January 11th, 2012

belmondo

Старая хохма

Оригинал взят у yuri4z5lf в Старая хохма
     Теорема: крокодил более длинный, чем широкий. Для доказательства разобьём теорему на две леммы:

Лемма 1: крокодил более длинный, чем зелёный.
Доказательство: крокодил длинный и сверху и снизу, а зелёный только сверху.

Лемма 2: крокодил более зелёный, чем широкий.
Доказательство: крокодил зелёный и вдоль и поперёк, а широкий только поперёк.

Вывод: крокодил более длинный, чем широкий.

     П.С. Может быть, найдутся желающие доказать, что крокодил квадратный или что он вообще не существует?
promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
belmondo

"Громозека": как же мне не везет в жизни

Оригинал взят у shotlandez в "Громозека": как же мне не везет в жизни


Все шансы стать хорошим фильмов для «Громозеки» так и остались нереализованными.
 
Я бы вообще не обратил внимания на «Громозеку», кабы не фамилия режиссера. Владимир Котт – брат Александра Котта, автора прекрасной картины «Ехали два шофера», очень талантливой фантазии по мотивам советских фильмов 50-х  –  60-х годов о бравых строителях послевоенной жизни. (И хотя следующая картина Александра, «Брестская крепость», слишком буквально воспроизводила эстетику героического советского кино, спишем этот факт на пагубное влияние «Беларусьфильма».)
 
В «Громозеке» прекрасная, ясная задумка  –  и кошмарное исполнение. Это истории трех сорокалетних мужчин, которые развиваются параллельно, время от времени почти соприкасаясь. Когда-то эти трое играли в школьной рок-группе, и в финале они собираются на сцене снова.
 
Каждый мужчина в состоянии кризиса среднего возраста несчастен по-своему, так что из этой истории можно было бы выжать тонны качественной драматургии. Тем более, что авторы изначально собирались рассказать человечную, немного сентиментальную историю о простых, в общем-то людях – водителе такси, хирурге, милиционере, которых судьба поставила в непростые обстоятельства. Но с наступлением этих непростых обстоятельств в жизни простых русских мужиков начинается телесериальный лубок почище какой-нибудь «Рабыни Изауры».
 
Внимательный зритель почувствует фальш и телесериальную халяву с первого же кадра, когда мы увидим в руках школьника из советской любительской подростковой группы 70-х годов вполне современную электрогитару. И дальше будет только хуже.
 
История взаимоотношений робкого милиционера с женой и сыном сделана по всем законам современного российского «мыла»  –  я бы не удивился, начнись рекламный блок; а линия с таксистом и его дочерью-порномоделью настолько бредовая, что напоминает пародию на телесериал. Наиболее удачной получилась история хирурга, который мечется между любовницей и женой (тоже, в принципе, очень свежая и оригинальная тема), но когда выясняется – только не смейтесь – что он смертельно болен, остро хочется порадоваться этому неприятному факту.
 
Возможно, такое резкое неприятие вызвано моей нелюбовью к российским телесериалам. Например, стиль игры актера Сергея Пускепалиса помешал мне как следует оценить неплохой фильм Алексея Попогребского «Простые вещи». С другой стороны, в «Громозеке» немало забавных эпизодов, и мои ощущения во время просмотра напоминали эмоциональные «американские горки»: как только я собирался выключить фильм, меня останавливала замечательная сцена, а дальше все опять возвращалось к условным «мыльным» страстям. 
 
Но следующий фильм Владимира Котта – разумеется, художественный полнометражный, а не телесериал, я обязательно посмотрю.