marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

Женщины на войне или трудности перевода.

Оригинал взят у sogenteblx в Ситуация.
Прочитал сейчас кусок интересных мемуаров в относительно новой книге.
Конец осени 1941 г., операция "Тайфун", вермахт пытается двигаться к Москве. Тёплой одежды нет, бельё не меняли пару месяцев, вши, усталость.
От русских перебежал дезертир.
Его стали тут же раздевать — холодно же!
Иван, делись: один взял шапку, другой взял валенки, третьему понадобилась шинель.
Короче, перебежчик стоял в итоге в одних подштанниках.
А, на минутку, мороз, сильный минус.
Немец Макс Л. пишет: "Русский не мог ходить вот так, он бы замёрз насмерть".
И что же с ним сделали?

Его расстреляли. Кто познал логику немцев того времени, тот, вероятно, уже на подштанниках догадался.
Это называется "никто не гарантирует ничего".
Предельно утилитарное отношение пополам с проявлявшейся идеологией, это же стандартный вектор был. Я об этом. Самое интересное, что боец пассаж про замерзание даёт после того, как рассказал о расстреле, некое "оправдание".
Насчёт связки использования и идеологии: немцы, как пишет один западный дружок в свежайшей работе, руководствовались целесообразностью почти всегда. Иногда она пополам с идеологией шла. Можно покормить излишками, чтобы не бунтовали? - Кормят, всё ok. Излишки закончились? Поступил приказ делать зачистки? - Это же самое население расстреливается. http://sogenteblx.livejournal.com/42184.html
И это только фронтовые части и прифронтовая зона. В ближнем тылу вообще хозуправления работали, там смертность была только в путь. А причина та же: expediency.
Так и тут: одежду с него взяли, ну а дальше зачем он нужен. Чего он нового скажет, а перебежчиков ещё много будет.
Я хорошо знаю немцев, 10 лет работал в Германии - это именно отношение немцев в целом. Логика, собственные интересы и никаких вот этих чуйств.


Оригинал взят у sogenteblx в Женщины на войне или трудности перевода.
Учитывая неожиданный повышенный интерес к предыдущей зарисовке из мемуаров Макса Л., полагаю, что можно привести ещё два отрывка из этого источника. Оба напрямую связаны с горькой ролью женщин на войне и, так или иначе, с неправильным переводом.

Фамилия Макса была Ландовски, но это псевдоним, настоящее имя неизвестно. Родился в 1920 году в Западной Пруссии, фермер. Командир взвода связистов в 253-м артиллерийском полку — это 253-я пехотная дивизия, 16-я армия, группа армий "Север" (на начало войны с СССР). В "восточном походе" участвовал до января 1942 года, когда получил осколок в правую ногу. Рана была усугублена обморожением, часть ноги отняли, был демобилизован.
В конце 70-х и начале 80-х его проинтервьюировал профессор Ганс Иоахим Шрёдер, впоследствии выпустивший книгу с откровениями Ландовски. Как и сам автор отмечал в своей статье в 1991 году, прямая речь была тем интереснее, что он не кривил душой насчёт жестокостей войны и военных преступлений, прямо говоря о том, что в немалой части мемуаров отсутствует.


Первый.

В июле 1979 года Ландовски вспоминал:
«Впервые с русскими женскими батальонами мне пришлось столкнуться у Великих Лук. Да, там сражались женщины! Но они дрались гораздо более фанатично, чем мужчины. И поскольку они вновь начали стрелять из засады, против этих женщин применили огнемёты. Они прыгнули назад в траншеи, и поскольку всё застопорилось — подтянули сапёров с огнемётами, и они выкуривали женщин из траншей с их помощью. Женщины выползали с горящими волосами и одеждой. И я не помню, чтобы многие выжили. Я своими глазами всё это видел. Я был там».

Речь идёт о сражении за город, которое произошло во второй половине июля 1941 года. Великие Луки вермахту пришлось занимать два раза, а 253-я дивизия тогда впервые понесла тяжёлые потери.
Прочитав этот отрывок, я стал искать повтор, т.к. где-то это уже было. Разгадка быстро нашлась в работе Кристофа Расса про эту дивизию. Однако там приведён немного иной текст, точнее, перевод.

«Мы пальнули по этим бабам из огнеметов, потому что они вели огонь из засады. Потом они бросились назад в траншеи, и тут все кончилось, саперы прошлись вдоль траншей с огнеметами и выкурили бабье оттуда. Они потом выползли все обгорелые, с опаленными волосами, в тлевшем обмундировании. Я сам это все видел, своими глазами [...] Мало кто из них тогда выжил».

Во-первых, налицо неправильная постановка двух последних предложений; это ошибка Расса, скорее всего.
Во-вторых, немного странная фраза "и тут всё кончилось", когда речь идёт про то, что женский батальон задержал наступление ("und da wurde das ganze Unternehmen gestoppt"), хотя в целом на перевод в книге пожаловаться нельзя.
В-третьих, "бабьё" в оригинале отсутствует. Дело в том, что для женщин-солдат у пропаганды вермахта был чёткий термин — Flintenweiber, дословно "ружейная баба" или "баба-солдат". С таким переводом можно было бы предположить, что Ландовски использовал это грубое название, но там стоит "Frauen" ("женщины"), а не "Weiben" ("бабы"). Да и сам Шрёдер отмечал, что собеседник как раз не пользовался такой лексикой, хотя и пытался рассказом о фанатизме и засаде "оправдать" применение огнемётов. Вот так от перевода одного слова может меняться образ говорящего.

Вильфрид Нагель, "Ружейные бабы". Акварель, 1942 год.

Второй.

«Возможно, это тоже важно — полковник Блунк [фамилия изменена] был хорошим офицером. У него были медали, он не был трусом. Я был там с ним, видел его в бою, стреляющего из винтовки и кидающего гранаты. И этот человек повесил женщину. Я видел висевшую там женщину. Это было зимой. Она была русской, и полковник Б. приказал ей испечь немного хлеба. Согласно другому человеку, что был там, она, предположительно, сказала ему Kamel ["Осёл"]. Ну, она могла сказать Kein Mehl ["Нет муки"], не так ли? Это потому что у них ничего не осталось [выделено в оригинале]. Но, хотя это и было так, она была повешена. Она висела там, на стене сарая прямо у дороги, и у неё на шее висела табличка, с указанием причины, почему она была повешена, написано по-русски. Она была всего лишь молода...»

Источники.
Кристоф Расс, Человеческий материал. Немецкие солдаты на Восточном фронте (Москва, 2013);
Hans Joachim Schröder, «German Soldiers' Experiences during the Initial Phase of the Russian Campaign», in From Peace to War: Germany, Soviet Russia, and The World, 1939-1941, ed. Bernd Wegner (N.Y., Oxford, 1997);
Hans Joachim Schröder (Hrsg.), Max Landowski, Landarbeiter: ein Leben zwischen Westpreussen und Schleswig-Holstein (Berlin, 2000);
Tags: Германия, История
Subscribe

promo zsbooka 21:01, yesterday 15
Buy for 20 tokens
По поводу нынешних последних выборов даже писать ничего не хотел – настолько опустела страна в политическом смысле… И дело не только в том, что посадили-таки Навального и обезглавили/запугали весь его электорат (максимально протестный в данный момент), и не только в том, что старые…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments