?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Постиндустриальная эпоха формирует новые подходы к пониманию сущности «среднего класса» и новые способы его анализа.
Энтони Гидденс выделил «новый средний класс» по «ресурсному» принципу, разделив предпринимателей старого образца и высокооплачиваемых наёмных работников; это, безусловно, верный подход для социолога и экономиста.
Для культурологического понимания больший интерес представляет несколько иной ракурс.

Массовое общество постиндустриальной эпохи с его стремлением к предельно распределённому производству и успехами в сфере информационных технологий, стремясь расширить границы и численность «среднего класса», вместе с тем всё более дистанцирует представителя «новейшего среднего класса» от конечных результатов собственного труда.
Непосредственные результаты деятельности, сколь бы успешной финансово она ни была, оказываются чересчур абстрактными, чтобы стать смыслами.

Этот дефицит смысла деятельности, усугубляя присущие массовому обществу кризисы уникальности и сопричастности индивида, вызванные девальвацией традиционных ценностей, приводит представителя «новейшего среднего класса» к экзистенциальному коллапсу, принуждая к поиску внешних смыслов его существования.
Проблема при этом ощущается тем более остро, чем менее актуальны вопросы выживания, парадоксально ухудшая самооценку индивида по мере роста его благосостояния.

Этот проблема какое-то время может успешно купироваться культом потребления, попытками самореализации в экстравагантных хобби и «современном искусстве», непрерывным самопозиционированием относительно предоставляемых медиасферой информационных поводов и прочими экзистенциальными костылями массового общества.
Но все подобные решения неубедительны и неполны; дефицит смысла становится уязвимостью индивида и делает его лёгкой добычей для пропагандиста, продающего оптом весь пакет необходимого для счастья – Великую цель, Благородных соратников и Ужасного врага.

Индивид, заполнивший подобным способом «экзистенциальную пустоту», приходит в состояние эйфории; в дальнейшем, для поддержания этого состояния, приходится постоянно «повышать контрастность» внедрённой биполярной картины мира, подобно тому, как наркоман вынужден постепенно повышать дозу.

Практическим следствием этого оказывается радикализм, готовность к участию в общественных беспорядках, склонность к агрессии и насилию над «расчеловеченными» оппонентами.


Соответственно, экзистенциальный кризис при разрушении этого комплекса представлений для индивида не менее опасен, чем абстинентный синдром для наркомана. Отсюда становится понятной и очевидной неэффективность традиционной контрпропаганды, с её опровержениями фальшивок и разъяснениями существующего положения дел: она обращается к когнитивным функциям, тогда как пропаганда паразитирует на экзистенциальной сфере, используя интеллект индивида лишь для рационализации уже внедрённых идей и защиты их от реального мира. По мере накопления расхождений между внедрённой картиной мира и фактами реального мира индивид вынужден жертвовать реальностью ради спасения своего «я» от фатального кризиса; практически это выливается в разновидность деятельного эскапизма, который ныне принято именовать «упоротостью». Следует предполагать, однако, что этот эскапизм не спасает от кризиса, лишь отдаляя, но, вероятно, усугубляя его.

Описанное понимание механизмов взаимодействия индивида и пропаганды в массовом обществе позволяет сформулировать ряд тезисов.

1. В условиях постиндустриального массового общества «средний класс» постепенно теряет традиционно присущий ему консерватизм и стремление к «социальной устойчивости».

2. Пропагандистские идеи для индивида массового общества являются аддиктом и, паразитируя на экзистенциальной сфере, вызывают зависимость сродни наркотической.

3. Такие особенности индивида, как интеллект, образование и эрудиция, вопреки распространённому заблуждению, не являются факторами сопротивляемости пропаганде, а, напротив, способствуют укоренению и рационализации внушённых идей.

4. При столкновении с реальностью, опровергающей внедрённую пропагандой картину мира, индивид оказывается перед выбором между личностным кризисом и эскапизмом.

упоротость произрастает из бессмысленности.... а как их расколдовать?

Если бы я знал, я б уже давно, не смолкая, бормотал заклинания

В качестве примера могу сказать, что среди моего круга общения весьма устойчивыми к пропаганде оказались верующие - разных религий и конфессий; причём речь, конечно, не о формальной принадлежности, а о той самой принципиальной базе.

Это, кстати, заставило меня изрядно пересмотреть моё отношение к религии, бывшее до того весьма скептическим - нет, я не стал верующим, но теперь я понимаю, для чего в обществе этот механизм и почему он нужен.

Да,купол над головой должен быть.И церковный устойчивей ,чем купол дома культуры или крыша супермаркета.

Великая цель, если проще, смысл жизни - это базовая потребность. Когда ее нет, свято место недолго останется пусто.

пусть в СССР религия как таковая была заменена институтом октябрят, пионеров, комсомольцев и тд, они выполняли примерно туже функцию, давали неокрепшему разуму подобие твердой поверхности убеждений для становления. После падения СССР не стало и институтов, и тогда как грибы полезли различные организации призваные их заменить, одно "белое братство" чего стоило.


Максимум с 2010 начались разговоры грантополучателей о "проукраинском" авторитаризме (диктатуре) и де-факто насильственном переформатировании ментальности Юго-Востока. Как я понимаю, то ли они это сахибам впаривали, то ли сахибы им.
В ноябре-декабре 2013-го "идейно- правильные" экономисты начали вежливо говорить о возможности пожертвовать промышленностью (завязанной на Россию) ради высшей цели - вхождения в лоно "европейской цивилизации" (они уверяли, что все потери будут компенсированы приходом "европейских институтов" и инвестициями).
 Более 50 процентов населения, а это не отдельные радикалы, верили, что страна на пороге вступления в ЕС, и жаждали этого. Никакие аргументы, цифры, предупреждения на них не действовали. Без этих 50 с лишним процентов дезориентированных, верящих в чудо людей, радикалы не могли преуспеть. В России на рубеже, в начале 90-х все происходило точно так же


Пелевин о гламурных революциях)
"Протест — это бесплатный гламур для бедных. Беднейшие слои населения демократично встречаются с богатейшими для совместного потребления борьбы за правое дело. Причем встреча в физическом пространстве сегодня уже не нуж
на. Слиться в одном порыве с богатыми и знаменитыми можно в Интернете. Управляемая гламурная революция — это такое же многообещающее направление, как ядерный синтез…
— Не говори красиво, — сказал Энлиль Маратович. — Что значит — гламурная революция? Ее что, делают гламурные бляди?
— Нет. Сама революция становится гламуром. И гламурные бляди понимают, что если они хотят и дальше оставаться гламурными, им надо срочно стать революционными. А иначе они за секунду станут просто смешными."
....Любая гламурная революция безопасна (для власти), потому что кончается естественным образом — как только протест выходит из моды.


https://www.facebook.com/Yavorsky.Boris/posts/1776140525950368


promo marss2 июнь 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner