March 8th, 2021

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
belmondo

русские националисты и "новиопы"

Некоторые авторы занялись анализом вклада Галковского в современный русский национализм, и остановились на понятии «новиоп» (абракадабра от «новая историческая общность», синоним безродного космополита).
На самом деле в этом странном новоязе понятие «новиоп» используется не само по себе, а в паре с понятиями «советский расизм» и «букет кровей».
С точки зрения этой субкультуры, человек становится новиопом не сразу сам по себе от рождения, а по собственному выбору.
Вот скажем, у человека две бабушки и один дед – русские, а второй дед – грузин.
Вместо того, чтобы просто без разговоров считать себя русским, он фокусируется на деде-грузине и говорит, что он не совсем русский или даже называет себя грузином, требуя территориальной целостности Сакартвело.
Вот тогда он и становится «новиопом».
*
Напротив, если человек любого происхождения входит в одну из этих микроскопических тусовок, пьёт с «добрыми русскими людьми» коньячок, подписывает соответствующие петиции, правильно отвечает на вопрос «А Крым-то чей?», то будь большинство его предков, хоть евреями, ему никто не запретит называть себя добрым русским человеком.
Разумеется до тех пор, пока не возникнет некая скандальная ситуация и ему всё не припомнят.
*
Родина всей этой парадигмы уютных московских кухонь и бложиков – не подвалы, где качают железо бритоголовые, и не капища родноверов,
а интеллигентская среда 70-х и 80-х годов с подспудным противостоянием русской и еврейской партий.
Прежде всего, это было в Москве и Ленинграде,
*
Collapse )
belmondo

Сергей Плохий.«Происхождение славянских наций.Домодерные идентичности в России, Украине и Белоруссии

Кем были по национальности Хмельницкий, Петр I и Владимир Креститель?
Концепция, что православные восточные славяне Речи Посполитой и Московии – это один народ, формируется только к середине XVII века.
И если коротко описать ее появление в вульгарных анахроничных терминах, то ее придумывают на Украине, чтобы было проще пробиться на высокие посты в Москве
*
Киевская Русь была украинским государством.
Великое княжество Литовское – белорусским.
А украинцы и белорусы – это неотъемлемая часть единого русского народа, искусственные идентичности которых придумали в Вене и Варшаве, чтобы разобщить и ослабить Россию.
Эти мифы из времен раннего национального строительства до сих пор не теряют популярности и вызывают инстинктивное одобрение у многих даже в 2021 году.
Хотя прошло уже почти полвека с тех пор, как Грох, Хобсбаум, Андресон и многие другие сделали общепризнанным представление, что нации стали появляться только в XIX веке и все они – штука довольно инструментальная.
*
Однако это не значит, что люди не пытались спроектировать какие-то общие идентичности на более ранних этапах истории,
пускай эти поиски и оставались уделом небольшой части грамотного меньшинства, не затрагивая основную массу человечества.
*
Именно эти ранние идентичности восточных славян разбирает Сергей Плохий в книге «Происхождение славянских наций. Домодерные идентичности в России, Украине и Белоруссии».
За 350 страниц он проходит почти тысячу лет, от Рюрика до конца правления Петра I, делая основной упор на два типа вопросов.
Первый – это те, о которых спорят в комментариях почти к любому тексту о российско-украинско-белорусских отношениях.
Второй – куда менее очевидный: о том, как воспринимали друг друга разные части восточных славян до появления известных нам ныне проектов украинской, белорусской и русской нации.
*
Вечный миф
*
Книга начинается с краеугольного вопроса всех восточнославянских споров – какой национальности были жители Киевской Руси.
*
Корни этих споров уходят в не особо логичный, но чрезвычайно живучий принцип: чем государство древнее, тем оно легитимнее.
Собственно, этот принцип и породил в свое время Киевскую Русь, которая представляет собой не столько реальное государство, сколько пропагандистскую концепцию.
С самого своего появления в XII веке это понятие отражало не текущую реальность, а подавало определенным образом далекое прошлое, чтобы добавить легитимности самым разнообразным правителям, городам и княжествам.
*
Тут, конечно, не стоит ударяться в фоменковщину.
В Х–XI веках на землях восточных славян действительно существовало раннефеодальное государственное образование, которое постепенно христианизировалось.
Известные с младшей школы князья, вроде Владимира Крестителя и Ярослава Мудрого, – реальные исторические деятели.
А Киев действительно был одним из самых заметных поселений в регионе.
Но все это было слишком примитивным и быстротечным, чтобы можно было говорить про какую-то общую идентичность у жителей этого еще очень условного государства.
От тех времен, которые потом назовут периодом расцвета Киевской Руси, не осталось письменных источников.
*
Поэтому мы ничего не знаем о том, кем считали себя даже Вещий Олег или Владимир Красно Солнышко,
не говоря уже о более широких слоях населения.
Collapse )