marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

Майкл Манн .«Тёмная сторона демократии»

Демократические институты, работающие на основе этнического национализма, в конце концов приводят к истреблению национальных меньшинств – считает выдающийся американский учёный Майкл Манн.
В соответствии с этой закономерностью в странах Прибалтики с их этнократическими режимами рано или поздно начнутся этнические чистки русских и поляк
ов.
Майкл МаннПрофессор социологии в Университете Калифорнии, почётный профессор Кембриджского университета Майкл Манн в своей новой книге «Тёмная сторона демократии» выдвигает собственную теорию геноцида и этнических чисток.
На примерах истребления американских индейцев, геноцида армян в Османской империи, нацистского Холокоста, этнических чисток в республиках бывшей Югославии и Руанде американский социолог делает вывод, что уничтожение этнических групп является не проявлением средневековой дикости и первобытного варварства, а, напротив, следствием модернизации обществ и перехода их политических систем к демократии.

Этнические чистки и геноцид становятся наиболее вероятны на этапе формирования демократических государств-наций.
В случае, когда современные политические институты создаются одновременно с формированием наций, возникает почва для межэтнических распрей, а при сценарии формирования демократии, работающей на основе этнического национализма, преследование национальных меньшинств практически неизбежно.
Более распространены случаи, когда большинство оказывает давление на меньшинство в пределах границ государства
«Конечно, ситуация, когда на одну и ту же территорию претендуют два народа, встречается нечасто.
Более распространены случаи, когда большинство оказывает давление на меньшинство в пределах границ государства.
И чаще всего меньшинство не оказывает сопротивления.
Когда же меньшинство начинает сопротивляться давлению и претендует на собственную политическую автономию или даже государство, возникают проблемы. И тогда может начаться эскалация», – говорит Майкл Манн.
В такой ситуации демократические институты – выборы, парламент, многопартийность – не снижают напряжение в обществе, не устраняют противоречия и не являются инструментами диалога между социальными группами, а, напротив, способствуют разжиганию ненависти, усугубляя языковое и региональное противостояние.
В конечном счёте это может привести к геноциду, причём в крайнем случае – не в виде стихийных погромов, происходящих в результате низовой инициативы, а в виде сознательного и планомерного истребления целых народов, осуществляемого всей политической, экономической и военной мощью государственной машины.
Жертвы Холокоста. Фото Второй Мировой войны.Классическим примером такого геноцида является Холокост.
Адольф Гитлер, как известно, пришёл к власти в Германии демократическим путём.
На момент прихода нацистов к власти Германия была монолитным этническим государством, однако гитлеровцы для закрепления своих политических позиций изобрели внутреннего врага, представив таким врагом евреев.
Результатом стала «Хрустальная ночь» и нацистские «лагеря смерти».
Однако случаи истребления этнических групп в Европе не заканчиваются после победы над гитлеризмом.
Демократизация в сочетании с этническим национализмом в качестве господствующей идеологии приводит к массовым убийствам людей и в конце XX и даже в XXI веке.
После политического и экономического коллапса ареной массового насилия стала постсоциалистическая Европа: Югославия, Молдавия, а в последние годы ещё и Украина.
«После обретения независимости на Украине попытались пойти по пути демократизации.
Основные партии всё больше превращались в этнические партии – условно “русская” и “украинская” партии, – говорит Майкл Манн.
– Прошли несколько электоральных циклов с высокой конкуренцией между этими партиями.
“Украинская” и “русская” партии боролись друг с другом и по очереди сменяли друг друга в контроле над государством.
Обе стороны верили, что могут получить поддержку из-за рубежа.
“Русская” партия надеялась на Россию.
“Украинская” партия рассчитывала на помощь Запада.
Эскалация привела к вооружённым столкновениям в Восточной Украине.
С этого момента ты должен быть либо русским, либо украинцем – идентичность начинает доминировать.
Обе стороны – украинская и русское сопротивление – радикализируются».
После обретения независимости на Украине попытались пойти по пути демократизации
Сотни тысяч беженцев и тысячи убитых на Юго-Востоке Украины – результат того, что на втором Майдане Украина окончательно избрала для себя восточноевропейскую модель развития.
Эта модель основана на этническом виктимном национализме, согласно которому титульную нацию веками унижали, преследовали и пытались уничтожить всевозможные агрессоры и оккупанты, поэтому теперь эта нация должна быть сама в своей стране хозяйкой, насаждать везде свой (единственный государственный) язык и местную архаичную культуру, а потомки «колонистов» и «оккупантов» должны либо ассимилироваться, либо убираться туда, откуда их предки приехали.
Такая самоуничижительная модель формирования нации с сознательным умалением и принижением себя в истории, представлением о себе как о бывшей колонии, свойственна большинству постсоветских республик (кроме России и Беларуси).
Одновременно с этим процессом шёл процесс пересадки на местную почву западных демократических институтов.
В результате в бывших советских республиках происходило формирование демократии на основе этнического национализма и, в полном соответствии с теорией Майкла Манна, начиналась дискриминация национальных меньшинств.
Русскоязычное население с помощью института неграждан было отстранено от прибалтийской демократии практически в полном составеВ наиболее чистом и приближенном к описанной американским социологом модели виде этот процесс происходил в странах Прибалтики.
В Латвии и Эстонии замена советских коммунистических институтов западными в начале 1990х годов произошла одновременно с лишением гражданства и поражением в фундаментальных правах трети населения.
В результате выборы, парламентаризм, многопартийность – все эти прелести демократии – работали исключительно для титульных латышей и эстонцев, для своих, для «белых».
Русскоязычное население с помощью института неграждан было отстранено от прибалтийской «демократии» практически в полном составе.
Демократия в Прибалтике создавалась одновременно с формированием наций по восточноевропейской этнолингвистической модели и утверждением виктимного этнического национализма в качестве господствующей идеологии.
Поэтому для русских и прочих русскоязычных жителей Прибалтики (а также для литовских поляков) демократия обернулась своей тёмной стороной.
«Демократия для своих» привела к запрету голосовать на выборах и референдумах, участвовать в приватизации, рассчитывать на поддержку государства за рубежом и социальную защиту на родине для сотен тысяч человек.
Демократия в сочетании с национализмом породила языковой террор и языковую полицию,
искусственные фильтры, отсекавшие представителей нацменьшинств от работы на государственной и муниципальной службе и приведшие к запретам учиться на родном языке,
запретам писать и произносить свои имена и фамилии по правилам родного языка,
к ликвидации вузов, школ и средств массовой информации для нетитульного населения.
Подобная специфическая «демократия» породила шельмование национальных меньшинств на высшем государственном уровне, бесконечные подозрения в их нелояльности, провозглашение их «пятой колонной» и крики «чемодан, вокзал, Россия!».
Майкл Манн в своей книге отказывает подобным политическим режимам в звании демократических: режимы, проводящие этнические чистки и занимающиеся дискриминацией населения по языковому и культурному признаку, не могут быть демократиями по определению.
Это этнократии, соблюдающие демократические стандарты и выполняющие демократические процедуры только в пределах одного «избранного» этноса.
Такая ситуация в Литве, Латвии и Эстонии сохраняется по сей день.
Политические режимы этих стран по-прежнему являются этнократическими, понятие «нация» в странах Прибалтики всё так же означает этническую нацию – литовцев, латышей и эстонцев, ради процветания и благополучия которых существуют Литва, Латвия и Эстония.
Последний тезис даже особо прописан в преамбулах к Конституциям Прибалтийских республик.
Центр государственного языка Латвии решил оштрафовать мэра Риги Нила Ушакова (Согласие) за то, что рижская дума, которую он возглавляет, общается с жителями на двух языках (на русском и латышском) в соц.сетях..pngРусские Прибалтики, поляки Литвы – все они по-прежнему «пятая колонна», о
нелояльности и постоянной угрозе со стороны которой из года в год упоминают в своих публичных отчётах местные спецслужбы.
Прибалтийские националисты раз от разу приходят к власти на рассказах о русской и прочих «угрозах» и на обещаниях ускорить принудительную ассимиляцию национальных меньшинств – закрывать русские и польские школы, ужесточать законодательство для СМИ, печатающихся и выходящих на негосударственных языках.
Партии национальных меньшинств остаются («Согласие» в Латвии) или становятся (Избирательная акция поляков Литвы) политическими париями, которых нельзя принимать в правящую коалицию и допускать к участию в управлении страной.
При сохранении такой ситуации в Прибалтике рано или поздно начнутся этнические чистки русских и поляков.
Никого не должно обманывать то отрадное обстоятельство, что после распада СССР в Прибалтийских республиках всё обошлось без резни национальных меньшинств и массовых преступлений на почве межнациональной розни, ограничившись поражением в правах и языковой дискриминацией.
Правящие националисты Литвы, Латвии и Эстонии всё так же идут путём Гитлера и нацистов, для упрочения своих политических позиций занимаясь изобретением внутреннего и внешнего врага. Внешний враг – это Россия, внутренний враг – нетитульное население.
Все эти русские, поляки или латыши, именующие себя латгальцами, – это агенты Путина и вражеские шпионы
По мере деградации этих стран, продолжения бегства оттуда коренного населения, вымирания, разрушения экономики, сокращения дотаций Евросоюза потребности в создании образа врага у правящей верхушки будут только возрастать.
Не станут же они объяснять провалы и поражения своих стран собственной никчёмностью и бездарностью.
Кто может быть виноват в проблемах и неудачах Эстонии, Латвии и Литвы?
Конечно же, внутренний враг – «нелояльные меньшинства».
Все эти русские, поляки или латыши, именующие себя латгальцами, – это агенты Путина и вражеские шпионы, которые пьют кровь христианских младенцев! Все проблемы из-за них!
Пусть эти потомки колонистов и имперских оккупантов убираются туда, откуда приехали!
Вся эта риторика будет транслироваться через вполне себе демократические институты: партии, СМИ, предвыборную агитацию, парламентские слушания.
В результате демократия, будучи основанной на этническом национализме, обернётся для нетитульных народов Прибалтики своей тёмной стороной.
Источник: Аналитический портал RuBaltic.Ru http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/241016-etnicheskie-chistki/
Tags: Майкл Манн, национализм, социальная психология
Subscribe

  • 1904 Ленин в Женеве

    К писаниям очевидцев о великих людях лучше вообще относиться скептически. А уж если о Владимире Ильиче Ленине пишет работница отдела пропаганды…

  • о личных увлечениях Ленина

    Скажите: многие из вас и ваших знакомых легко делают капитанский выход на турнике? А в 45-50 лет? А Ильич делал. И регулярно. . В драках и…

  • элитные элиты погрязли в суевериях на нервной почве

    "Дочь бывшего губернатора Пензенской области - Василия Бочкарева - Наталья заявила, что отдала около 15 млн. рублей гадалке. Последняя…

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments