February 15th, 2012

belmondo

О двух видах обусловленности

Оригинал взят у schwalbeman в О двух видах обусловленности
Пространная цитата из Хазина, но не ради самого Хазина, а чтобы сделать некоторое обобщение (оставайтесь с нами):

Европа напечатала одним мановением кнопки от 500 до 700 млрд. евро в декабре месяце. Чем вызвала глубокое уныние у всех продавцов сырья в мире, которые тяжким трудом на галерах заработали себе сотни миллиардов, а некоторые такие как Китай, правда они не только нефть продавали, 3 триллиона, Япония триллион, мы заработали полтриллиона. И вот эти гады, я не побоюсь этого слова, одним движением кнопки, нажали и бац – триллион долларов. Я сразу же вспомнил, что лет 15 назад, еще в бытность мою начальником департамента кредитной политики министерства экономики я все время объяснял нашим либеральным друзьям, в том числе и Минфине, в правительстве, ребята, зачем мы делаем эти либеральные реформы, давайте лучше сделаем правильную финансовую систему, чтобы в нужный момент можно было одним движением кнопки, дальше вот по тексту. Мне сказали, нет, ты не понимаешь, что нажатие на кнопки это противоречит нашим идейным либеральным монетаристским принципам, и цивилизованные страны так не делают.


Это старая такая печальная история: Аргентине тоже категорически не разрешали преступать либеральные принципы, пока страна чуть было не загнулась. И вот теперь мы видим, что наши вселенские учителя, когда припекло их самих, совершенно не боятся нарушать свои же установления.

А почему? Потому что установления эти – для благополучных и обеспеченных обществ и притом для бескризисных ситуаций. Только в таких обществах и ситуациях они работают. Просто потому что все эти либеральные экономические принципы связаны с некоторыми косвенными накладными расходами, которые не каждая экономика может нести. Сами учителя мира прекрасно это понимают – и именно поэтому при первом же клевке жареного петуха сделали для себя любимых приятное маленькое исключение.

А теперь предлагается отступить на шаг в сторонку и окинуть взглядом более широкую картинку, вмещающую принципы не только либеральной экономики, но и политического строя. К последнему хазинское наблюдение (и мой к этому наблюдению комментарий) относятся в полной мере. Запад требует от остального мира соблюдения правил, нормально работающих только в условиях "все хорошо". Социальные технологии "демократической обоймы" совершенно не приводят к экономическому процветанию, у них другое предназначение: стабилизировать общество в условиях, когда это процветание уже достигнуто. Демократические и гражданские институты стоят очень недешево. Все эти честные прозрачные выборы, неприкосновенные журналисты, общественные организации – все это не только не по карману нам, но скоро станет не по карману даже им, там, в Валиноре. Да, мы еще не дождались завинчивания демократических гаек в странах золотого миллиарда (хотя бутончики уже налились) – но надобно же хоть пытаться заглянуть на пару ходов в будущее. Печатание триллионов Европой тоже когда-то казалось фантастикой. А вот поди ж ты.

Казалось бы, очевидные вещи излагаю. Или во всяком случае, очень простые. Однако целая Болотная площадь этого не понимает: не объяснили.

А вот несколько менее очевидное замечание.

Картинка запущенного печатного станка, во мгновение ока создающего ничем не обеспеченный триллион, дает второе, альтернативное объяснение неприживаемости, неусвояемости западных социальных технологий на Незападе (из которого нас интересует, главным образом, Россия-матушка). Первый ответ широко известен, он состоит в российской особости, принципиальной культурной несовместимости с западными достижениями. Прекрасный образец такого рассуждения см. здесь. Это националистический, почвеннический ответ.

И вот, глядя на то, с какой лёгкостью Запад отрекается в кризисных ситуациях от собственных принципов, можно сформулировать "имперский", "интернационалистический" ответ, комплиментарный к первому: западные социальные технологии вполне универсальны, без каких-либо исключений. Не функционируют же они в России постольку, поскольку для этого не достаёт материальной базы (под которой следует понимать как определенный уровень зажиточности широких слоев населения, так и устойчивость этого уровня).

В отечественной политической поп-культуре все стоит на голове, болтая ножками в воздухе. Поэтому "имперский" дискурс у нас, фактически, приватизировали националисты (соглашающиеся с Вашингтоном по вопросу об универсальности западных ценностей), а "имперцы", наоборот, склоняются к националистическому дискурсу, придумывая того ради разные суверенные демократии и прочие замечательные конструкты. Но это квипрокво не должно сбивать нас с толку.

Касательно того, какой взгляд на вещи ближе к истине, я полагаю, решение даст история. Вопрос о приложимости западных социальных практик к российской ситуации есть вопрос не гносеологический, а прагматический. Ответ на него не может быть найден теоретически, а должен быть сконструирован. В некотором роде, сама истина здесь подлежит ваянию. Я имею в виду, что от того, какая партия победит, будет зависеть истинность утверждений не только о нашем настоящем, но и о нашем прошлом. Отчего мы не Запад? Оттого, что мы унаследовали от Византии её неискоренимые византизмы, или оттого, что банально не накопили жирка?

А ключ к успеху, как нас учил тов. Гегель, в синтезе противоположностей. В настоящее время удовлетворительной идеологии, осуществляющей этот синтез, нет, её ещё предстоит создать.
promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
belmondo

О тревожной молодости

Оригинал взят у schwalbeman в О тревожной молодости

Иванов-Петров долго размышлял о причинах ностальгии по сталинским временам и после (по его словам) долгих раздумий и напряженного анализа осознал вдруг, что причины тут чисто психологические: люди всего лишь скучают по собственной молодости; ничего объективного в ностальгии по сороковым-пятидесятым нет. В. Смирнов и Нина фон О., обсуждая этот обескураживающий вердикт, не могут понять, что раздражает их сильнее: несоответствие вердикта истине или ветхость открытия, подаваемого автором как новейший результат (я, как сейчас помню, на советских кухнях это рассуждение слыхал нежным отроком в 80-х годах). Ну да ладно, Слейпнир о восьми ногах, а и тот спотыкается.

Для меня этот казус с психологическим объяснением ностальгии по царствованию дяди Джо - очередной повод порефлексировать над методологическими вопросами. Вы о чем думаете, когда видите этот трёхкратный интеграл, спросили студента-кавказца. О жэншынах! А почему о них? А я завсегда о них думаю! У меня примерно та же история, только предмет напряженных дум немного другой.

Во-первых, надо бы преодолеть рвотный рефлекс и перелистать "Открытое общество" К. Поппера. Там где-то он формулирует императив, которого я более ни у кого не встречал (а между тем своей боянистостью эта мысль существенно превосходит открытие Иванова-Петрова). Передаю своими словами: в дискуссии (воображаемой или реальной) никогда не задаваться мыслью о том, какова мотивация оппонента, но концентрироваться на качестве его суждений. Их истинности или ложности, обоснованности или необоснованности, фальсифицируемости, верифицируемости и пр. Ибо поиск скрытой мотивации есть оружие обоюдоострое. Виктор и Нина (если бы были поагрессивнее) могли бы тоже задаться вопросом о том, какие именно психологические причины препятствуют кое-кому видеть объективную составляющую в ностальгии по некоторым главам отечественной истории. Слава Богу они не задались. А кое-кто с планкой пониже, мог бы вообще задуматься, а не заплатили ли известному блогеру подлинные виновники непопулярности в России демократических идей ДЕНЕГ за существенное преувеличение роли возрастной психологии в формировании политических симпатий российского избирателя. Вот так вот тупо и вульгарно, денежек, чистоганом-с. Ибо надо же как-то объяснять угасание искреннейшего энтузиазма в области народного волеизъявления, отвлечь внимание от промотанного либералами кредита доверия, выродившегося в нынешнее "да делайте с нами что хотите". Вообще, чем ниже собственная планка, тем проще придумать "истинные" причины для убеждений, с которыми сам не согласен. Хорошо, что у Слейпнира целых восемь ног и спотыкается он нечасто.

Как известно, самые бесправные люди - это пациенты психиатрических лечебниц. Их никто не слушает, ибо считается, что за них говорит их болезнь. Находя психологические (классовые, национальные) предпосылки позиции собеседника, мы низводим его до Канатчиковой дачи. Лишаем слова, передаём микрофон бессознательному. Это убивает диалог. Иванов-Петров мог просто сказать "я больше не разговариваю с ностальжистами по Усатому". Он так и сказал, просто можно было этим ограничиться, не лезть в психологию. Ибо это движение мысли - волюнтаристское, не гносеологическое. Вопрос действия, не познания.

Забавно что Поппер сам никогда своему принципу "недодумывания за собеседника тайных причин" не следовал. Он формулирует его, кажется, лишь однажды, в целях обороны, разумеется. Переходя в наступление, Поппер всегда забывает о собственном гениальном открытии и никогда не брезгует указать "подлинные" (qui podest) корни того или иного мировоззрения.

Во-вторых, психологическое открытие Иванова-Петрова напомнило мне старую истину (Лакатош? Гегель!): факты не могут опровергнуть теорию. Если последняя противоречит фактам, то тем хуже для фактов. Теорию может похоронить только другая теория. Тезис И.-П. не совсем в ладу с наблюдениями; вот и замечательный повод поупражняться. Спасём рядового Райана, в смысле, теорию тоски по юности от оскорбительных свидетельств наблюдаемой реальности.

Обозреваю мысленным взором своих знакомых, запятнанных грехом ностальгизма. Тридцать девятый год рождения, шестьдесят какой-то, пятьдесят где-то там пятый, ещё пятьдесят какой-то, юноши восьмидесятых годов (глупые, не понимают, что репрессии же были, лагеря... ладно, что с них возьмёшь). Ну и я сам, семьдесят четвёртого (увы, я тоже грешник великий: ничего не могу с собой поделать). Чуть не забыл, подлинкованные выше Нина (младше меня) и Виктор (чуть старше). Когда там у них была юность? Не вполне в сороковые. У кого при Брежневе, у кого при Хрущове, у кого и в девяностые. Как будем объяснять? Будем объяснять тлетворным влиянием старшего поколения. Оно так сильно ностальгирует по своей молодости, что индуцирует соответствующие переживания в неокрепшем юном мозгу (сам я, похоже, какое-то исключение - моё детство прошло в семье латентного диссидента). То есть сидящий в двадцати метрах от меня тридцатилетний сталинист грезит не своей, а чужой юностью: своя-то у него при Чубайсе прошла.

А что делать с контрпримерами противоположного характера? Чем объяснить малую распространённость ностальгии по девяностым? Я её в чистом виде, вроде бы, только у Д. Ольшанского и встречал. Или это прорежется к пятидесяти годам, сейчас время ещё не приспело? То-то мужики удивятся. Вот мой лет тридцати же сосед по лестничной площадке, совершенно не сталинист. Обсуждаем с ним поведение дам, не подходящих к дверям квартиры на звонок. Реакция соседа: "кто к дверям подходили, те в девяностые насильственным образом вымерли. Естественный отбор". И что же, этот человек всплакнёт по девяностым через двадцать лет? Трудно поверить, слишком сильны отрицательные коннотации, но, с точки зрения Иванова-Петрова, как минимум у некоторых это произойти должно. Как будем спасать теорию? А всё так же. Наверняка дедушки с бабушками накапали юноше на мозг. Отняли у человека молодость, он теперь даже не понимает в какое чудесное прошла его тревожная юность.

Вот и спасли рядового Райана. Сказочке конец, а мне пора перекрывать поток сознания.
belmondo

Текущие книги

Оригинал взят у ninaofterdingen в Текущие книги
Как раз когда в жж началась политическая зима, я скачала "Аттические ночи". Сначала я просматривала ленту и книгу параллельно, но с ростом накала политических страстей оставила  только книгу. По структуре выходит то же самое - много не связанных между собой коротких историй и рассуждизмов, однако насколько Геллий свежее и интереснее! К тому же не надо сильно погружаться, можно в любой момент бросить и отвлечься, что в моем положении важно. Там еще много читать, может на зиму и хватит. 

Последнее время меня тянет на эпос. Не говоря о "Красной скале", всю осень читала "Войну и мир". Теперь нашла ещё Толстого, читаю "Хаджи-Мурата". Кроме того мне сказали, что финал по структуре похож на финал "Полковнику никто не пишет". Если понравится, придется читать и "Полковника...". Да, я люблю Маркеса и перечитала кучу всего, включая второстепенные какие-то рассказы, но что касается этой повести, несколько раз захлёбывалась в самом начала. Почему бы это? Даже теперь, пишу, но совсем не уверена, что прочитаю.

Шефнер, "Счастливый неудачник". Очень милая книжка. Интересно, что детское увлечение Шерлоком Холмсом в то время показано здесь и в "Зелёном фургоне". Видно, откуда оно взялось и как долго сохранялось. В десятые-двадцатые было первое увлеченное поколение, далее родители по старой памяти предлагали этого автора детям, пока всё не сошло на нет в наши дни. По моим наблюдениям, современным детям это совсем неинтересно, рассказы о Шерлоке Холмсе они не читают - слишком длинно, слишком сложно, слишком мало действия и слишком много слов. Почти сто лет продержалось, немало. Кажется, Жюль Верн отвалился раньше... Вообще, интересно было бы посмотреть, как отличается наше восприятие викторианского социального оптимизма тогда, по горячим следам, и сейчас, когда идет вторая волна.

