January 22nd, 2020

belmondo

Почему Степь всегда грабила Поле?

Русским княжествам не повезло – они соседствовали со Степью.
Почему не повезло?
Потому что отношения оседлых и кочевых цивилизаций всегда одни и те же – земледельцы всегда добыча скотоводов.
**
По-другому не бывает. Это закон.
***
На определенном уровне развития общества крестьяне заведомо слабее скотоводов, и сопротивляться им не могут по умолчанию.
По разным причинам.
**
Во-первых, крестьяне достижимы в любой момент, кочевники всегда неуловимы.
Крестьянина или горожанина не надо искать, он всегда на одном и том же месте, с которым связан тысячью незримых нитей, он прикован к земле.
Желающим пощипать его надо всего лишь отправиться по знакомому адресу.
Кочевников же достать непросто. Степь огромна, и в какой ее части ныне обретается обидчик со своими стадами – знают лишь сами номады.
Оседлые всегда обременены – домом, полем, лавкой, и мобильность у них близка к нулевой. Кочевники – это вода, утекающая меж пальцев, их ничто не держит и не связывает.
***
Во-вторых, земледельческая цивилизация держится на специализации, она состоит из множества социальных групп, обойтись без которых невозможно.
Это общество не может существовать без ремесленников, крестьян, торговцев, строителей, управленцев, воинов и т.п. Любая специализация забирает твое время полностью, и ты можешь заниматься только своим делом. «Поле попашет, попишет стихи» — это благоглупости поэтов.
Кочевники, напротив, гомогенны, это монолит, однородная масса.
Там все занимаются одним и тем же делом – гоняют стада, просто у одних они больше, у других меньше.
Collapse )
promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
belmondo

Охота за "живым товаром" в средние века

В комментариях к статье о кочевниках, постоянно грабивших земледельцев, читатели поинтересовались: "А на Руси-то что грабить?".
Ты же, почтенный автор, сам не так давно приводил опись имущества не кого-нибудь, а князей русских – и те чуть позажиточнее сегодняшнего офисного сидельца жили. А уж у крестьян-то безпортошных чего брать было?
Ну как чего?
Их самих и брать.
***
Люди в условиях Средневековья, при тогдашней незаселенности планеты – огромное богатство.
Зачем тебе жалованные земли, если на них некого «посадить», если землю некому обрабатывать?
За людьми шла постоянная охота во всех странах мира, и именно люди, прежде всего – дети, и приманивали на Русь степных грабителей.
***
Как проистекала эта охота за живым товаром?
Достаточно буднично.
Каждый из участников брал с собой трех коней, доспехи и корм.
Если кочевник был слишком беден, чтобы иметь двух «заводных» коней – не беда.
«Средства производства» всегда можно было взять взаймы у состоятельных соплеменников и рассчитаться за аренду с добычи.
****
Как писал свидетель последнего набега крымских татар (на Подолье, в середине XVIII в.) барон де Тотт, арендатор обязывался «по контракту своим кредиторам в положенный срок заплатить за одежду, оружие и живых коней — живыми же, но не конями, а людьми.
И эти обязательства исполнялись в точности, как будто бы у них всегда на задворках имеются в запасе литовские пленники».
****
Очень показательно, что в своем презрении к «земляным червям» оружия в набег кочевники почти не брали, ограничиваясь саблей и не более чем двумя десятками стрел, но непременно в избытке запасались ремнями для пленных.
Тихо, скрадываясь как звери, пробирались к жилым местам, и, взяв полон, тут же оттягивались в родные степи.
***
А сама «технология» этого дела, похоже, была неизменной много веков.
Вот как описывает степные набеги в своем сочинении «О государстве русском» английский дипломат Джайлс Флетчер, бывший одним из первых английских послов в Москве:
«Главную добычу, которой татары домогаются во всех войнах своих, составляет большое количество пленных,
особенно мальчиков и девочек,
коих они продают туркам и другим соседям.
С этой целью они берут с собой большие корзины, похожие на хлебные,
для того, чтобы осторожно возить с собой взятых в плен детей;
но если кто из них ослабеет или занеможет на дороге, то ударяют его оземь или об дерево и мертвого бросают».
Это XI век.
Collapse )