю конфеты и трезво оцениваю родню.

В сарае царит некоторый полумрак. Собой я крупен, но пуглив.

Я, видите ли, был испорчен со дня зачатия! Благая атмосфера нашего восстающего из пепла 90-х годов общества не коснулась меня! Я хохотал в лицо праведникам из градоначальства и сквернил сомнением святые обращения из губернского правления.
Дорвавшись до должности смотрителя нашего склада просроченных сухарей, я испытывал мрачное удовлетворение и ждал момента, чтобы сбросить маску!.
Обнаружив сумму наличными в конверте, я немедленно бросился своим ладным телом порочного танцора в омут доступных на 5 762 рубля наслаждений.
Лил себе на голову лимонад, крошил печенье вокруг!
И две сосиски...
Утром сырники.
Забуду их не скоро!
Кто же виновен в сём?! Кто, пожираемый корыстолюбием, хищно грабил нашу культурнокассовую казну? Этот злодей пред вами! Его от вас отделяет только оставшиеся у него 76 патронов и решимость впредь длить список своих безнаказанных преступлений. Господа, это я про себя, кто не понял! Под "него" я имел в в виду "меня"..

Редко что делаю в беспамятстве, кроме важных вещей биографического плана.

Если бы они знали меня получше, они бы поняли, что веду я себя сейчас прекрасно

Стоя среди шатающихся офицеров, я стряхнул пыль с петлиц, поправил медали на груди. Целая коллекция! Перевернув самую большую и блестящую медаль, я прочел надпись: «Шесть недель без венерических болезней в боевой обстановке». Чудненько.

Как всем прекрасно известно, работаю я с восьми лет.
Как женился, меня сразу выгнали из второго класса и я был вынужден пойти работать в ближайшие каменоломни. Потом был танкер. Сучкоруб. Леспромхоз. Потом я мыл золото на драге. Сидел.
Потом мне исполнилось десять. У меня дети, я пошёл в бизнес. Начал очень удачно. Биржа, опционы, залоги, кредиты на системе, снова биржа, успех за успехом.
Через три года успехов в бизнесе и коррупционных скандалов с генеральным прокурором, слава богу, нашёл на улице триста рублей и купил себе первые в жизни штаны. Ношу, не снимая, до сих пор.
А дальше уже по накатанной всё. Тридцать лет - лейтенант! Сорок лет - старший лейтенант! Сорок пять лет - младший лейтенант!

Единственным утешением для нас было то, что теперь хоть будет куда сходить погладить трудоробные морщины и оттереть заскорузлые пятки. Ну там подстричься, может быть, принять попеременно грязевые, скипидарные и соляные ванны. Посидеть с раскисшей утренней сигаретой в хамаме. На крайний случай, прийти с пашни и сделать себе экранирование на волосах, кератинирование кое-какое, биоламинирование полубокса. Снял скрипучие сапоги и с диким хохотом на педикюр. Сидишь, искры от мозолей, скрежет напильника по ногтям.
Такие были планы, да.

Типичная картина: я стою на своём частоколе и облокотившись на черепа, болтающиеся на кольях, смотрю на залитый ярким и тёплым светом соседский дом, утирая залитое слезами и дождём лицо под мокрой обвисшей папахой.
Отчего, кричу я в голос, пугая сытое вороньё, отчего так?!

-Разве секретарша-медсестра - это каприз?! - заплакал я, катаясь по ковру у панорамного окна.
-Сволочи вы все, - крикнул я.-Гадюки! Дайте хотя бы новый монитор и массажное кресло! Давайте торговаться! Давайте возродим традиции волжского купечества!

Многие спрашивают, а зачем я постоянно хожу по судну в шапочке типа "дети капитана Гранта"? Что, мол, этим я хочу доказать? На что рассчитываю?
Как я неоднократно указывал в объяснительных и на полях протоколов, жизнь престарелого юнги полна сюрпризов.
Что меня поражает в кораблях? То, что стоит пройти на них хоть три мили в качестве груза или в клетке с обезьянами проорать тропическую ночь, как корабль становится тебе родным.
То, что было до мачты и каши, я помню вспышками: бабочка, школа, бьют, свадьба, армия, ребёнок, свадьба, второй ребёнок, бьют, снова школа почему-то, каша.
После корабля всё воспринимается пресно.
Какой там "Титаник", если тебя самого баграми отпихивали от лодки, а потом следили с занесенным веслом, где ты вынырнешь?!