belmondo

Об идеях, конструирующих реальность

Оригинал взят у ninaofterdingen в Об идеях, конструирующих реальность
Ностальгия по, объясняемая молодостью вспоминающих это прямо по Толстому или Попперу. Нет теоретической истории, нет  истории в реальности, нет исторических событий, всё всегда одинаково, все постоянно крутятся на нижних этажах пирамиды Маслоу и ничего со временем не меняется. Странно встретить этот взгляд на мир именно в этом журнале, хотя вообще-то он довольно распространённый. Древние греки восхищались Леонидом и его спартанцами только потому, что были тогда молоды, а остальным (кстати, каковы их общие характеристики как группы?) оставалось только терпеть, и мы даже не можем себя утешить тем, что терпеть им пришлось недолго или нечасто. В данном же случае сталинские времена это Война, Победа и трансформация Империи во Всемирный Союз. Если когда и происходили значимые исторические события, то именно тогда. Не один Гёте мог понимать, что присутствует при историческом событии и рождении нового мира, у нас это было доступно миллионам. И отсутствие новых босоножек тут также иррелевантно как и толстые ляжки Наполеона. Очень жаль тех, кто не видит другого смыслового уровня событий.
belmondo

Какого же черта вы всё ноете?!!

Оригинал взят у bvi в Какого же черта вы всё ноете?!!

Из оффлайн-интервью Бориса Стругацкого

       Уважаемый Борис Натанович!
       Не могли бы Вы объяснить причины, по которым практически все участники Вашего Семинара придерживаются столь просоветских, а часто и откровенно тоталитарных, взглядов?
              ullaeg, Украина
       Слава богу, насчет «практически всех» Вы, что называется, хватанули, но тенденция безусловно есть, есть тенденция, и было время, когда я испытывал самую серьезную озабоченность по этому поводу. Все понятно, разумеется: крушение больших надежд, нежданно неприглядный лик Свободы, потеря ориентиров, какая-то сицилия вместо швеции... Разочарование оказалось слишком велико, а жалкие плюсы только раздражали, полураздавленные железобетонными минусами. В этой ситуации очень трудно оказалось сохранить верность либеральным принципам, взращенным в эпоху тоталитаризма. Я, например, готов все простить Новому времени за возможность свободно получать любую информацию – из «моих» газет, из «моего» радио, не говоря уж об Интернете. Я вижу полки нынешних книжных магазинов, и я испытываю прилив радости и сил, невозможный 30 лет назад. Эскапады начальства, танцы-шманцы опереточных наших партий, мафиозные разборки, – все это кажется забавным и вовсе не опасным, в сравнении с чугунными тюремными решетками времен застоя. Меня совершенно не раздражают (и не интересуют) кошельки олигархов, а когда я слышу зловещее болботание демагогов «об обнищании народа», я сразу же вспоминаю дворы и прилегающие к моему дому улицы, заставленные иномарками сплошь и навсегда. «Прогресс, ребята, движется куда-то понемногу. Ну и слава богу!» Мобильники, компьютеры, дивиди-плейеры, президент со своим твиттером, премьер с сомнительными, но оригинальными шуточками, «31» на Триумфальной, реформы, реформы, реформы (все как одна провальные, но ведь – много!). Жизнь кипит и бурлит, все (или почти все) идет не так, как мы ждали при совке, но ведь идет же, черт возьми, не увязла (еще) в болоте... Какого же черта вы всё ноете и призываете себе на голову снова чугунную державность и Порядок имени Железной руки и Костяной ноги! А может быть, все дело лишь в том, что с младых ногтей приучены вы «быть против»? И раз начальство исповедует либерализм, значит, мы будем исповедовать державность? Что ж, это не самый плохой вариант, да только вот начальство уже лет десять, как либерализма бежит и норовит исповедовать как раз державность с национализмом. Значит?..

Collapse )
belmondo

блять завоевать их. .и фамилии переменить.. на Ивановых/Сидоровых

Оригинал взят у web_mistress в Извините, не могу не... Esquire
Цифра дня: 2,86% — столько голосов на семерых получили оппозиционные кандидаты на пост президента Туркменистана
Какагелди Абдыллаев,
Сапармырат Батыров,
Реджеп Базаров,
Эсендурды Гайыпов,
Гурбанмаммет Молланыязов,
Ярмухаммет Оразгулыев
и Аннагелди Язмырадов по итогам состоявшихся 12 февраля выборов.
Действующий президент Гурбангулы Бердымухамедов получил 97,14%.