marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Голливуд при Маккартизме: Надзиратели, жертвы, попутчики часть 8

• • •



Одна из проблем американского искусства — предательство левых самими левыми, предательство по отношению к самим себе. Среди людей моего поколения немного таких, как я, не отказавшихся от своих убеждений и избегнувших предательства. А ведь это ужасно. От этого потом никуда не уйдешь. Я не знаю, как можно продолжать жить, забыв о предательстве. Не о том, когда француз, например, сотрудничал с гестапо ради спасения своей жены. А о другом, когда американские левые предавали ради спасения своих бассейнов (Орсон Уэллс).


Нехотя вняв мольбам «десятки», тридцать активистов Комитета Первой поправки вылетели 27 октября в Вашингтон. Звезды провели радио-шоу, митинговали перед Конгрессом, посетили слушания, но ни участвовать в них, ни встретиться с Трумэном или хотя бы Никсоном, единственным калифорнийцем в HUAC, не смогли. Лишь раззадорили Ранкина на хулиганские выходки:



Я вам тут зачитаю некоторые имена. Есть такая Джун Хэвок. Мы раскопали: ее настоящее имя — Джун Ховик. Другой такой же — Дэнни Кей: мы тут узнали, что его зовут Дэвид Дэниэл Камински. Знаете Эдди Кантора? Эдвард Ицковиц! Один именует себя Эдвардом Робинсоном, а настоящее его имя — Эммануэль Голденберг. Другой выдает себя за Мелвина Дугласа, а сам — Мелвин Хассельберг.


До разоблачения «одной антипатриотической группы театральных критиков» и раскрытия псевдонимов «беспачпортных космополитов» в СССР — еще пятнадцать месяцев. Государственное юдофобство Ранкина — спустя два с половиной года после падения Третьего рейха — выглядело экстравагантно в мировом масштабе, но в стенах Конгресса воспринималось как должное.

Делегаты вернулись в Голливуд — первым улетел по требованию встревоженных продюсеров Богарт, — изменив отношение к тем, на помощь к кому летели. «Коммунизм был ни при чем. Речь шла просто о протесте против использования гитлеровских методов», — определяла приоритеты делегатов Бэколл. Но речь шла уже не о защите расколовшейся корпорации — чьи интересы и магнаты, и либералы ставили на первое место — или абстрактных свобод, а — пусть не коммунизма как такового — но коммунистов, преследуемых за то, что они коммунисты.


Граждане-зрители, не вникая в либеральные нюансы, поняли одно: их кумиры защищают коммунистов, демонизированных прессой настолько, что воспринимались они как абсолютное зло. Когда под угрозой оказалась карьера, либералы отступились. Оправдываясь, Бэколл произнесла объективно чудовищную фразу: «„десятка“ использовала нас».

Эта поездка убила Комитет Первой поправки, как ни пытались спасти его Уайлер и Данн. В 1948 году либералы еще агитировали за Генри Уоллеса, рузвельтовского вице-президента, баллотировавшегося в президенты от Прогрессивной партии под лозунгами прекращения холодной войны, установления контроля над крупным бизнесом, расового и полового равноправия, роспуска HUAC. Уоллес получит в ноябре 2,4 % голосов, агитаторы окажутся в «черных списках». Но уже в марте стилистически постыдная статья Богарта в журналеPhotoplay «Я не коммунист» объявила о капитуляции большинства либералов.

Активисты Комитета Первой поправки во главе с Лорен Бэколл и Хамфи Богатом направляются к зданию Палаты представителей, чтобы вручить ноту протеста, 1947Активисты Комитета Первой поправки во главе с Лорен Бэколл и Хамфи Богатом направляются к зданию Палаты представителей, чтобы вручить ноту протеста, 1947

Богарт по-свойски шутил — юмор висельника — что чувствует себя парнем из анекдота, сказавшим перед казнью, что никогда не забудет урок, который ему дали судьи. Он прозрел, когда журналист Эд Салливан хлопнул его плечу:



Знаешь, Боги <…> дело не в республиканцах и демократах или в том, что это не понравится кому-то из них. Это не понравится американцам. Я знаю, что с тобой все нормально. Близкие друзья знают. Но зрители думают, что ты красный!
Я — красный? Так во мне поселилось первое подозрение.


Смыть клеймо не легче, чем ответить на вопрос «Вы перестали бить свою жену?», но Богарт просил: поверьте, я всем обязан американской системе, самое страшное, что я сделал в жизни — голосовал за Рузвельта. Пусть я болван, обманутый красными, но свой, американский болван! Слова «я такой же коммунист, как Эдгар Гувер» меркнут перед благодарностью HUAC за то, что «воздух стал чище»: Америка увидела, что коммунистов мало — они просто хорошо организованы.

Мольба всех либералов: делайте что хотите с коммунистами — их ведь немного, — но пощадите нас.

Богарт спас карьеру — свою и жены, — хотя злопамятный «как слон» Никсон в 1952 году припомнил: «Богарт и Бэколл заявляли по радио, что не любят все то, что любит Ричард Никсон», так что негоже патриотам приглашать эту парочку на корпоративы. Другие либералы, декларируя свой антикоммунизм, надеялись на милость победителей, которые их не простили и не полюбили, но презирали и глумились со смаком. Так, Мелвин «Хассельберг» Дуглас, партнер Греты Гарбо, был отлучен от экрана с 1951 по 1962 год.

Честь либералов сберегут немногие: их естест- венные, человеческие жесты в 1950-х годах покажутся подвигами. В Каннах, где изгнанник Жюль Дассен получил приз за «Мужские разборки» (1954), один Джин Келли публично пожал ему руку и прошел по красной ковровой дорожке. Другие американцы, если и говорили с Дассеном, то украдкой, «прячась за бокалами с шампанским» при появлении фотографов.

Один из залов нью-йоркского отеля <i>Waldorf</i>, где в ноябре 1947 года состоялась секретная встреча голлливудских магнатов / ?????© WALDORF ASTORIA NEW YORKОдин из залов нью-йоркского отеля Waldorf, где в ноябре 1947 года состоялась секретная встреча голлливудских магнатов / ?????© WALDORF ASTORIA NEW YORK

• • •

Из Вашингтона Майер и Коул возвращались вместе, по-дружески: Майера тревожило, не пострадает ли карьера Коула-продюсера. Биберман и Дмитрик угодили, едва вернувшись в Голливуд, в объятия кого-то из студийных боссов: «Ни о чем не волнуйтесь, мальчики. Неприятности в прошлом. Как они могли обойтись с вами, словно с шайкой ниггеров».

Продюсеры явно не собирались резать куриц, несущих золотые яйца. Но — зарезали. С «десяткой», 24 ноября признанной — 347 голосами конгрессменов против 17 — виновной в неуважении к Конгрессу, что грозило тюрьмой, молниеносно разорвали контракты. Голливуд остолбенел: со звездами так было не принято. 3 декабря Джонстон разъяснил, что к чему, зачитав двухстраничное Уолдорфское заявление, «Мюнхенский сговорпо-голливудски» (Биберман).

Нью-йоркский Waldorf — отель с богатым деловым прошлым.

Здесь боссы мафии учредили всеамериканский «синдикат убийств».

Здесь Джордж Шенк выплатил 15 миллионов Байоффу за «классовый мир» в Голливуде.

Секретная встреча 48 магнатов 24–25 ноября 1947 года достойно продолжила эту традицию. Здесь были все: Майер и Кон, Николас Шенк и Голдвин, Уорнер и Скурас, Балабан и Шейри…

Магнаты согласились с тем, что «десятка» нанесла вред киноиндустрии. Обязались немедленно уволить или отстранить от работы без вознаграждения и не принимать на работу ни одного из «десятки», «пока они не будут оправданы или не очистят себя от обвинений в неуважении к Конгрессу и не покажут под присягой, что не являются коммунистами». Мало того: они не примут на работу ни одного члена партии или группы, «призывающей свергнуть правительство». Мало того: они сами сообщат HUAC о тех, кто покушается на свержение правительства, и не пропустят на экран ничего антиамериканского. Доселе они были недостаточно бдительны из-за отсутствия четкой национальной политики и вредной привычки судить о коммунистах по их профессиональным качествам. Америка — законопослушная нация: дайте же нам закон о подрывных элементах! Будем бдительны!

Магнаты опасались, что в Голливуде воцарится страх и пострадают невинные, но «творческий труд — лучшее средство» от перегибов. Они уверены, что расследование не поставит под сомнение патриотизм тридцати тысяч работников Голливуда.

Всё. Магнаты капитулировали, надеясь, что им хотя бы оставят право самим составлять «черные списки». Прагматические резоны капитуляции, по их версии, таковы. Пресса постепенно и необратимо отказывала Голливуду в поддержке. В Чапел-Хилл, Северная Каролина, зрители забросали камнями фильм с участием Кэтрин Хепберн. Глендейл, Калифорния, и Индианаполис, Канзас, бойкотируют фильмы с участием «десятки». Испания, Чили и Аргентина угрожают бойкотом студий, дающих работу «десятке». Бойкотом грозит Голливуду Американский легион, а союз ветеранов — это сила: семнадцать тысяч секций, миллион членов, почти три миллиона сторонников.



HUAC нанесла Голливуду удар, который не может понравиться финансистам с Уолл-стрит, вложившим в киноиндустрию шестьдесят миллионов. Уолл-стритнажала кнопки — этим все и объясняется (Эд Салливан).


Восточное побережье применило свою власть над Голливудом.

Ходят легенды о магнатах, тайком выручавших своих любимцев. Сидни Бахман заслужил почти мистическую репутацию человека, который мог бросить Кону, глумившемуся над сценаристами: «Иди на хер, Гарри. Я слишком устал, чтобы слушать твою чушь». 21 октября 1951 года он не апеллировал к Пятой поправке ради удовольствия три часа пикироваться с HUAC: «Дмитрик свечку не держал, чтобы утверждать, будто меня распропагандировала жена». От тюрьмы — за неуважение к Конгрессу — его спасла процедурная ошибка. Перед оглашением вердикта один из судей вдруг вышел из зала. По слухам, его подкупил Кон. Приговоренный — на повторном суде — к году тюрьмы, Бахман бежал во Францию.

Нацисты тоже спасали любимых евреев.

• • •

Еще прискорбнее предательство гильдий.

Боевую Конференцию студийных профсоюзов в том же роковом октябре обезглавила отставка Соррелла: годом раньше полиция отказалась расследовать обстрел его автомобиля, в марте 1947 года его похитили, избили и выбросили из машины за городом. В 1949 году скончалась и сама Конференция.

Гильдия сценаристов допустила соглядатаев HUAC на свои собрания, а в 1952 году согласилась вымарывать из титров неблагонадежные имена.

Гильдию киноактеров просила о помощи Гейл Сондергаард («Оскар» за роль второго плана в «Энтони Эдверсе», 1936; номинация на «Оскар» за «Анну и короля Сиама», 1946), отлученная от экрана — как окажется, на 22 года, почти навсегда — жена Бибермана. Рейган ответил в том духе, что все враги страны будут выведены на чистую воду.

Черную память, равновеликую своему мифу, оставил Джон Уэйн. Карл Форман, сценарист и продюсер, уже попав в «списки», чудом закончил съемки вестерна Фреда Циннемана «Ровно в полдень» (1952) и был вызван к Уэйну.



Я казался маленьким и хрупким рядом с этим колоссом, этим гауляйтером маккартизма. Он сказал мне: «Форман, вы же профессионал. Как вы можете состоять в этой коммунистической банде?». Я не ответил. Он продолжил: «Если вы будете продолжать в том же духе, вашей карьере конец. Никто вам не даст работы. Ваш паспорт конфискуют, и даже за границей мы проследим, чтобы вы не нашли работы». Я ответил: «Знаете, ваши методы напоминают методы Гитлера и Сталина». Он озадачился, потом заявил: «С огнем справится только огонь».


Уэйн назовет «Ровно в полдень» «самой антиамериканской вещью», которую он видел в жизни, но, по просьбе Гари Купера, который не мог присутствовать на вручении «Оскаров», примет от его лица награду за лучшую мужскую роль. Уэйн вообще «голубь» по сравнению с такими членами Кинолиги, как Уорен Бонд, режиссер Джон Фэрроу или Менжу, готовым укрыться — в случае чего — от коммунистов в Техасе, где в тех «будут стрелять без разговоров».

Пожалуй, гораздо более позорную, чем Уэйн, роль сыграл в судьбе Формана егокомпаньон-продюсер Стэнли Крамер, пользовавшийся в СССР репутацией «большого друга», самого прогрессивного деятеля киноиндустрии и «жертвы маккартизма». Допрос в HUACв феврале 1953 года, безусловно, заставил его нервничать, но опалой Формана он воспользовался, чтобы перекупить его долю в совместной фирме и вычеркнуть не только из титров, но и из своей памяти.

http://seance.ru/blog/krasnaya-kniga-gollivud-pri-makkartizme-nadzirateli-zhertvy-poputchiki/

Tags: Америка, История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments