April 19th, 2014

promo marss2 июнь 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
belmondo

Бычки в томате и морская граница с Украиной

- У меня жуткая депрессия: я такая толстая и одинокая!
- Да что вы говорите Сарочка, вы - толстая?! Не может быть, где? Покажите!
- Ой, Моня, я вас умоляю, может вам ещё показать где я одинокая?!
belmondo

Перепост Призвание

Оригинал взят у ad_cash в Призвание
Болтал тут с киргизкой-убирашкой - люблю я иногда поговорить с персоналом.

Сначала - ничего интересного, все как у всех: дома работы нет, а если ты не из правильной семьи и клана то надеяться не на что, про брата, который в Оренбургской области успел гражданство купить за 80 000 рублей, а она не успела, а теперь уже так не получится. Про то, что брат сейчас участок получил, как многодетный, и дом хочет строить. Но жить - все равно дома, хотим, здесь не хотим, здесь только деньги.

- А живешь ты здесь где? - спрашиваю.
- А живем мы, - говорит, - у хохлов.

Вот тут мне стало интересно.

Выясняется: семья хохлов, муж и жена, довольно молодые ребята, сняли двухкомнатную квартиру. В одной комнате живут сами, а в другую заселили четверых киргизок. С каждой по 10 000 рублей в месяц. Всё организовано четко: в холодильнике для них выделена отдельная полка. Если мимо поставишь, то реквизируестя в пользу хохлов. Посещение мест общего пользования - по расписанию. Одна загрузка стиральной машины - 500 рублей. После 22:00 любое хождение по квартире строжайше запрещено. А 20 числа каждого месяца - киргизка говорит - мы гуляем, домой не приходим: хозяйка за деньгами приезжает.

Я тут вспомнил все эти анекдоты детские еще:

- Отдай собачку, живодерка!

И подумал, что если молодое украинское государство выживет, дай Бог ему здоровья, то если какое место хохлы и смогут занять на мировом рынке, и какую нишу в международном разделении труда, так это поставки вертухаев разного рода.

Есть у них к этому какая-то природная склонность и прирожденные способности.

========================================================
Collapse )


belmondo

Поздний СССР

Оригинал взят у foxhound_lj в Философическое письмо

Самое забавное, что националисты-уменьшители, мечтающие о маленькой гемютной Чехии и критикующие СССР за "имперство", совершенно не понимают, что Союз как раз и был той страной, где их мещанские идеалы одержали-таки полную победу, завоевав умы сверху донизу. Советское государство никогда и не помышляло ни о каких имперских амбициях, проект так называемой "мировой революции" был оставлен почти сразу, как только новые хозяева страны немного огляделись. И с этого момента уже ни о каком стремлении советской политической элиты к величию, да и вообще к геополитической субъектности (что, собственно, и называют имперскими амбициями), речи не шло. Напрягите воображение, представьте себе внутренний мир члена какой-нибудь элитарной советской семьи из Уютных Арбатских Двориков™ 50-60-х годов... Это ведь будет идеальный буржуа-филистер, Человек Крылова, чьи основные устремления — статусное потребление, личный комфорт и, разумеется, Святая Европа. Возьмём Л.И.Брежнева — чем он нетипичен как буржуа, чем неидеален с национально-демократической точки зрения? Разве что этническим происхождением, но в остальном-то...

Именно такие люди и правили Советским Союзом. Впрочем, население вполне разделяло их мировоззрение. Уж в чём-чём, а в этом аспекте наблюдалось трогательное единство народа и власти. Советскому человеку вряд ли удалось бы себе представить, что чувствовали немцы на факельных шествиях 1930-х, или отправляющиеся на службу в колонии новоиспечённые британские офицеры, или солдаты армии Наполеона у пирамид, или испанские гранды у карты глобальных владений их империи, или викинги, всматривающиеся в полоску франкского берега на горизонте, который скоро будет принадлежать им, или топающие на завоевание всё той же Галлии римские легионеры. Тех, кто мог бы, кто понимал, не абстрактно-теоретически, а нутром, что означают слова "бремя белого человека", на весь Союз было три с половиной анонимуса, да и тех воспринимали как сумасшедших, если они по наивности осмеливались поделиться своим видением с окружающими. С тех пор ситуация ничуть не изменилась — хотя, казалось бы, национальное унижение последних десятилетий должно было бы разбередить у русского народа эти раны. Но — нет.