Себя я считаю человеком глуповатым. Только скромность не позволяет признаться в том, что я дурак.

Пожалуйста, охарактеризуйте себя тремя словами
— Не понял вопроса.

О моём личном разговор короткий: татуировка"Оля" на левой пятерне и перебитая из "Кати" в "Катитесь" на правой. Вся личная жизнь просто на ладони.

"И давно вы тут этим занимаетесь? - строго переспрашиваю, - давно вы тут забавам таким отдаётесь?"

Не бывает такого, что вот вчера было хорошо, а сегодня так не может не только лишь быть.

Долгие годы никто серьезно не занимался систематикой шляпочных грибов Приморья . Меня это очень настораживало .


Обо мне можно сказать очень много справедливо плохого. Но одно во мне незыблемо: если я вижу то, что мне нравится, я радуюсь.

Сам я прост. Талая вода и пророщенный овес - вот предел моих дерзких мечтаний. Ещё одеяло. Может быть, печечка теплая. И, конечно, дикая, несусветная, ничем не ограниченная власть. Чтобы, кутаясь в пальтишко на продавленном кресле, бросать в адово пекло сражений визжащие от ужаса миллионы. Вот, собственно, что мне нужно, то малое, на что я согласен. И всё! Больше ничего не жажду.

А я в подзорную трубу смотрю. Ветер треплет жабо поверх кирасы. "Подождём, когда они откатятся...", - говорю сквозь железные зубы фельдмаршалам позади, - "а там во благовременье и ударим во фланг... В штыки! Господа генералы, зрю над нами трепещущие крылья победы! Помолимся же.." Очень жду этого момента.

Я тоже человек. Мне надо немного: немного земли, немного крови, стакан чая, хорошая книжка, какая-то скромная ничем не ограниченная власть.

И я, конечно, вплету свой сладчайший голос в божественный хор ответов. А кто бы не вплел?

Но кому из женщин интересен барон-изгнанник, скачущий верхом по зелёному полю?

Метался с безумным взором и с вещевым мешком по соседям, колотил им в ворота, причитал, всплёскивал руками, демонстративно начинал в нескольких местах одновременно рыть убежища и тайные схороны, деловито заколачивал чужие окна досками, закусив во рту гвозди.
Очень хотелось какого-то конца света. Такое со мной случается, не скрою. Люблю панику. Чтоб обезумевшие толпы на улицах, правительство - в сыроватых бомбоубежищах, тупоносые броневики на перекрёстках, багровые сполохи на горизонте. Чтоб прощания через рупор и горящие под дождём дирижабли.

Похоже это состояние на внезапное пробуждение девы в осенней лесополосе, когда лицо, отлёженное на пне, ещё горит румянцем невинного стыда, глаза неспешно фокусируются на муравейнике, а общее состояние гардероба и положение тела ярко обличают и сулят возвращение в посёлок уже опытной женской походкой на полусогнутых, в завернувшемся клетчатом пальто.

И тут девица смотрит на меня... А у неё лицо такое, будто она "Майн кампф" не только прочитала, а и дописала вчера! Такие лица запоминаешь

А я зеленей фикуса уже. Некурящий, нежрущий, непьющий и, судя по всему, идиот.

Жаль, что СССР распался. В 2017-м был бы столетний юбилей революции. В магазины хороших сосисок завезли бы...

Почему бы и не сходить, когда меня за волосы куда-то ведут.

Я вот лично очень невзыскательный человек. Мне вчера подали устрицы-белон с сотерном вместо пуйи, а я никакого скандала не учинил, даже щекой дёрнул только два раза. Поэтому меня все любят

В постели я не очень, но в кустах мне нет равных.

Будь я аристократом, мне бы не нужно было выходить из дома спозаранку. Я бы мог послать вместо себя дворецкого, чтобы он сдал мои анализы.

Вчера меня пригласили на вечеринку. Я слушал крутую музыку, ел разные вкусные блюда, приятно провел время. А всё потому, что я не пошёл.

