marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

Что делать с самыми важными отношениями


ЕЩЕ ОДНА СТРАХОВКА

Природа «встроила» механизм материнской любви в каждую женщину, и по идее он должен включаться, едва только мать видит своего новорожденного ребенка. Но порой этому что-то мешает. Какая-то поломка в психике женщины – например, ее личные детские травмы, – может повлиять на работу этого механизма. И тогда ничего автоматически не включается.

Долг, обязанность, убеждение, что дети в семье необходимы – этого довольно. А вот любви, тепла, радости, нежности нет как нет. Признаваться в этом не принято, убеждение, что родители должны любить своих детей, незаметно превращается в убеждение, что то, что я чувствую, и есть материнская любовь. А на самом деле вместо нее – придирки, критика, недовольство, обвинения («ты вся в свою бабку» или «ты как твой папаша»), навешивание ярлыков (ленивая, угрюмая, равнодушная).

А ребенку надо как-то жить и развиваться. Принять плохое, холодное, критичное отношение самого родного человека за любовь можно только в одном случае: если вы сами – любите. Тогда все, что делает любимый человек, освящено вашей любовью, видится через призму вашей любви. И объясняется как любовь. Иначе маленькому ребенку не выжить. Выходит, природа подстраховала нас от родительской нелюбви с помощью нашей «встроенной» любви к матерям и отцам. Это известный факт: любят даже откровенно ужасных родителей – пьющих, бьющих. Любят – и скучают по ним, возвращаются к ним.

В детстве любовь не дает сойти с ума от горя, если не повезло и маме не удалось вас полюбить. А потом приходит время все-таки узнать о том, что в вашей семье вышло именно так: мама вас не любила.

Для человека психологически незрелого это осознание может стать серьезной травмой. Поэтому, обращаясь за помощью к психотерапевту, чувствуя свою уязвимость, люди инстинктивно боятся «трогать маму». До момента, когда это знание можно будет впустить в свою душу и не рассыпаться в прах от боли, еще надо дожить, подрасти немного.

Так или иначе, человек с этим трудным знанием как-то справляется. И идет дальше.

ЛЮБОВЬ В СЕБЕ

Дальше бывает вот что: вы прощаетесь с надеждой, что когда-нибудь в ваших отношениях с мамой что-то изменится и она научится любить вас так, как вам было надо, когда вы были совсем маленькой. В это время обычно и появляетесь вы сами, такая или почти такая, какой были бы с самого начала, если бы мама смотрела на вас любящим взглядом. Сил и уверенности в себе становится больше, мир кажется добрее, жизнь как-то начинает ладиться.

И тогда обнаруживается еще одна штука: что ваша мама давным-давно – а, может быть, с самого начала вашей совместной с ней жизни, – младше вас. Что ей, например, года два. Или три. Иногда – шесть или восемь. И с этого момента вы все про нее понимаете. Понимаете, что маленький ребенок не может быть хорошим родителем. И понимаете, что ей, скорее всего, искренне казалось (и кажется до сих пор), что она любит вас больше всего на свете. И она изо всех сил старалась давать вам все, что могла, – так, как умела. Это, конечно, не было настоящей материнской любовью. Но почему-то от мысли, что все-таки, все-таки она старалась, как могла, становится немного легче.

И дальше вы уже живете вот так, растите внутри себя маму себе, то есть учитесь любить и принимать себя сами. Раз уж никто до сих пор этого не сделал.

А потом, через какое-то время, случается, например, мелкое, неважное событие. Ну, например, вам в конце дня, в зимних сумерках, попадается на глаза женщина. Она быстро идет впереди в своем ладно скроенном пальто с меховым воротником, в своей шляпке… И отчего-то – в первую секунду даже непонятно, что происходит, – отчего-то вы мгновенно чувствуете внутри себя мягкое тепло и автоматически переходите на легкую рысь, пытаясь догнать эту женщину. А еще секундой позже осознаете, что случилось.

Эта чужая женщина на улице на несколько коротких, но емких минут перенесла вас в детство. А там вам восемь лет, вы идете из школы, видите впереди идущую маму и понимаете: она сегодня пораньше ушла с работы, а это значит, что обедать вы будете вместе. От этого вы чувствуете радость и вот это тепло в душе.

И тут же понимаете, что с маминой любовью все ясно. Нет ее – такой, как вам было надо тогда. Нет и никогда не будет. И еще понимаете, что очень сочувствуете маме. Как сочувствуете любому человеку, лишенному – природой или обстоятельствами – некоторых возможностей. Как сочувствуете слепому. Или глухому. Или безногому. Человек, который не может и не мог любить своих детей, тоже вызывает сочувствие. И тут же понимаете, что с вашей любовью к ней ничего не случилось. Она жива, и это от нее тепло внутри. И вы можете ее чувствовать, осознавать. И вместе с этим понимать, что больше никогда не станете биться в закрытые двери маминого (или любого другого) сердца. Того, что любовь есть в вашей душе, вполне достаточно.

В этот момент жизнь как бы делает круг и приходит снова к тому, с чего она началась: к любви. Собственно, это все, что нам нужно от психотерапии и от жизни вообще.

http://www.sncmedia.ru/reviews/ne-trogayte-mamu/?utm_source=facebook&utm_medium=social&utm_campaign=targetings-snc&utm_content=%D0%9C%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-#0_5_3630_5192_579_24419844

Tags: Психология, Усыновление
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Вы заметили, с какой скоростью депутаты государственной Думы приняли законопроект, допускающий дистанционную продажу безрецептурных лекарств? С семнадцатого года тянули, думали, думали и вдруг прорыв. За месяц приняли в трех чтениях! (Спешу напомнить, что закон о ратификации 20 статьи конвенции…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments