marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

За что никто не любит ботаников

«Если ботаники такие умные, почему они не понимают, как устроена популярность?»

Сейчас Пол Грэм — известный американский программ
ист и предприниматель. Но в своё время в школьной столовой он обедал среди ботанов и неудачников.
Книга Грэма «Хакеры и художники» ни разу не издавалась в России, но русскоязычные пользователи, разобрав на главы, перевели её самостоятельно.
В этой важной для молодых программистов книге Грэм рассуждает о творчестве и бунтарстве в профессии. Татьяна Шатровская прочитала первую главу книги, где автор вспоминает, как сам был ботаником, и выделила из неё главные мысли о причинах непопулярности умных школьников.


Непопулярность ботанов почти никого не удивляет. И это довольно странно, если задаться тем же вопросом, который формулирует Пол Грэм: «Если они такие умные, почему они не могут понять, как устроена популярность, и справиться с системой так же просто, как они справляются с контрольными?» Почему умные школьники легко решают олимпиадные задачки, но не могут разобраться в механизме популярности среди сверстников, которые уступают им в уровне интеллекта?
Есть мнение, что умных школьников одноклассники недолюбливают, потому что завидуют им. Но Пол Грэм вспоминает, что в его школе ум не был тем качеством, которому стоило завидовать — это было неважно.
«При прочих равных школьники предпочли бы быть скорее с умными, чем с глупыми, но интеллект котировался гораздо ниже чем, например, внешний вид, обаяние или физическая сила».
Опять же, следует закономерный вопрос: так почему же умные школьники часто подвергаются нападкам, если интеллект в вопросе популярности почти ничего не значит? Пол Грэм считает, причина кроется в том, что они сами не хотят становиться популярными.
Конечно, это не значит, что ботаны хотят, чтобы их травили. Они были бы не против популярности, но не хотят этого достаточно сильно.
«Если бы кто-нибудь предложил мне сделку — стать самым популярным ребёнком в школе, но за это получить средний ум (можете смеяться надо мной), я бы не согласился», — рассказывает предприниматель.
Быть умными и делать большие вещи для ботанов несоизмеримо важнее, чем получить признание среди одноклассников. И по сравнению с ровесниками, которые посвящают борьбе за популярность каждый час своей жизни, они неизменно проигрывают.
Грэм сравнивает умение быть популярным с умением рисовать: многим кажется, что это врождённые способности, вот только те, кто по-настоящему хорошо рисует, провели за этим занятием много часов. Так и популярность — это не качество, а результат упорного труда.
Для ботанов этот труд особенно тяжёл, поскольку обычно противоречит их интересам: увлечения книгами, наукой, природой редко сочетаются с любовью к моде и вечеринкам.
«Они похожи на человека, который пытается играть в футбол, держа на голове наполненный стакан с водой. Другие игроки, которые могут сосредоточить своё внимание на футболе, легко у них выигрывают, и удивляются, почему ботаны такие неумелые».
5 главных мифов о травле в школе. «Он сам нарывается!» и другие ложные выводы родителей
Если бы непопулярность выражалась в простом игнорировании, школьникам было бы легче её переносить. Но многим «отличникам» пришлось пережить настоящую травлю. Пол Грэм называет несколько причин, по которым подростки жестоко издеваются над социально неадаптированными тихонями.
1. Дети жестоки по своей сути
Подростки — это те же дети, у которых ещё не до конца сформировалось понятие о том, что хорошо, а что плохо. «Некоторые пытают ботанов по той же причине, по которой отрывают ноги у пауков. Перед тем как у тебя появится совесть, пытки — весьма занимательное дело», — пишет Грэм.
2. Издеваясь над слабыми, дети чувствуют себя увереннее
«Люди, которые не уверены в своей позиции, попытаются укрепить её, жестоко обращаясь с теми, кого они полагают стоящими ниже. Я читал, что это причина, по которой бедные белые в США — наиболее враждебная группа для чёрных», — рассказывает Грэм. Участие в травле позволяет детям почувствовать себя более уверенными.
3. Это часть механизма популярности
Популярность, пишет автор, зависит не только от личной привлекательности, но и от альянсов. Чтобы удержаться вверху школьной социальной иерархии, дети вынуждены совершать поступки, которые укрепят их положение. Общий враг — объект травли — сплачивает школьников и выгодно подчёркивает их превосходство. Акцентируя внимание на чьих-то недостатках, легче отвлечь внимание от собственного несовершенства — этот принцип, часто используемый в политике, работает и здесь.
«В этом нет ничего личного»
Если школьники травят своего одноклассника, это не обязательно значит, что они его ненавидят. В этом действительно нет ничего личного: им просто нужно кого-то преследовать. А преследовать ботанов наиболее безопасно: они безобидны и находятся в самом низу школьной иерархии.
Пол Грэм замечает, что форма школьной иерархии — не пирамида, как принято думать, а, скорее, два соединённых основаниями конуса. В нижней части находится небольшая группа «лузеров», вверху — самые популярные ребята, которых тоже мало. Как правило, они в преследованиях не участвуют: им это не нужно. За счёт ботанов самоутверждаются «нервные середнячки», которых в школе большинство. Если самые популярные подростки могут позволить себе самостоятельно выбирать линию поведения, то те, кто находится посередине, сделав неверный шаг, могут сами оказаться внизу.
«Одна моя знакомая сказала, что в старших классах ей нравились ботаны, но она боялась заговаривать с ними, так как другие девочки подняли бы её на смех, — рассказывает Грэм. — Непопулярность — это заразная болезнь. Дети, слишком хорошие для того, чтобы мучить ботанов, всё равно будут их игнорировать для самозащиты».
«Я думал, что проблема во мне»
Неуверенные в себе школьники часто принимают издевательства одноклассников на свой счёт. Не имея опыта общения с другим миром, кроме школьного, они убеждаются, что не соответствуют общепринятым нормам. Пол Грэм объясняет это тем, что на самом деле ботаны уже в школе мыслят категориями мира взрослых: они задумываются о вещах, которые имеют значение в реальном мире, а вещи, которые кажутся важными их ровесникам, для них не имеют смысла. Без опыта и уверенности взрослого человека, из-за своей непохожести они становятся изгоями.
«Так как я не соответствовал этому миру, я думал, что какая-то проблема во мне, — вспоминает Грэм. — Я не понимал, что ботаны не соответствуют этому миру по той причине, что они находятся на шаг впереди. Мы были немного похожи на взрослого, которого внезапно засунули обратно в старшие классы школы. Он не знал бы, какую одежду надо носить, какую музыку слушать и какой жаргон использовать. Он бы выглядел среди детей как полный чужак. Но этот взрослый знал бы достаточно, чтобы не заботиться о том, что думают другие дети. У нас же не было такой самоуверенности».
Что происходит с ботанами после школы
В большинстве случаев люди не утрачивают свой интеллект с возрастом. И всё же понятие «ботаны» есть только в школе. Вырастая, они становятся просто умными людьми. Согласитесь, среди взрослых не принято травить людей, которые хорошо и много работают.
Грэм не склонен объяснять это тем, что взрослые просто сознательнее детей, — к тому же с этим утверждением можно поспорить. С его точки зрения, непопулярность ботанов в школе не распространяется на их дальнейшую жизнь по вполне понятным причинам.
Во-первых, в мире взрослых ценится не столько умение «быть приятным» и правильно вести себя в обществе, сколько способность находить верные ответы и добиваться реальных результатов, в чём ботаны имеют значительное преимущество.
Во-вторых, реальный мир гораздо больше школы, и бывшим «отличникам»-одиночкам проще найти единомышленников.
«В большом озере даже самые маленькие организмы могут набрать критическую массу, собравшись вместе, — пишет предприниматель. — В реальном мире ботаны собираются и формируют свои собственные общества, основанные на ценности интеллекта».
Более того, социальная неадаптированность и чудаковатость в университете нередко становится своеобразной «фишкой» увлечённых наукой студентов, только добавляя им тех самых очков популярности, которых так не хватало в школе.
Почему взрослые ничего не делают
Многие взрослые просто не понимают, как дети обращаются друг с другом. Информацию о том, что подростки могут быть очень жестоки, они воспринимают так же, как новости о пытках в странах третьего мира, — предпочитают не думать о таких неприятных вещах.
«Учителя государственных общеобразовательных школ занимают примерно ту же позицию, что и тюремные надсмотрщики. Главная задача надсмотрщиков — это удержать заключённых на их местах. Им нужно их кормить и по возможности следить, чтобы заключённые не убили друг друга».
Сделать что-то сверх этого минимума удаётся редким учителям, и в вопросе организации социальной иерархии школьники оказываются предоставлены сами себе.
Взрослые, которые имеют представление об издевательствах и травле, возлагают вину на переходный возраст. Они ничего не делают, потому что считают, что это нормально и неизбежно, объясняя любое неадекватное поведение подростков «буйством гормонов».
«У меня не вызывает доверия теория, что с 13-летними подростками действительно что-то не в порядке, — пишет Пол Грэм. — Если причина в физиологии — так должно было быть всегда и везде. Но являлись ли все монгольские кочевники нигилистами в 13 лет? Я прочёл немало книг по истории, но я нигде не видел ссылки на этот „универсальный“ факт до двадцатого столетия. Подростки-подмастерья в эпоху Ренессанса выглядят радостными и энергичными. Разумеется, они подшучивают друг над другом и дерутся, но они не выглядят сумасшедшими».
Что доводит подростков до безумия
Жизнь современных подростков Пол Грэм называет «поистине жалкой». Они не играют сколько-нибудь значимой роли в обществе, взрослые не дают им делать ничего настоящего, и эта ежедневная бессмысленность заставляет подростков самих придумывать правила.
«Подростки-подмастерья в эпоху Ренессанса были служебными собаками. Современные тинейджеры — невротичные болонки, — пишет Грэм. — Раньше подростки играли гораздо более важную роль в обществе. В доиндустриальные времена они все были подмастерьями того или иного сорта — в магазинах, на фермах, в судах. Их не собирали вместе, чтобы они создавали собственные сообщества. Они были младшими членами взрослых сообществ».
Сейчас взрослые не могут найти применения подросткам, так как работа становится всё более специализированной и требующей особых навыков, и школьники не могут проявить себя в стоящем деле. Если раньше дети начинали работать самое позднее в 14 лет, то сейчас молодые люди нередко впервые приступают к работе только в 21-22 года.
Большинство современных детей слабо представляют, чем занимаются в офисах их родители. Они не видят связи между учёбой в школе и работой, а взрослые, в свою очередь, не могут найти детям полезного применения в своей сфере занятости. «Взрослые сдают подростков в школу по пути на работу примерно так же, как собаку сажают на цепь, уезжая на выходные. Официальное предназначение школ — учить детей. На самом деле их основное предназначение — держать детей запертыми в одном месте в течение значительной части дня, чтобы взрослые могли заниматься своими делами».
Главное, чего школы требуют от детей, — это вовсе не блестящие успехи в учёбе или развитые душевные качества. Выше всего учителя ценят прилежание.
«Я потерял веру в такие слова, как „личность“ и „честность“, поскольку я подвергся в школе обману со стороны взрослых, — рассказывает Пол Грэм. — Взрослые использовали эти слова в единственном смысле — покорность.
Дети, которых хвалили за эти качества, были в лучшем случае упорными тупицами, а в худшем — поверхностными болтунами.
Если это называлось „личностью“ и „честностью“ — я не хотел бы иметь с этими понятиями ничего общего».
Ботанам в школах приходится тяжело, это факт.
И немногие из них могут надеяться на внезапное изменение в поведение одноклассников или помощь взрослых. Пол Грэм считает, что простое понимание ситуации должно сделать её менее болезненной.
Школа — это не реальная жизнь, а искусственно созданная замкнутая система. Ботаны — не неудачники, даже если так считают их ровесники. И всё это временно: выйдя в большой мир, ботаны, возможно, окажутся более подготовленными, так как всё это время стремились делать реальные важные вещи, вместо того, чтобы гнаться за иллюзорной популярностью.

http://mel.fm/2016/06/20/nerd
Tags: школа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments