February 13th, 2019

belmondo

Почему номенклатура не стала защищать Советский Союз?

Рудольф Пихоя – доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории российской государственности Российской академии народного хозяйства и государственной службы.
С октября 1990 г. занимал должность начальника Главного архивного управления при Совете Министров РСФСР; с ноября 1990 г. - председатель Комитета по делам архивов при Совете Министров РСФСР; с декабря 1991 г. - председатель Комитета по делам архивов при Правительстве РСФСР - Главный государственный архивист РСФСР; февраль 1993 г. - январь 1996 г. - руководитель Государственной архивной службы России - Главный государственный архивист России.
* * *
Мне вспоминается один очень важный эпизод, который связан с нашей сегодняшней темой. 19 августа 1991 года начался путч. 21 августа он в основном закончился.
В эти дня я с автоматом в руках сидел в Белом доме, а 22 числа собрался послушать, что скажет стране Горбачев.
Но вместо этого мне пришла команда от президента: поступила информация о том, что в здании на Старой площади уничтожаются архивы, надо срочно ехать на Старую площадь и разбираться.
Это был один из тех приказов, которые не обсуждаются.
Дом на Старой площади обычно был неприступной крепостью: по тротуару ходили сотрудники Комитета государственной безопасности, за ними стояли милиционеры.
Тем не менее, когда мы подошли, выяснилось, что вся охрана сбежала полностью.
Оказавшись почти в пустом здании, мы договорились с милицией, чтобы она поставила по периметру какое-то окружение.
Так я нечаянно оказался в здании на Старой площади, и даже – на пятом этаже, где сидит генеральный секретарь ЦК КПСС, куда вообще никого никогда не пускали.
Все коридоры были завалены толстым слоем бумаги, в углах стояли сломанные бумагорезки, стояли огромные армейские мешки, забитые бумами.
Так на моих глазах рухнул символ Советского Союза – Центральный Комитет КПСС.
Все растворилось, как будто не было.
В 1917 году самодержавие было свергнуто за неделю.
У нас власть развалилась за полтора дня.
Почему это произошло?
Почему номенклатура перестала защищать государство?
Collapse )
promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
belmondo

кадры коминтерна

интересный пример - коммуниста первой волны, те самые кадры Коминтерна
из биографии видно с какими стальными яйцами были эти ребята..
С учетом того что белогвардейцы были народ довольно вялый, а  белые вожди были просто
тухлые,
-  понятно, почему  большевики гоняли белую гвардию  как вшивого по бане

Полина Недялкова (болг. Полина Недялкова; 8 декабря 1914 — 5 января 2001) — болгарский военный деятель, первая женщина-генерал в истории Болгарии[1][2

Родилась 8 декабря 1914 года[2] в Софии, выросла в семье коммунистов (отец Антон Недялков был членом Болгарской рабочей социал-демократической партии тесных социалистов с 1910 года, мать — с 1914 года).
В детстве участвовала в общественно-политических мероприятиях — вместе с другими детьми участвовала в распространении газеты «Работнически вестник», собирала пожертвования на помощь голодающим Поволжья и строительство Партийного дома[3].
Незадолго до начала Сентябрьского восстания 1923 года её отец был арестован, в 1924 году его приговорили к смертной казни и по решению руководства партии он был вынужден нелегально эмигрировать в Турцию.
В 1925 году в Турцию выехали её мать и брат, откуда семья переехала в Москву[3].
В 1926 году, после окончания восьмилетней школы, через Турцию в СССР выехала и Недялкова[3].
В СССР её отец работал в болгарской секции Коминтерна, мать работала в библиотеке им. Ленина, Полина училась в московской школе, там же её приняли в пионеры[3].
Ещё несовершеннолетней она освоила радиодело и научилась водить автомобиль.
В результате, детская мечта стать химиком сменилась увлечением автомобильной техникой и в 1932 году она обратилась в ЦК ВЛКСМ с просьбой зачислить в Московскую военную академию механизации и моторизации РККА.
Просьба вызвала удивление, но её поддержал руководитель болгарской секции Коминтерна Васил Коларов, после собеседования высказавший мнение: «И такие инженеры будут нужны Болгарии, если не для танков, то для тракторов»[3].
В результате, она вошла в число трёх болгар — слушателей академии (другими являлись Христо Боев и Борис Генчев)[3].
В 1936 году она окончила академию с отличием и обратилась в болгарскую секцию Коминтерна с просьбой направить добровольцем для участия в войне в Испании.
Collapse )