marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

О снижении уровня безумия

Надежда Савченко, которую одни прославляли как героическую воительницу, другие – бранили как кровожадную психопатку, по возвращении на Родину показала себя с неожиданной стороны, выступая с призывами к миру. Особенно всех поразили ее недавние слова “Надо начать говорить друг с другом. Надо начать слышать друг друга. Нам придется прощать многое. И нам также придется, возможно, просить прощения. Не возможно, а точно”.

Украинские патриоты, недавно ходившие по сети с аватарками в виде портрета Надежды, заходятся от возмущения и постят фотоколлажи, где Савченко изображается выходящей замуж за Мотороллу; требуют лишить ее звания героя Украины, и вообще всех чинов и наград. Многие приверженцы ДНР, впрочем, тоже смотрят на Савченко с некоторой угрюмостью, предполагая, что ее примирительные слова – просто часть усилий по возвращению Донецка под власть Украины.

Действительно, она делает ровно то, что делал бы любой минимально рассудительный человек, желающий возвращения Донбасса в какой-либо форме. Для этого, что вполне очевидно, нужно договариваться, преодолевать недоверие, принимать прощение и прощать, проявлять какое-то человеческое отношение к людям на той стороне. Любой политик, заинтересованный в реинтеграции Донбасса делал бы именно это.

Надежда Савченко, конечно, действует в интересах Украины. Но некоторые вещи – например, снижение градуса безумия и повышение договороспособности – могут быть в интересах обеих сторон.


Политический и медийный класс Украины до сих пор вел себя именно так, будто ни в какой реинтеграции Донбасса он ни в коем случае не заинтересован, и война ведется не ради победы, но ради самой по себе войны.

С военной и политической точки зрения было крайне контрпродуктивно всячески озлоблять против себя население спорных областей, и на уровне официальной риторики воспринимать его в качестве пустого места, а на уровне менее официальной – в качестве недочеловеков, “ватопитеков”, как изящно выразился подполковник ВСУ Константин Машовец, военный журналист и сотрудник Минобороны Украины (Борису Филатову и еще 5,9 тыс пользователей это понравилось). Разумеется, желание получить назад территории, но не людей, могло привести только к утрате как людей, так и территорий.

Любая пропаганда стремится, прежде всего, завоевать умы и сердца, смягчить враждебность, ослабить решимость драться и умирать – а официальная украинская риторика была посвящена прямо противоположным целям.

Почему – могут быть разные догадки. Возможно, за конфликтом стоят люди, которые как раз ничуть не заинтересованны в его завершении – а заинтересованны в максимально широком вовлечении России подобно тому, как СССР влез в Афганистан и надорвался. Но это не объясняет эффективность, с которой заведомо вредные и абсурдные действия приобретают горячую патриотическую поддержку.

Похоже, мы имеем дело скорее со стихией массовой психологии, на которую игроки, сознающие, чего они хотят, могут воздействовать лишь косвенно.

Любой конфликт осознается на двух уровнях – на уровне аналитики и на уровне пропаганды. Аналитика говорит об интересах, возможностях, прогнозах – чего мы хотим? Чего они хотят? Каково желаемое положение дел, которого мы хотим достичь? Какими ресурсами располагаем мы и какими – они? Каковы реалистичные сценарии развития событий? Когда речь идет об интересах, конфликтующие стороны склоняются к компромиссному миру – нельзя получить всего, поэтому надо получить хоть что-то. Они прикидывают возможные достижения, цену, которую за них надо будет заплатить, и принимают решения, оценивая баланс расходов и доходов.

Пропаганда отвергает разговоры об интересах и реалистичных планах как бесчестные. Это неизбежно – она обращена не к тем, кто принимает решения, а к тем, кто от них страдает. Невозможно посылать людей на смерть, говоря им об интересах. Они могут резонно заметить, что в их интересах, прежде всего, остаться живыми и здоровыми. Поэтому рядовым будут говорить о славе нации, свободе, достоинстве, невероятной чудовищности врага, горячих симпатиях всех честных людей планеты – иначе говоря, давить не на интересы, а на чувство окончательной правоты, на то, что Родина призывает их в ряды сил добра, противостоящих абсолютному злу.

Чтобы идти убивать людей, рисковать самому быть убитым или изувеченным, нужно чувство непоколебимой правоты – и пропаганда прилагает все усилия, чтобы не дать ему поколебаться.

“Мы правы!” - послание, которое яростно выбрасывают в интернет патриоты, и им хочется ответить грустным вопросом из анекдота  - “А толку?”

Ориентация на пропаганду порождает действия совершенно абсурдные и вредные с точки зрения интересов - вспомнить например, попытки блокады Крыма. Компромиссный мир делается в этом контексте невозможен, как и попытки склонить противника (или хотя бы нейтралов) на свою сторону.

Проблема, которая часто возникает в мировой политике, это проблема смешения уровней. В самом печальном случае руководство начинает верить собственной пропаганде, в более легких, но все равно опасных - вынуждено считаться с пропагандисткой взвинченностью населения или, по крайне мере, наиболее активной его части.

И вот слова Надежды Савченко ломают это переживание абсолютной правоты. Оказывается, украинской стороне есть за что просить прощения.

Оказывается, по обе стороны конфликта - граждане одного государства. Конечно, это было ясно и раньше. Но об этом было не принято говорить вслух на таком уровне. Савченко использовала свою известность и авторитет, чтобы сломать это табу.

Неясно, что выйдет из ее дипломатических усилий - и выйдет ли - но сам факт отказа от пропагандистского взгляда на мир “мы абсолютно правы, мы силы добра, воюющие против зла” очень важен.

Перемена общественных настроений всегда нуждается в людях, которые могут открыто начать говорить то, что было табуировано. Это постепенно приводит к тому, что люди, думавшие также, но не решавшиеся говорить вслух, начинают открыто выражать свое мнение.

Конечно, разрушение картины мира, в которой ты был абсолютно прав, и все твои поступки имели высшую индульгенцию от лица нации, или истории, или еще какого-нибудь источника окончательной правоты, всегда проходит очень болезненно. Ярость, которую Савченко вызвала у патриотов, совершенно понятна.

Но переход от пропагандистского к аналитическому восприятию мира, от эпической битвы добра со злом к задумчивости над вопросами «чего и как мы хотим добиться» сам по себе очень важен. Конечно, Савченко действует в интересах Украины. Но снижение уровня безумия - в интересах всех.
============================================
http://radonezh.ru/analytics/o-snizhenii-urovnya-bezumiya-160588.html
из комментов
=========================
Это спорный тезис.
Мне представляется, что в русских и российских интересах как раз нарастание украинского безумия.
Чем более хтоничной будет Украина, тем слабее она станет долгосрочно.
Тезис разумной русской государственной политики определим как "поможем Украине превратиться в дикое поле".

Ваш тезис столь же разумен и бесспорен, как желание украинских патриотов, чтобы проклятая Рашка рухнула и развалилась. Осталось выяснить, для чего России (или Украине) под боком "дикое поле" таких размеров. А то у нас пока и с Кавказом-то все не слава Богу.

Для того, что из трёх альтернатив:
1. Украина разумная и неантагонистичная по отношению к русским
2. Украина сильная и ненавидящая русских
3. Украина слабая и ненавидящая русских
№1 невозможен, а из остальных №3 предпочтителен перед №2.

Исходя из этих заданных рамок, в русских интересах как раз может быть, чтобы градус неадеквата на Украине был как можно выше, и чтобы Украина прокатилась по назначенным для неё рельсам как можно громче и как можно дальше.

Если говорить без сентиментов из разряда "а там на четверть бывший наш народ", то России (не в смысле кооператива Озеро, а в смысле русских) от Украины нужны четыре вещи:

1) демографический ресурс
2) объём рынка
3) география (с импиликациями в вилке от трасс трубопроводов до размещения военных частей)
4) отсутствие на границах враждебной, тем более экзистенциально-враждебной значимой силы.

