August 7th, 2017

belmondo

про тинейджеров

Сижу, обедаю и наблюдаю за соседним столом компанию школьников.
Им лет по 14-15.
Каникулы - волшебное время. Возраст такой, что ты как бы уже не ребёнок, но ещё и не взрослый, тинэйджер, короче.
Самое идиотское время.
Идиотское потому, что в большинстве своём тинэйджеры пытаются уже вести себя как взрослые, но выглядят как идиоты, потому как видно, что ещё дети.
А те кто ведут себя как дети, выглядят ещё большими идиотами.
У меня был один приятель в детстве, так вот он до 17 лет по-моему, безумно фанател по троллейбусам, бегал на них смотреть, рисовал и всякое такое. Я уже мысленно похоронил его на инфантильном кладбище, но потом, спустя лет 7 встретил и аж выдохнул: женился, детей родил, начал иначе изъясняться, ну типа: приход, расход, бизнес, проекты и так далее. Я его выкопал с того кладбища. Благо мысленно я вообще всё умею. Закопать, раскопать, в космос слетать, та короче всё:))

В общем, не суть. Возвращаемся к столу. Эти все пытаются вести себя как взрослые. У некоторых парней пробиваются усики пушистые такие, у некоторых нет. Кое-кто выглядит на 12 и уверен сильно парится по этому поводу, кое-кто на 17 и уверен считает себя королём маленьких тинэйджерских джунглей. Он пока не знает, что не пройдёт и 5 лет, как всё станет совсем по-другому:)

Они собираются частями. Сначала двое парней, потом двое девочек, потом ещё пару мальчишек, потом снова девчонки.
Пацаны при встрече жмут друг другу руки и приобнимают, похлопывая по плечу, ну типа они из бригады, типа с дела вернулись, типа только выехали из кадра фильма "Форсаж 12 Ukrainian Drift" и запарковались на парковке возле Кловского Лицея, прогулялись до Бессарабки и присели в THE CAKE выпить клубничный смузи.
Хотелось бы, конечно, нормального односолодового вискаря, но кто ж им его продаст-то?:)) Та и вообще, кто из них знает, что такое односолодовый:))

С девочками они здороваются по-другому.
Просто цёмают их в щёчки.
Девчонки отвечают. По лицам видно, что все они. Каждый! Подсцикает слегка оставаться один на один друг с другом: мальчишки с девчонками, девчонки с мальчишками, поэтому встречаются три на три, или четыре на четыре.
Ну вроде как бы: мы взрослые и бесстрашные, ясный-красный, но...с девчонками один на один?
Та нунах! Такой стресс я не переживу!

Collapse )
promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
belmondo

C.C. Catch - Back Seat Of Your Cadillac и чёлка "навесиком"

C.C. Catch - Back Seat Of Your Cadillac
Гражданка Сисикевич до "пострига" и обесцвечивания. Ачировательно, ящетаю! Печально, что известной она стала уже в оттюнингованном виде.
эти чёлки "навесиком"😂 укладывались сахарно-пивной смесью))

belmondo

про то что бывает по разному

Видела смешной религиозный спор.
Какой-то юзер подкатил к френду с утверждением, что не бывает атеистов в окопах под огнем.
Френд оказался, внезапно, военным и авторитетно ответил, что вообще-то бывает.
Верующий подумал и сказал, что, значит, окопы не те были.
====================

Я как-то сказала очень суеверному человеку, что в юности, веря в приметы, я помыла пол за неприятным человеком и она все равно продолжила приходить.
Ответ был фееричным: значит плохо помыла!!!


https://www.facebook.com/ponomareva.ev/posts/1754781467881684
belmondo

они нас не любят

Удивительно что наши люди поражено восклицают: "они нас не любят и даже боятся и ненавидят!"
А вы любите соседей по лестничной площадке а также сверху которые иногда сверлят стены и устраивают весёлые попойки с плясками?
Обратите внимание, они это делают не от ненависти к вам а просто им так удобнее.

Так и мы.
Делали исторически то что нам удобно и часто нарушали интересы соседей, которые хотели делать то что им удобно.
Отчего возникала нелюбовь и даже иногда ненависть.

Дело житейское, всем не угодишь.
Но почему то наши патриоты уверены, что нас таких хороших бескорыстных могут не любить только моральные уроды.
Ведь все наши действия направлены на достижение добра и справедливости в мире!
Мы всегда жертвовали собой для блага ближнего!


Кстати именно так смотрят на мир и американцы.Мы жертвуем жизнями своих солдат ради несчастных туземцев страдающих от ига тирании в дальних странах! А нас почему то не любят?!

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1268718056587650&id=100003484036192
belmondo

таки приехал

Я заглянула в Вики зачем-то и узнала, что в 2013 году репатриантам в Еврейский автономный округ выплачивали 8 тысяч долларов,
и один дядечка из Израиля-таки приехал.


помню, в новости было еще написано, что не известно, живет ли этот человек на территории ЕАО, потому что власти не отслеживают


https://www.facebook.com/ponomareva.ev/posts/1797530436940120
belmondo

История советского шпионского романа - 1

Шамиль Идиатуллин рассказывает про историю шпионского романа в России и СССР и про его короткий золотой век, который, однако, оставил большой след в культуре.
Всем известно, что советское общество было охвачено шпиономанией, особенно ударившей по массовой культуре. Все помнят, что фундамент, на котором росли и крепли подростки великой страны, отлит из песенки про коричневую пуговку, фильмов про акваланги на дне и книжек про майора Пронина, отлавливающего подлых шпионов.
Это ложная память и ложное знание. Шпиономания в течение двадцати лет усердно раздувалась политическими процессами, но даже те, кто верил, что Тухачевский — немецкий шпион, а Берия — английский, не слишком усердно искали империалистический оскал за маской доброго соседа или сослуживца.
Золотая эра шпионских книжек оказалась совсем короткой, уложившись в полтора десятка лет, с середины пятидесятых годов до конца шестидесятых. И быстро стала историей — преимущественно печальной.

Collapse )
belmondo

Продолжение истории советского шпионского романа

Мы знаем все, мы знаем всех

Изменения были революционными — вернее, контрреволюционными.
К тридцатым годам идею мировой революции официально пристукнули, ее адептов приструнили либо выслали, а вавилонский интернационализм завели под единую гребенку со строго определенным количеством зубьев: героям книг и фильмов положено быть русскими с небольшим вкраплением комических, но мудрых украинцев, одним вспыльчивым, но страшно порядочным грузином и нерегулярными представителями Северов или Средней Азии. Стартовали массовые судебные процессы, в рамках которых вредители и враги народа все неизбежней увязывались с представителями иных стран.
Вряд ли кто-нибудь теперь даже в шутку посмел бы отрекомендоваться сыном турецкоподданного. В газетах и массовом сознании чекисты стали прославляемыми героями не хуже летчиков.
Но книг про шпионов почти не было.
Зато были фильмы.

Collapse )
belmondo

Советская тюремная проза без Солженицына и Шаламова

Принято считать, что корпус «лагерной» литературы советской эпохи в первую очередь составляет мемуаристика политзаключенных (распространявшаяся в околодиссидентских кругах), и за литературное отображение ужасов тюрем, пересылок и колымского ада символически отвечают именно те, кто был осужден по многочисленным пунктам печально знаменитой 58-й статьи. С этой точки зрения может показаться, что для писателя пребывание за решеткой — драма всегда нравственная, а ключевой вопрос для героя (и автора) — какова степень падения человека и какими из своих ценностей можно жертвовать, дабы его избежать.

Крайняя точка этого спора — бескомпромиссная позиция Варлама Шаламова: тюрьма есть абсолютное зло. «Автор считает лагерь отрицательным опытом для человека — с первого до последнего часа. Человек не должен знать, не должен даже слышать о нем. Лагерь — отрицательный опыт, отрицательная школа, растление для всех — для начальников и заключенных, конвоиров и зрителей, прохожих и читателей беллетристики» («О прозе»). В кухонных спорах 70-х было принято противопоставлять этому точку зрения другого титана, Александра Солженицына, который искал и находил что-то человеческое в нечеловеческих условиях лагерной жизни, от маленьких радостей до дружбы на долгие годы, и вспоминать Ивана Денисовича, остро ощущавшего удачу каждого прожитого дня.

Однако современному читателю значительно менее известны книги авторов, строивших на тюремном материале произведения не философские, а жанровые, — хроникеров и бытописателей этого странного и страшного подземного мира, отделенного от обычного столь тонкой гранью закона, что они то и дело перетекают один в другой, взаимно разрушая (или обогащая) друг друга.

Collapse )