May 5th, 2021

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
belmondo

русские дворяне и работники искусства

Любопытно, что если литература (как, впрочем, и музыка) считались в дворянской среде 18 - 19 вв. вполне престижным делом (ок. 70% писателей были из дворян, почти такой же процент, как и в офицерском корпусе),
то профессия живописца воспринималась как нечто неприличное.
Ф.П. Толстой вспоминает, что когда он в начале 19 в. поступил в Академию художеств, это было расценено в его окружении как "бесчестие не только своей фамилии, но и всему дворянскому сословию".
И даже в начале 1860-х гг. выбор В.В. Верещагиным карьеры художника вызвал активное сопротивление со стороны его семьи.
*
дело тут не в гонорарах - до сер. 1820-х гг. в русской литературе гонорары систематически не практиковались, но дворяне ею занимались весьма охотно.
*
Если уж живопись казалась русскому дворянству 19 в. непристойным занятием, то актёрское ремесло было для него вообще "за гранью".
И такой взгляд характерен не только для каких-нибудь "собакевичей".
Прогрессивнейший Салтыков-Щедрин в "Господах Головлёвых" с явной брезгливостью пишет об актёрской карьере Анинньки и Любиньки, сломавшей их жизнь, ассоциируя мир театра с пьянством и развратом.
*
А вот молодой Иван Аксаков в письмах 1849 г. комментирует желание своего кузена В.Г. Карташевского жениться на актрисе Е.Н. Жулевой:
"Она очень хороша собой, волосы прекрасные, высокого роста, но мысль, что эта прекрасная девушка – актриса, производила на меня тяжелое, неприятное впечатление…
Я бы никогда не позволил своему сыну жениться на актрисе, хотя позволил бы ему жениться на мещанке и на ком угодно, разумеется, честного поведения… Актриса!
Несчастное звание, которое открывает партеру право громких клевет…,
которое дает Гедеонову [управляющий императорскими театрами] обращаться к ней с любезностями и предложениями своего рода, звание,
которое заставляет бедную девушку или женщину, по прихоти автора, веселить партер непристойным костюмом или бесстыдными речами!.. …
что может быть гнуснее театральных училищ?"
*
Ну так если театры были фактически публичными домами, почему реакция дворянства должна удивлять?
*
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=862908527087170&id=100001040921427
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=857305297647493&id=100001040921427
*
belmondo

Сила классиков в их непреходящем значении

"Но как узнать мнение начальства?
Нам скажут: оно видно из принимаемых мер.
Это правда...
Гм! нет!
Это неправда!..
Правительство нередко таит свои цели из-за высших государственных соображений, недоступных пониманию большинства.
Оно нередко достигает результата рядом косвенных мер, которые могут, по-видимому, противоречить одна другой, будто бы не иметь связи между собою.
Но это лишь кажется!
Они всегда взаимно соединены секретными шолнерами единой государственной идеи, единого государственного плана; и план этот поразил бы ум своею громадностью и своими последствиями!
Он открывается в неотвратимых результатах истории...
Вот почему иные люди, даже вполне благонамеренные, сбиваются иногда злонамеренными толкованиями; у них нет сведений: какое мнение справедливо?
Они не знают: какого мнения надо держаться?...
Не могу пройти молчанием, что многие признаны злонамеренными единственно потому, что им не было известно: какое мнение угодно высшему начальству?
Положение этих людей невыразимо тягостное, даже смело скажу: невыносимое!"
*
(с) Козьма Прутков
belmondo

памятник Солженицыну во Владивостоке

памятник в честь возращения Солженицына на родную землю из Америки
в порту, где он впервые вступил на  владивостокскую землю
*

Приподнявшись на цыпочки, я мог разглядеть сначала только кончики каких-то пик, а потом, пробившись немного вперед, увидел трех богатырей, которые медленно приближались к Триумфальной арке.
Посредине на белом коне, в белых развевающихся одеждах и в белых сафьяновых сапогах ехал Сим Симыч, а по бокам от него на гнедых лошадях покачивались в седлах справа Зильберович, слева Том, оба с длинными усами и, несмотря на жару, в каракулевых папахах.
Оба были вооружены длинными пиками.
Сим Симыч в левой руке держал большой мешок, а правой то приветствовал ликующую толпу, то совал ее в мешок и расшвыривал вокруг себя американские центы.
Проехав сквозь Триумфальную арку, Симыч и его свита остановились Симыч поднял руку, и толпа немедленно стихла. Какой-то человек подскочил к Симычу с микрофоном,  Симыч милостиво взял  микрофон и вдруг закричал пронзительным голосом.
- Мы,  объявляем, что заглотный коммунизм полностью изничтожен и более не существует. Зловонючая партия  распущена и объявлена вне закона.
*
Collapse )