Настоящее общение начинается тогда, когда люди говорят друг другу какие-то глупости. Когда говорят люди друг другу умности - всё. Общения не будет. Идёт навстречу мне человек и говорит: "Конгломератные соотношения в рядах расхождения величин тождественны". И сразу начинается общение! Ибо сказана-то глупость. А вот другой идёт мне навстречу и говорит: "Возьмите мои деньги - вы этого достойны!" Это настолько очевидная правда, что и поговорить не о чем.


Оглядываясь на свои заслуги перед обществом, огромные и величественные как Анды или даже Гималаи, а затем переводя взгляд в ладони свои, на которых лежит то, чем общество меня вознаградило за годы подвижничества, а потом обтирая руки о ствол берёзы, говорю я вам, что нет, нету никакой справедливости.

Я не допускаю разговоров о политике в своём доме, забитом мной и оружием. Но по телефону иногда слушаю всякое. Невозможно дотянутся до горла собеседника - терпи, что.

Зачем врут в новостях, если людям или всё ясно, или всё равно?

Мой 89-летний опыт педагога, позволяющий мне врываться в дома незнакомых людей и, хлебая из кастрюли чужой борщ, давать советы по воспитанию детей, жарко гладя по спине их благодарную мать, говорит мне одно. Нет у меня такой цели - длить счастье у ребёнков. Моя цель - методично выбрасывать их из гнезда уже сформировавшимися, крепкими негодяями.

- В выборе между лечением, учением и женщиной выбирай то, что подешевле! - крикнул я в исступлении на перроне.
И заплакал, махая замызганным платочком вслед уходящему поезду. Сколько ещё невысказанной мудрости таится в моей груди.

Не могу которое десятилетие избавиться от своей манеры воспитания. Физическое иносказание - вот так бы я его назвал.
Это, когда ты бьешь, а люди не понимают за что ты их.
А ты ведь намекаешь им, замешивая сапогами, что что-то тебя тревожит в их поведении.
Что что-то тебя пугает в их развитии.
Но неосторожное слово, как учат психологи, сидящие на цепи у меня в погребе, может искалечить. Поэтому приходится прибегать к иносказаниям и притчам с подручными средствами.

Я всегда очень радуюсь, когда слышу: "А я телевизор не смотрю, не позволяю себя так оболванивать, засорять мне мозг всяким мусором!"
Я всегда спрашиваю: "А как вы себя позволяете оболванивать? Кому доверяете своё оболванивание? Слухам, гаданиям, переписке в сети?"
Но самый главный мой вопрос: "А освободившееся от оболванивания телевизором время на что тратите? На Монтеня, ведь, да? На Монтеня?"

Что меня поражало в себе самом постоянно? Многое. Я обычно не сдерживаю крик восторга при случайно брошенном взгляде в зеркало
Заходишь за тортом, в руке дрель, на башке банная ушанка, берешь в кондитерском (или что это?) клей и резину.
Потом стоишь у окна, за которым полились сперва алые, потом красные, золотые потоки молодого, горячего света, зашевелилось, проснулось, запело, зашумело, заговорило, всюду лучистыми алмазами зарделись крупные капли росы; мне навстречу, чистые и ясные, словно тоже обмытые утренней прохладой, принеслись звуки колокола, пьёшь заварку прямо из носика, а потом, вытряхнув из чайничка последние капли, растираешь им затылок, кося кровавым глазом в потолок.
"Пожечь тут бы всё... До черных маков из пепла...чтобы навовсе и ясеневый крест", - вот так прошепчешь, робко и беззащитно улыбаясь христову солнышку.

Выправил помятые уши из-под панамки. И захохотал, тряся прутья оконной решётки. Рано! Рано мне на усыпление в очередь становиться! Ещё погудим, стало быть! Раз такое дело...

Чем хороша многотрудная работа содержателя дома? Тем, что вот помрёшь ты во благовременье, выкинут тебя в болото, притопчут мох вокруг вбитого кола, а в подсознании оставшихся ты ещё жив, бодр, улыбаешься и можешь искалечить немало посторонних судеб.

В таких неловких ситуациях я обычно хреначу кулаком о стол и ору в лицо: "Договаривайте! Когда решились? С кем? Молчать! Кто надоумил?! Ваша дама убита!" Но я всех простил. Поэтому только хренакнул кулаком по столу и вышел.

Когда я учил латынь, я ведь понимал, что сокращаю этим жизнь лет на пятнадцать. Но учил. И назовут ли моим именем переулок или фестиваль? Поставят ли памятник? Пусть не конный. Неа... Все будут ходить на рок-концерты, где зажиточные долгожители на сцене вгоняют в депрессию целую площадь тех, кто умрёт послезавтра.

Прелесть моего возраста в том, что, когда тебя приглашает обедать 25-летняя женщина, ты понимаешь, что девушке нужны от тебя опыт, зрелая красота, самостоятельность, уверенность и обеспеченность.
Скорее всего, девушка надеется, что ты знаешь такого человека.
И за тарелку супа планирует выведать у тебя адрес подобного идиота.

Звонили из самого Стокгольма. Я подумал, что нобелевская одумалась. Оправил орденские ленты, взял телефонную трубку, выпрямился у зеркала и внушительно произнёс: "У аппарата в негодовании...
Под градом улик орал в трубку первые пришедшие на ум сочетания букв.
А шведы на чарующую магию моего визгливого голоса не велись и гнули свою скандинавскую линию.
Сам не знаю, как получилось. Но не было у меня приказа флаг спускать перед шведами.
Люди, несите флаги и факелы! Праздник сейчас состоится! Барабанам частую дробь зарёй бить!

Серпоносная колесница правды врывается в ряды подозреваемых, выкашивая десятки и низвергая столоначальников.
Не в моих силах остановить эту кровавую жатву. Механизм репрессий устроен так удачно, так продуман, так совершенен, что, слава богу, прекратить его работу невозможно.
Скорее всего, скоро и за мной придут те, кого я выпустил из клеток в подвале, напутствуя под визг и шорох перепончатых крыльев "карать, любя, и пресекать, обнадёживая".

Сегодня в лифте ехал с девушками.
Девушки очень эффектные.
В стиле "подарок от братвы на юбилей".
Как только вошёл в такой чудесный лифт, начал переживать. Всегда горько, что мимо тебя проносится то, что скрюченной лапкой не ухватишь. Гордость Лондонского зоопарка - сообразительный, но сильно постаревший шимпанзе-любовник в такой ситуации горбится и уходит в дальний угол вольера, чтобы активно грустить в обе руки.

Утром, изящно крадучись, пробирался на кухню. Легкая бархатная полумаска, цилиндр, крахмал манишки, перебор лаковых бот. Выдыхал романтику ночных излишеств. Так получилось.

Никогда бы не подумал, что оргия с полезными знакомствами закончится таким многообразным и опасным потомством. А то бы и не пошёл. Но что теперь рыдать..

Вышел на проселочную дорогу, чтобы по обыкновению своему низко кланяться проезжающим грузовикам и благословлять обеими руками машины иного назначения.
Многие подозревают, что я за деньги таким образом предупреждаю о затаившейся чуть далее засаде ГБДД.
Это ложь. Просто я очень светлый и милый человек. Если машина остановится, чтобы пассажиры смогли полюбоваться или сделать несколько фотокарточек со мной на удачу, я и попляшу перед этими добросердечными людьми совершенно почти бесплатно.
В танце, тряся балетной пачкой из мешковины, я могу проболтаться про засаду, но случайно.
За сто рублей, например.

А впротчем, хотя наперед ни предвидеть, ни ручаться невозможно, получат ли все сии меры такой успех, какого желается, то однако ж всегда главное намерение к тому клониться имеет,
чтоб, ослабя короля прусского, сделать его для здешней стороны не страшным и не заботным.
Но понеже сие последнее имеет быть только увенчанием и награждением всех толь великих и важных предприятей,
то о сем и не прежде упоминаемо быть имеет, как когда самым делом до того дойдет и когда всчинаемые негоциации повод подадут,
а здесь сие только для того полагается, дабы имея сие намерение в виду все поступки согласно тому учреждать можно было

У меня ведь тоже в юности были проблемы...
Еретики в овраге, голод в апреле, цыпки на ногах, попытки говорить с огнём, видения у хозяина, оборотней выводили, соседями прикидывались, выбор, какую из сестёр брать в жены, а какую менять на свинью у оборотней. Работа на лесопилке.
Вырезание фигур предков из пней. Поездка в город за нарядными штанами для обряда плодородия. Неделю туда и два месяца обратно. Были проблемы у меня в юности



Ишкельбе шайтанама!

Social capital

  • 623

Rating position

Statistics