August 9th, 2018

belmondo

романтика 60ых и новые времена

Мы в тайге веселые огни зажжём,
По тропам нехоженым пройдём,
Тайны гор откроем, города построим,
Новые дороги проведём.
«Песня друзей». Музыка — Т. Хренников, слова А. Коваленкова


Из-за цитаты, приведённой в случайном разговоре N., я вдруг перечитал повесть Стругацких «Хищные вещи века».
Причём даже так — сперва перечитал в Сети сам эпизод, а потом  взял с полки бумажную книгу и прочитал её с начала до конца.

Но  как в былые времена, я прочитал всю повесть, при этом обращая внимание на детали и акценты (как оказалось, я много что позабыл, да и было бы удивительно одинаково воспринимать вещь, написанную в 1964 году, когда читаешь её в 1980 и в 2018 году).

Было действительно странно:  не могу сказать, что оставался адептом братьев-фантастов

(Трудно даже передать, с какой иронией я отношусь к этим адептам) — одним словом, будто Скрудж МакДак вдруг понимает, что только что основал хоспис.
При этом я перечитал ещё одну повесть Стругацких — «Стажёры».

Надо сказать, есть расхожее мнение о том, что как раз на этой повести у Стругацких меняется манера письма и идеологические установки.
Сам Борис Стругацкий в книге «Комментарии к пройденному» пишет: «Всякое мировоззрение зиждется на вере и на фактах.
Вера — важнее, но зато факты — сильнее. И если факты начинают подтачивать веру — беда.
Приходится менять мировоззрение. Или становиться фанатиком. На выбор. Не знаю, что проще, но хорошо знаю, что хуже. В „Стажерах“ Стругацкие меняют, а сразу же после — ломают свое мировоззрение.
Они не захотели стать фанатиками. И слава богу» .

«Стажёры» написаны в 1962 году, и напечатаны в 1963-ем.
«Хищные вещи века» соответственно — в 1964 году и напечатаны в 1965.
Часть читателей не то, чтобы отрекалась от своей юношеской любви к космической романтике, тех книг, но начала потом считать первые повести как бы шкуркой змеи, которую «настоящие Стругацкие» покинули.
Я постараюсь показать, что эти тексты куда интереснее, и именно они дают куда больше знания о политической истории ХХ века (да и нынешней), чем многие другие.
Collapse )
promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
belmondo

феномен советской фантастики - одно будущее для всех

По итогам, я понял, что для меня феномен советской фантастики всё-таки существует (как особое явление).
В США, например, каждый фантаст имел право на собственное будущее.
Он мог описывать, как Земля станет непригодной для жизни в результате ядерной войны, или как в будущем возникнет новое Средневековье, или как землян завоюют инопланетяне, или как земляне завоюют всех инопланетян и объединят Галактику.
Вот что в голову данному фантасту приходило, то он и описывал, насколько хватало фантазии.
В результате мог появится хоть Дикий Запад в космосе, хоть идеальное государство Платона в космосе.


А в СССР было не так.
У нас никто не обладал индивидуальным, частным правом на будущее.
Будущее для всех было одно, и это было коллективное, общее, раз и навсегда обещанное Партией будущее.
Этим будущим был коммунизм.

Путь к коммунизму, жизнь при коммунизме, мистическое сверхбытие в ещё более далёком будущем - все эти концепции были обозначены, но не расписаны.
Тут фантасты должны были думать сами.
Каждый из них мог выбрать собственный период светлого будущего, обозначить для него любые разумные хронологические рамки (хочешь - пиши про 23 век, хочешь - про 41-й) и расписывать детали этого будущего на свой вкус.
Но не более того.
Нельзя было рассказывать о том, как СССР и США в далёком космическом будущем соперничают за контроль над впавшей в варварство земной колонией, где прогрессивным силам противостоят подкупленные американцами реакционеры.
Нельзя было даже подобрать для аналогов СССР и США нейтральные названия, типа "венерианцев" и "андромедян".
Это исключалось общей для всех советских фантастов схемой будущего, где таким сюжетам места не было.

Collapse )
belmondo

фэнтези литература в СССР

Нишу фэнтези в СССР вынужденно занимали произведения, маркированные, как "детская литература" и "сказки".
Таким образом, за основу придётся брать "Волшебника Изумрудного города" Волкова. А для дополнительных деталей - "Золотой ключик" Толстого, куда же без него. Оба автора умудрились проникнуть в Страну Воображения по чужим документам, позаимствовав завязку у иностранных авторов - и заодно проложили путь для всех тех, кто шёл по их следу.
Образ Буратино и образ Изумрудного города оказались настолько устойчивыми, что они пережили даже развал СССР - про Буратино продолжали писать супруги Варгины и Леонид Владимирский (
*), про Изумрудный город - Кузнецов и Сухинов (**).

Общая идея сеттинга - волшебная страна, соединённая особыми переходами с другими волшебными странами (и, возможно, с нашим миром). Этими переходами могут быть обычные на первый взгляд моря-пустыни, но возможны и более экзотические варианты (пещеры, врата). Совокупность волшебных стран, таким образом, составляет цепочку или сеть миров, Волшебный Край, как таковой. Точные размеры Волшебного Края неизвестны, потенциально он безразмерен (хотя и не безграничен, потому что помимо него существует Что-то Ещё).

1. Разумная жизнь в Волшебном Крае представлена тремя типами существ. Это не расы, потому что люди уже состоят из различных рас, и все эти расы равны и равноправны.

Люди - самая распространённая, и, как правило, доминирующая форма разумной жизни в Волшебном Крае. С людьми всё просто. Изначально предполагалось, что все играбельные персонажи будут людьми (более того, провалившимися в этот мир землянами второй половины 20 века), но это быстро исчезло из последующих редакций. Тем не менее, "попаданец" продолжает оставаться одним из возможных архетипов персонажа, в качестве палочки-выручалочки для тех представителей советской молодёжи, у которых с фантазией совсем плохо. 

Второй тип разумных существ - конструкты.
.
Collapse )
belmondo

Сколько ему заплатили? - как работает аргумент платного и бескорыстного суждения.

Есть такая тема, которая всегда занимает общественное сознание, как только оно, общественное сознание, обнаруживает любое суждение. Эта мысль «Сколько ему заплатили?».
Экономическая мотивация присутствует, и при этом всегда является инструментом разоблачения одних экономически мотивированных авторов другими экономическими мотивированными авторами.
В желании понять, в каких экономических отношениях с мирозданием находится автор того или иного высказывания, нет ничего стыдного
Речь идёт о понимании веса слов и механизма суждений.
Мы, так или иначе, находимся в облаке суждений и хотим их понять.
Это облако состоит из досужих мыслей, пересказов наших выступлений и ссылок на интервью и колонки.
Накладывает ли боязнь потерять место некоторую печать на суждения?
Безусловно.
Привязаны ли наши слова к корпоративно-денежным интересам?
Да наверняка.
В желании понять, в каких экономических отношениях с мирозданием находится автор того или иного высказывания, нет ничего стыдного.
Более того, это необходимо для сотворения кумиров: обидно, если вождь вдруг смотрит на часы, прячет ярость в ножны и заказывает такси до дома.
А ты остаёшься посреди площади в недоумении — была ли это служба сдельная или повременная, и все эти мысли печалят тебя несказанно.
Collapse )
belmondo

Ганин А. Семь «почему» российской Гражданской войны

Во-первых, надо сказать, что с историей Гражданской войны нам не очень повезло — в полном соответствии с той мыслью, что история пишется победителями, в СССР начали издавать Историю Гражданской войны и иностранной интервенции, а потом вдруг оказалось, что половина персонажей — враги народа пуще тех врагов, против которых они боролись.
В общем, дело это застопорилось, а мемуары тех врагов, что вовремя уплыли из Крыма на кораблях под трёхцветным флагом издавались у нас редко.
И как всегда, в отсутствии источников, вакуум заполняется массовой культурой — сперва белогвардейцы были чисто звери, потом, в шестидесятые, в фильмах стали попадаться честные люди в погонах, и тут вдруг красные всё проиграли.
И уже красные стали выходить форменными обезьянами, а белые — утончёнными и благородными людьми.

Меж тем Гражданская война была вовсе не противостоянием красных и белых, а трагическим перемешиванием разных цветов, с очень сложными сочетаниями, но непременной примесью крови.

Вот поэтому и имеет смысл обратиться к этой книге.

Во-вторых, «Семь „почему“...» хороша тем, что, как всякая приличная историческая работа свободна от театральных эмоций.
Чем ужаснее давнее событие, тем менее подходит для его описания запоздалая ненависть или гордость не по чину.
Это нормальное научное повествование, с приложенным в конце пакетом документов.

В-третьих, вот вам список тех самых «почему», который пояснит спектр обсуждаемых вопросов:


Collapse )
belmondo

Если не торопиться менять свои убеждения, то можно дожить до их нового торжества

Умер писатель Ганичев.
Ну, да, он был два года главным редактором «Комсомольской правды», и доктором наук советского извода с диссертациями про комсомол (и автором книг «Из истории становления системы комсомольской печати», «Боевой опыт комсомольской печати (1917–1925)» и «Молодёжная печать: история, теория, практика».
Потом времена переменились, и в дополнение к трём советским орденам он получил полдюжины наград Православной Церкви и способствовал канонизации адмирала Ушакова.
Ганичев умер восьмидесяти пяти лет, дожив до того, когда вернулась та риторика, которую он всегда использовал в своей публицистике.
Так устроено движение русской истории, только не всем удаётся дожить до возвращения своих идеалов.
Удивительно мне в этой истории то, как точно подтверждается старая максима о том, что писатель в России должен жить долго.
 Если не торопиться менять свои убеждения, то можно дожить до их нового торжества.


Collapse )
belmondo

об обыкновенных биографиях в необыкновенное время.

Однажды мой добрый товарищ услышал слова некоего олигарха, который пас народы, и впечатлился мыслью этого олигарха о том, что человек, живший в СССР и переживший крах социалистической системы, лучше адаптируется к любым переменам.
Ему легче заниматься предпринимательством или выбирать между авантюрными проектами.
И вот, мой товарищ принялся рассуждать о младших поколениях, которым не сыпались на голову обломки СССР и оттого они, эти поколения, так пассивны и готовы гнуть голову под ярмо.
По мне, так это было чрезвычайно сомнительное утверждение.

Collapse )
belmondo

памятка для сотрудников по противодействию коррупции

памятка для сотрудников по противодействию коррупции на сайте главного управления мвд рф заканчивается следующими наставлениями:

«Проклят, кто берет подкуп, чтоб убить душу и пролить кровь невинную! И весь народ скажет: Аминь!» (Библия, Второзаконие, глава 27, стих 25)

«Дающий взятку и берущий взятку оба окажутся в адском пламени» (Хадис Пророка Мухаммада, Сборник «Сады благонравных» имама Ан-Навави)

«Не извращай закона... и не бери даров; ибо дары ослепляют глаза мудрых и извращают дело правых» (Тора, Дварим, 16.19-20)

В концовке отсутствует буддистский взгляд на взятки. - в нирване карманов нет

Что по этому поводу говорил Заратустра?


https://77.xn--b1aew.xn--p1ai/%D0%B3%D1%83-%D0%BC%D0%B2%D0%B4/Protivodejstvie_korrupcii/Metodicheskie_materiali/Pamjatka_dlja_sotrudnika_organov_vnutren