April 28th, 2014

belmondo

Максим Соколов. Непозволительная роскошь

Споры касательно позиции России в нынешнем украинском конфликте одних откровенно пугают, ибо так полемизируют накануне большой войны, других, напротив, воодушевляют: «Вперед, и горе Годунову!». Но как пугающий, так и бодрящий эффект имеют одну и ту же причину: полемика носит ценностный характер. Тяжущиеся стороны отстаивают свою точку зрения на то, можно ли вообще поступать так, как это делает Россия.

Одни говорят, что можно, ибо суть внешней политики была и остается неизменной — отстаивание своих интересов всеми возможными средствами. Лучше мирными, но иногда приходится и не совсем мирными, которые тоже зарезервированы у всякой суверенной державы.

Другие произносят слова «Сталин» и «Гитлер», имея в виду, что средства, применяемые Россией, подобают лишь государству, возглавляемому лидерами такого типа; все же мало-мальски приличные нации от таких средств воздерживаются.

Иначе говоря — о принципиальной дозволительности или недозволительности применения или угрозы применения силы вне зависимости от того, какая держава к силовым аргументам прибегает. Хоть Сияющий Город на Холме, хоть какая-нибудь ничуть не сиятельная Эфиопия.


Некоторым особняком в универсалистском хоре стоит выступление руководителя Экономической экспертной группы Е. Т. Гурвича, который прибегает не к абсолютным и моральным аргументам, а к внеморальным и по природе своей относительным. Не поминая Гитлера всуе, он ограничивается указанием на дороговизну самостоятельной внешней политики: «В принципе общество может решить, что статус великой державы для него важнее долгой здоровой жизни, — оно только должно сознавать реальную цену такого выбора».

Collapse )
Buy for 20 tokens
Вы заметили, с какой скоростью депутаты государственной Думы приняли законопроект, допускающий дистанционную продажу безрецептурных лекарств? С семнадцатого года тянули, думали, думали и вдруг прорыв. За месяц приняли в трех чтениях! (Спешу напомнить, что закон о ратификации 20 статьи конвенции…
belmondo

Максим Соколов Многообразный Советский Союз

Основной упрек русскому президенту и русскому народу все более ясен и суров: Россия после горбачевско-ельцинского порыва на Запад, после четвертьвекового непоследовательного движения европейским шляхом — шаг вперед, два шага назад — окончательно повернула к советскому изначалию. Соответственно, к ней теперь так и следует относиться — как к копии СССР, конечно, много более слабой, но от этого не менее неприятной.

В окончательном приговоре есть своя логика. Противника, т. е. Россию, надо как-то клеймить и сравнивать с чем-нибудь очень плохим. Сравнения с Третьим рейхом, будучи хлесткими и тоже практикуемыми в риторике, имеют, однако, существенный изъян. С одной стороны, такой полемический прием сугубо зарезервирован за мыслителями типа В. И. Новодворской, А. Н. Илларионова, А. Б. Зубова, которых не все считают достаточно вменяемыми и респектабельными. С другой стороны, восприятие Третьего рейха как абсолютного зла может быть нетактичным по отношению к некоторым молодым демократиям Восточной Европы и к их героическому прошлому.

Если политическая мифология современных галичан считается вполне приемлемой (а она считается), практичнее вовсе не поминать Третий рейх ни в каком виде, рассматривая канонизированных на Украине Бандеру и Шухевича как совершенно самостоятельных героев, которым слава. Использование же СССР как тотального пугала и жупела, гораздо удобнее хотя бы потому, что никого из зарубежных друзей при этом обидеть невозможно.



Collapse )