November 16th, 2019

belmondo

про шляхетское сознание

Интересный феномен последних дней - в стране сформировалось  движение  - Соколову сочувствуют.. Тому самому, который убил свою студентку, а потом пытался избавиться от трупа по частям. 

Однако в отношении к Соколову проявляется не эмпатия, а  подобострастие.

Дело в том, что российское общество  сословное.

И с позиций такого вот "феодального" подхода убийца (то есть Соколов) представляется человеком  более высокого ранга, чем его жертва.
Буквально по любому параметру, какой ни возьми.
Он преподаватель - она ученица;
он почтенный старец - она юна;
у него есть научные регалии - у нее нет;
он богат - она бедна;
она провинциалка - он житель "второй столицы";
наконец, он мужчина - она женщина (в патриархальном обществе женщина однозначно понимается как низшее и менее ценное существо).
Против жертвы убийцы в глазах "фанатов Соколова" играло даже то, что они были любовниками: как известно, в "обществе скреп" в случае мезальянса вся "вина" перекладывается на женщину - она рассматривается как "падшая" и "непристойная"; а вот мужчина проходит как невиновный или... как жертва!
Жертва интриг и соблазна

В общем, в сословном обществе "просто убийства" не бывает - вина рассматривается в зависимости от от разницы статусов преступника и жертвы.
Если статусы равны ("мужик убил мужика") - тут как бы и действует "обычный" уголовный кодекс;
а если вдруг князь ненароком зарубил смерда - это "совсем другое дело", князь в этом случае должен в лучшем случае отдать семье погибшего пару мешков зерна, для компенсации.

Призывающие к "прощению" Соколова  хотят "соблюсти порядок" - как они его понимают.
В их понимании заслуженный альфа-профессор не должен сильно страдать из-за смерти, причиненной "простой" аспирантке.
Если брахман убил шудру - не стоит особо беспокоиться из-за такой малости.

https://www.facebook.com/alexey.roshchin/posts/3233857653353417

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
belmondo

Приключения Гекельберри Финна

Гекельберри Финн.
Википедия пишет что "гекельберри" - собирательное название для черники и голубики, в Америке распространенное на местные лесные ягоды (гейлюссакия),
а в переносном смысле - маленький, незначительный человек, который вырос как полевая трава.
А вот на фамилию кажется у нас никто не обращал внимания.
Фамилия ирландская.
Ирландцы были тогда на самом дне американского (белого) общества, и к тому же пользовались репутацией алкоголиков.
То есть в глазах первого читателя фамилия создавала законченный портрет папаши Гекельберри просто за счет стереотипов.
***

Как  говорили: "если хочешь как следует выпить, ищи ирландца или индейца".
В "Маленьком оборвыше" Гринвуда тоже есть карикатурная ирландка-алкоголичка - мачеха главного героя.
***
Ну т.е. как если бы автор современной книги про советские времена, описывая неблагополучную семью, намекнул бы (посредством имени отца семейства Джавшут), что это семья таджикского гастарбайтера


https://www.facebook.com/pavel.sehtman/posts/2704668639591992
belmondo

роман «Тля» Ивана Шевцова 1964

О забытых книгах принято говорить в режиме сожаления: мол, sic transit.
На самом деле, забвение иной книги может рассказать об окружающем мире не меньше, чем ее популярность.
***
Машков, Еременко и Окунев — художники-реалисты. Они патриоты, они любят Репина, Шишкина, Верещагина, они пишут родной пейзаж, сражения с фашистской сволочью, прием в партию колхозников, деревенскую агрономшу.
Просто, понятно, для народа.
Барселонский и Юлин — художники-формалисты. Они космополиты, любят Сезанна и прочих иностранцев. Они тоже пишут пейзажи, сражения с фашистской сволочью и сцены колхозного быта, но делают это без уважения.
Не то, не так, не для народа.
***
Картины Машкова, Еременко и Окунева любят миллионы советских граждан.
Едва новая картина появляется на выставке, как немедленно следует шквал писем и звонков от рабочих и колхозников. Барселонского и Юлина любят критики — Винокуров и Иванов-Петренко. Едва новая картина появляется на выставке, как немедленно появляются восторженные публикации в профильных изданиях и хвалебные статьи в энциклопедиях. Мнение народа не принципиально.
****
Про реалистов критики Винокуров и Иванов-Петренко или вообще ничего не пишут, или поливают их помоями. Машков, Еременко и Окунев как сироты: у них нет влиятельных друзей, за них некому заступиться. «Почему винокуровы хотят увести наше искусство от жизни народа? Почему? – Еременко начинал горячиться. — Народа они не знают, не понимают, не любят. Чего же ты удивляешься?» Действительно, чему тут удивляться.
Но правда восторжествует.
Прозападные формалисты будут повержены, честные реалисты победят. «Сейчас в Манеже выставку посетили руководители партии и правительства. <…> Досталось формалистам и абстракционистам. <…> Как-то по-новому, свежо прозвучали там слова Владимира Ильича о том, что искусство принадлежит народу, что оно должно быть понятно широким массам». Хэппи-энд, занавес. Добро победило, хоть и с потерями.
Национальность неправильных художников в романе ни разу не указана, как, впрочем, и происхождение правильных.
Но все как-то догадались, что хорошие тут русские, а плохие — евреи.
Collapse )
belmondo

национализм и Восточная Европа

Россия была нормальной европейской колониальной империей,
имевшая от других империй то отличие, что территория метрополии находилась на территории колоний.
Это определяло её характер и метод ведения дел.
Крестьянская масса была её туземцами,
так же, как и африканцы, находившимися на уровне развития полудиких папуасов.
Эта масса и снесла белых господ, получив в руки оружие
- типичное антиколониальное восстание против иностранной по духу и крови (там было очень много немцев) элиты
(с) фэйсбук
В Восточной Европе,  очень распространен многослойный (как в этническом, так и в социальном отношении) колониализм и комплекс woonaby white colonaiser.
Каждый хочет выставить соседа негром/индейцем и утвердится на его фоне.
"Всяк сам европеец, да  его сосед - азиат".
Речь тут даже не о реальных индейцах и индийцах, а образе в массовом сознании.
Сам этот образ
- носители цивилизации среди дикарей и варваров,
народ-господ среди прирожденных рабов
- это картина, тешащяя самолюбие восточноевропейских народов, уязвленное своим отставанием от западныхь соседей.
*****
Но более высокий социокультурный уровень английских и даже иберийских колонизаторов по сравнению с неграми и индейцами - несомненный исторический факт.
А вот восточноевропейцы пышаются друг перед другом без особых оснований,
Более же всего желчи вызывают те, кого (хоть и по разным причинам) в низшие записать никак не получается - немцы и евреи.
*****
С русскими получилось вообще странно.
Элита, претендовавшая на мировую роль и создававшая культуру мирового уровня, опиралась на самый архаичный и слаборазвитый среди крупных европейских народов крестьянский массив, ментально остававшийся едва ли не в раннем железном веке .
****
У поляков разница между шляхтой и хлопами была также очень велика, а средние городские слои малозначительны (в том числе по причине выполнения их функций немцами и евреями),
но физическая многочисленность хотя бы номинальной шляхты (в которой тонули даже значительные немецкие и восточнославянские включения) и падение речьпосполитской государственности, заставившее наиболее стратегически мыслящую часть шляхетской элиты сделать ставку на народнический национализм привели к тому, что сегодня каждый потомок хлопов воспринимает себя как наследника шляхты.
****
У русских же случилось известно что, господствующий слой сначала приобрел русско-украино-немецкий характер, что закрепило её отрыв от всех подвластных народов,
а затем не справилась с задачей построения массового общества и (невозможной изначально) национализации империи (в которой русские составляли под её конец 43%), погибла либо была изгнана, либо разметана среди простонародной массы.
Collapse )



belmondo

советские фильмы про гражданскую войну как жанр "кино про доброе старое время"

Советский кинематограф ежегодно производил десятки картин про гражданскую войну и революцию.
Эта была одна из самых многочисленных и востребованных государством да, пожалуй, и зрителем категорий фильмов.
С одной стороны, кино героизировало момент зарождения советского государства, с другой – выдавало на-гора приключенческие сюжеты («Неуловимые мстители», «Свой среди чужих…» и прочие «красные вестерны»), показывало через слом эпох судьбы людей, инсценируя мелодраму в экстремальных декорациях («Бег», «Хождение по мукам», «Дни Турбиных» и др.).
***
Он вполне вписывается в утвердившийся советский киномейнстрим 1970-1980-х гг., который можно назвать «мягким историзмом».
***
У таких фильмов были и свои аналоги в западном кинематографе,
в частности, британские heritage-films – так называемые «фильмы наследия», которые, как правило, рассказывали о «старой доброй Англии» и в большинстве являлись экранизациями (в том числе Диккенса, Теккерея и Бронте).
Парадоксальная аналогия?
Но если внимательней присмотреться к этим двум категориям фильмов, можно обнаружить, что в том и другом случае национальный кинематограф с особым рвением романтизировал конкретный исторический период в жизни своей страны,  поэтизируя бытовые детали.
***
Если закрыть глаза на чисто идеологические и рыночные особенности,
можно заметить, что обе категории фильмов в двух национальных кинематографиях рассказывают о периоде бурной модернизации,
приведшей в конце концов общество к современному состоянию.
***
В ретроспективном понимании – эти фильмы рассказывали о периоде взросления общества.
В случае российского – это революционная модернизация.
В случае британского – эволюционная.
Там, где советское кино касалось темы революционного насилия, британское ставило в центр внимания насилие криминальное, поданное в жанре детектива (Шерлок Холмс, Джек-Потрошитель).
Обе кинематографии задавали своим «мэйн-стримовским» фильмам позитивный горизонт.
Ведь с исторической точки зрения казалось очевидным, что невзгоды, обрушившиеся на героев, носили исторически обусловленный характер: классово-сословные предрассудки, низкий уровень жизни и тому подобное, и что «сегодня» эти проблемы должны казаться анахронизмом, так как в значительной степени решены.
Той фабрично-заводской эксплуатации и нищеты о чём, например, писал в своих романах Чарльз Диккенс (или Максим Горький) «у нас» уже давно нет, и, следовательно, описанные ужасы хотя и пугают нас и заставляют сопереживать героям, но уже излечены обществом.
Чем дальше от этих «ужасов» исторически – тем больше такие фильмы должны уходить в сторону историзма, подёрнутого патиной времени.
Collapse )
belmondo

Современное кино об СССР 1970-80 гг

В последние годы стала заметна тенденция снимать и выпускать в прокат отечественные фильмы той категории, которые в советское время именовали зрительским кино (в пику авторскому) и которые ещё называют коммерческим кинематографом.
Нередко это фильмы, которые соединяют острый сюжет и драму.
Среди лидеров данного направления можно назвать: «Экипаж», «Ледокол», «Время первых», «Салют-7», «Движение вверх». Ещё раньше были «Метро» и «Легенда номер 17».
***
Легко заметить, что ещё помимо крупных бюджетов объединяет перечисленные картины
– все они укладываются в представление о советском «киномейнстриме» 1970-1980-х годов.
Collapse )
Их постановщики принадлежат сегодняшнему дню и не просто смотрят на прошедшую эпоху через современную линзу,
но и ясно дают понять: «мы занимаемся переоценкой советского опыта».
В чём же состоит эта переоценка?
Collapse )
belmondo

Гелий Рябов - сценарист фильмов "Рожденная революцией" и "Государственная граница"

Неплохая иллюстрация ,какие настроения появидись в позднесоветской номенклатуре  уже с конца 1970ых..
Постсоветский национализм – это механизм управления и контроля в руках правящего класса
Национализм был призван обосновать властные права вчерашних партработников – детей и внуков крестьян и рабочих, эмансипированных Октябрем.
Ведь он по умолчанию выводил традицию их господства над низшими классами
со времен великодержавных монархов,
миллионеров-заводчиков,
военных диктаторов времен Гражданской войны
и фашистских фюреров из межвоенных эмигрантских кругов. (с)
***

"Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике,
пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями
разыскивать интересы тех или иных классов."
— Ленин. "Три источника и три составных части марксизма"
*****

Ге́лий Трофи́мович Ря́бов (1 февраля 1932 — 13 октября 2015[1]) — советский и российский писатель, кинорежиссёр, сценарист.
В 1954 году окончил Московский юридический институт, работал следователем, впоследствии - помощником министра внутренних дел СССР.
Совместно с Алексеем Нагорным Гелий Рябов выступил как автор повести "Мы из контрразведки".
В кино в качестве сценариста он участвовал в создании известных кино- и телефильмов. Большую популярность у зрителей завоевали телесериалы «Рождённая революцией» (1977) — о советской милиции и «Государственная граница» (1980) — о пограничных войсках.
Заслуженный работник МВД СССР[5]
Государственная премия СССР (1978) — за сценарий телесериала «Рождённая революцией».
****
Так вот этот самый Рябов еще в советские времена занялся раскопками убиенной царской семьи.
Раскопками, в первую очередь, архивными.
Ситуация осложнялась еще и тем, что отец его, простой как правда Трофим Рябов, не только служил в ЧК, но и каким-то боком к упокоению государя руку приложил.
Точно не помню.

Сын рабочего и колхозницы Гелий, прозрев и устыдившись деяний отца своего Трофима, остаток жизни посвятил искуплению.
Сразу оговорюсь, никаких сомнений, что делал он это от чистого сердца, у меня нет.

Интересно другое.
Вместе с поприщем он принял и всё, что, как ему представлялось, должно было занятию этому соответствовать.
Речь его исполнилась старорежимными оборотами, сам стал как-то чрезвычайно и старомодно галантен, целовал ручки барышням, касался поля шляпы при встрече со случайным знакомым, раскланивался прощаясь, и т.д. и т.п.
Короче говоря, неосознанно рисовался и, не отдавая себе в том отчета, играл роль русского аристократа, не реального, а того, что описан в столь же русской литературе XIX века.

Collapse )