Советский Союз (то есть его политическая элита) никогда не стремился быть великой державой; пожалуй, он не стремился даже к полноценному суверенитету. Все признаки величия достались этому государству случайно, как побочный эффект решения текущих внешнеполитических проблем. На место одной из двух сверхдержав СССР был вознесён автоматически, по итогам мировой войны, но разве сам он хотел достичь этого положения? Произошедшее — целиком вина внешних обстоятельств, на железную причинно-следственную цепь которых не могла бы повлиять ничья воля. Унаследовав от Российской Империи великодержавие и нереализованный научный, промышленный и военный потенциал, СССР получил весомый шанс не проиграть войну сразу, потеряв суверенитет и надолго (а то и навсегда) угодив под чужое влияние, как это произошло с европейскими государствами. Ему удалось воспользоваться этим шансом — и дальнейшее развитие сюжета закономерно вознесло его на самый верх. Но это положение было неуютным для советского истеблишмента. Истеблишмент не хотел бороться за мировое господство, он даже не понимал, что это значит. И кончилось всё так, как кончилось. Правы те, кто утверждает, что РФ представляет собой логичный результат дальнейшего развития Советского Союза, а не что-то альтернативное. Но правы будут и те, кто скажет, что Союз представлял собой химически чистую модель российского государства, каким бы оно было, если бы после революционных событий начала двадцатого века к власти в России пришли нацдемы современного толка. Не считая ряда незначительных мелочей, это государство во всём было бы подобно Союзу, и кончило бы примерно так же — "Эрефией". Стартовые условия и мотивации правящего класса жёстко задают облик будущего государства. Если изначально у нас огромная страна с невероятным потенциалом, но правят ей хоббиты духа, результат будет немного предсказуем. К величайшему сожалению, СССР никогда не был Мордором, он был Широм. Шир на одну шестую суши.

belmondo

Про дедушку

Оригинал взят у kouzdra в Про дедушку
lev_usyskin недавно высказал по поводу дедушки Ельцина то, что я и сам последнее время думаю и хотел написать:

Глядя на нынешние украинские турбулентности, как-то несколько по иному стал оценивать Ельцина и его друзей, которые, при всех тогдашних эксцессах, ничего сомасштабного не допустили в 91-93 гг. Все ж, сильный был политик - этот свердловский крокодил.

В том смысле, что вместо "давительной" риторики в которой сейчас упражняются киевские власти (и на которой погорели молдаване, грузины и проч, да и украинцы тогда чуть не потеряли крым), Ельцин трезво оценил имеющиеся у него ресурсы, сказал "берите суверенитета сколько унесете" и стал торговаться и интриговать - в результате более или менее мирно пройдя через период практически отсутствующего государства и "собрав" его. Сбой вышел только в Чечне.
Collapse )
belmondo

Крапивин и смерть

Оригинал взят у pavell в Крапивин и смерть
Советские детские книги, равно как и советские концлагеря для подростков ("колонии" в макаренковском смысле или та же "Каравелла" Крапивина) создавали недостижимый этический идеал "советского пионера и школьника", неестественно порядочного и преданного друзьям, готового во имя честности и дружбы пойти на смерть (персонажи Крапивина совершают самоубийство практически всегда).

Герой Крапивина - это советский "одноразовый солдат" - камикадзе. Он должен пойти на фронт (разумеется, не умея стрелять, ведь он "мушкетер"), а дальше - броситься на танк с гранатой, помереть максимально быстро и эффективно, чтобы не затруднять родное государство тратами на кашу и медикаменты.

Советская детская литература играла роль отборочного сита, позволявшего отстранять от участия в жизни и политике людей, способные предъявить Советской власти этические претензии - в нечестности и непорядочности. ***

Таковые либо погибали в одноразовом броске под танк, либо всю жизнь мучились, что не сделали этого по модели: «Все друзья бросились под танк, а я выжил. Выходит – мразь, предал друзей».

Нагибин всю жизнь страдал, что "Оська" и "Павлик" погибли, а он, подлец, уцелел.

Советская власть тыкала трупами мертвых пионеров в морды живым, нагло предъявляла этические претензии от их имени. Дескать, вы, гниды, под танком не сгорели, кайтесь перед погибшими и "Софьей Власьевной". Рот на замок и не сметь предъявлять претензии начальству.

Но если в сталинские годы конструирование из школьника "Тимура" было осмысленно - великий вождь собирался воевать с помощью одноразовых солдат, то поздний СССР официально отказался от войны и производил мерзкий дискурс по инерции.

Парадоксальным образом подлинный крах советской детской литературы настанет тогда, когда её читатели вместо самоубийств займутся политикой.

Иначе говоря - начнут предъявлять этические претензии власти.. *******Это и означает смерть «крапивинского человека» как разновидности гегелевского разорванного сознания.

Лучший ответ советской "системе", тыкающей вам в нос трупом дохлого пионера - снести саму систему. Так преодолевается разделение советского недочеловека на совершившего одноразовое самоубийство героя и по недоразумению живущую милостью Советской власти гниду. Получается просто человек.

(спасибо Андрею Ашкерову, навел на мысль).
belmondo

Неразорвавшийся снаряд или критические заметки о Крапивине

Оригинал взят у pavell в Неразорвавшийся снаряд или критические заметки о Крапивине
Продолжу критические заметки про советскую детскую литературу.
пример замечательный роман Крапивина «Трое с площади карронад», в котором «никто не разбился» и не совершил самоубийства.

Однако эта точка зрения не верна. Базовый эпизод книги – маленький мальчик прет к черту на рога неразорвавшийся снаряд. Чтобы «спасти всех», разумеется. Снаряд не взрывается, мальчика в конце концов награждают. Однако на этом примере легко продемонстрировать советское отношение к людям вообще и к детям в частности.

«Маленький мальчик гранату нашел…». Что ему следует делать? Если по-умному – отбежать на километр и обратиться в милицию. Милиция вызовет саперов. А саперы взорвут снаряд на месте – переносить могущий в любой момент сдетонировать смертельный груз даже опытнейший сапер не будет, ибо ошибается он только один раз.

Крапивин дает образец поведения, перпендикулярный правильному. Если реальный мальчик обнаружит снаряд и попытается куда-то унести, быть мальчику без головы, без рук, без ног. Иначе говоря, «Трое с площади карронад» программируют советских пионеров на самоубийство.
Collapse )
belmondo

Павел Святенков

Пример чудовищности советской детской литературы – рассказ Пантелеева «Честное слово». Краткий сюжет – ребята играли в войну и поставили мальчишку «часовым у склада». Дальше игра закончилась, дети разбрелись по домам есть и спать, а мальчик, давший «честное слово», всё стоял и стоял на посту.

«Снять часового» удалось, только найдя реального «красного командира», каковой и приказал «часовому» покинуть пост.

Рассказ бредовый. Во-первых, с точки зрения Устава часовой должен подчиняться непосредственному начальнику и сверхфигурам вроде Маршалов. То есть чувак не имел права пост покидать по приказу первого попавшегося командира. Будить следовало сидящего дома «Петьку», в рамках игры бывшего «разводящим».

А во-вторых… При чём здесь «честное слово»? Чем отличается ребенок от сумасшедшего?
«По дороге,
по панели,
бегал Васька
по панели
и кричал он:
"Ду-ду-ду!
Я теперь уже не Васька…
Я теперь уже не Васька,
я почтовый пароход».

Васька – шизофреник? Нет, ибо ребенок от психбольного тем и отличается, что видит разницу между жизнь и игрой. Ребенок может быть «летчик» в игровой реальности и обычный «Васька» в жизни. А сумасшедший действительно считает себя собачкой и действует соответственно.

Потому героя Пантелеева в военкомате наверняка бы комиссовали в связи с психическим заболеванием. Ибо человек, не видящий разницы между реальностью и игрой, попросту опасен.

Так что советская детская литература готовила не «честных людей», а законченных психов даже в таком простом вопросе, как честность.
belmondo

Издалека-2. Why they fight.

Оригинал взят у 17ur в Издалека-2. Why they fight.
Этот текст, в отличие от предыдущего по теме, не заключает в себе советов или призывов. В данном случае Вы читаете сугубо диванные размышления человека, чья осведомлённость об украинской ситуации оставляет, по его собственной оценке, желать лучшего.

Сказанное мною не имеет пропагандистских целей, это попытка разобраться в происходящем, сформировать о нём собственное, частное мнение и записать выводы, из такового следующие.

То, что я нахожусь вдалеке от Новороссии и гораздо менее эмоционально вовлечён в тамошние события, нежели люди, участвующие в них, даёт мне одно немаловажное преимущество. Мне удобнее рассуждать, кто и кому противостоит на Украине, и каковы ставки в этом противостоянии.

Видите ли, противоборство политических тел всегда было, есть и останется оболочкой, скрывающей противоборство правд, различных представлений о справедливости.

Самим участникам противостояния это вовсе не очевидно, более того, вредно - гнуть свою линию гораздо проще и легче, когда она, линия, осознаётся единственно возможной, а всё, что не она, понимается, как её намеренное искажение, усечение, рекомбинация её обрывков.

Такой подход - "правда на свете всего одна, и она моя" - спасает от излишней умственной нагрузки на тему "а что, если они тоже правы".

Кроме того, он избавляет от необходимости соблюдать протокол отношения к противнику как к равному, полагая противника морально, а иногда и умственно ущербным и нуждающимся в спасении хотя бы и против его воли. С сумасшедшим не дуэлируют, его скручивают вдесятером без малейшей оглядки на его достоинство.

Если принять, что правд может быть несколько, то тогда гнуть свою линию надо только и именно потому, что она своя - а это, хоть и правильно, но по разным причинам намного труднее и сложнее.

Collapse )

belmondo

Педагогическая поэма

Оригинал взят у nikolaitsch в Педагогическая поэма
Срач вокруг сериала «Школа», который я не смотрел, но естественно осуждаю, заставил и меня вспомнить бурную педагогическую молодость. Опыт мой не обширен: две смены в лагере (от моторного завода с соответствующим контингентом) да две четверти в школе. Где вел параллельно класс для продвинутых детей и для трудных подростков. Я не знаю, как там сейчас дела обстоят в детских лагерях, но сильно подозреваю, что если что-то и изменилось, то очень не многое. А потому мой опыт, пускай и давний, все еще актуален.

Дисклеймер: вся классическая педагогическая литература сегодня - бесполезная макулатура. Единственный, кто может вам помочь, если не конкретным советом, то пускай общим направлением движения мысли – Макаренко. Он имел дело с малолетними преступниками и только его опыт считается.

У вожатого есть два главных правила:
Правило первое – сдать такое же количество пионеров, какое получил в начале смены.

Можно слегка поюзаных, но не без сильных повреждений.
Правило второе – не сойти с ума.

Все остальное подчиняется этим двум правилам. Все вытекает из них. Если что-то одному из правил противоречит – оно вредно, если выходит за рамки – бесполезно.

Вожатый должен сразу и полностью осознать: дети – не цветы жизни, не ути-пуси, не «наше будущее». Дети – это зверье. Еще не взрослые особи, так – звереныши, но уже с зубами. Главная их цель в жизни – причинить вред вам, себе, окружающим, личному и казенному имуществу. Вам нужно защищать все перечисленное причем именно в указанном порядке.

Вожатый не должен пытаться стать детям другом. Панибратство до добра не доводит. Очень неплохо, если они вас уважают и даже немножко любят. Но! Внутри у них должен сидеть Страх Божий. Если этого страха нет, надо его в них поселить. Хорошо работает профилактика. Раз в два-три дня мы с моим другом Стасом заходили в домик с обоих сторон (было два выхода), держа в руках мокрые, завязанные узлом полотенца. И легонько проходились этими полотенцами по пионерам. «За что» – спросите вы? Вот и пионеры спрашивали. На что мы резонно отвечали, что «Было бы «за что», вообще убили бы нафиг».
Collapse )
)