Но (2) и (3) имеют значение лишь в перспективе (1), т.е. лишь в том случае, если украинский народ примет ислам или скукошится, и на его месте восстановится малорусский народ. Такая трансформация однако достижима (если вообще достижима) лишь посредством микстуры состоящей из крови, пота и слёз принимаемой на протяжении трёх поколений. Чем сильнее украинство разгонится, тем ядрёнее получится микстура. Если она эвентуально произведёт терапевтическое воздействие -- fine. Если не произведёт -- тоже fine, но в смысле (4); в этом последнем варианте целеполаганием является не устранение экзистенциальной враждебности, т.к. это априорно невозможно, а устранение (максимально возможно умаление) "значимости".

Итого, в каком разрезе возможного развития событий не посмотри, но выходит, что чем украинцы станут упоротее, тем для русских лучше. Я говорю это с некоторой осторожностью, т.к. обычно вообще не сторонник подхода "чем хуже, тем лучше", но в данном случае дело выглядит вроде бы именно так.

* * *

Вспоминается статья Шульгина "Опыт Ленина", в которой он писал:

"необходимо, чтобы коммунистический опыт, зашедший так далеко, был беспрепятственно доведен до конца [...] Пережить все, что пережито, и не достичь цели? Все жертвы, значит, насмарку? Нет! Опыт зашел слишком далеко"

Аналогичным образом можно желать, чтобы украинский опыт тоже был доведён до самого донышка, до последней точки.

Вы, право, разсуждаете какъ в 2014 году. Тогда могло и впрямь казаться, что чѣмъ больше "безумiя", тѣмъ Украина слабѣе. Но на дворѣ 2016. Между "безумiемъ" и слабостью нѣтъ прямой корреляцiи. Напротивъ, подогрѣвая безумiе, есть шансъ получить противника неслабаго - и притомъ безумнаго.

Украинская экономика, и в особенности промышленность за последние два года пришли славой украинствования в состояние незавиднейшее -- и в русских интересах, чтобы этот тренд продолжился и углубился, важнейшим драйвером чего выступает хтоничность.
Чем хтоничнее будет Украина, чем неприемлемее будет для неё рассудочное поведение и рациональные кадры, тем глубже будет её экономическое, социальное и демографическое ослабление.
Разумная русская государственная политика, помимо отключения Украины от российской системы жизнеобеспечения и дивестиции из украинских активов, должна состоять в различных недорогих (для России) спсособах поддержки названной тенденции -- каждый раз когда хтоничность будет начинать идти на спад, тыкать Украину в бок палкой.


Это я все понялъ. Мнѣ бы про связь хтоничности съ ослабленiемъ въ послѣднiе полтора-два года. Понятно, что послѣ майдана все сильно ослабѣло и дальше продолжалось по инерцiи. Но въ остальномъ, похоже, хтоничность осталась, а ослабленiе сильно замедлилось.

http://sergeyhudiev.livejournal.com/1596973.html

Tags: Сергей Худиев, Украина Савченко, Украина анализ
Subscribe

  • о тщете пропаганды

    Я часто включаю первый и слушаю там политинформацию. Одни теории заговора: мировая закулиса строит коварные планы против российской…

  • про пропаганду

    Город Эфес был зна­ме­нит сво­им хра­мом бо­ги­ни Ар­те­ми­ды. Храм этот сжег Ге­рост­рат, что­бы…

  • Алексей Чадаев про казенную пропаганду

    В Москве подали заявку на митинг на проспекте Сахарова за освобождение Навального. Детей в школах предупредили, чтобы на митинг 23 не ходили. И…

Buy for 20 tokens
Каждое поколение уверено в том, что именно оно изобрело секс. Роберт Энсон Хайнлайн. Я простой человек, у которого накипело. Сделать несколько статей не получится, поэтому сделаю одну, но сразу про всё — даже если и будет похоже на поток сознания. Я просто хочу сказать то, что давно вертится…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments