marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

Лучше один раз посмотреть первоисточник или О том самом конфликте в гимназии города Киева

Оригинал взят у hippy_end в Лучше один раз посмотреть первоисточник или О том самом конфликте в гимназии города Киева







Пост может быть без объяснения причин удален редакцией ЖЖ из учета на Главной странице, но очень бы хотелось, чтобы на этот раз он остался в украинском топе

Видео взято с американского ресурса Ютуб

В общем, думаю, почти все читатели уже в курсе истории, которая случилась в одной из гимназий города Киева, где одна патриотичная родительница написала заявление в украинские спецслужбы на другую -- "откровенно враждебную", по словам первой, патриотичной, родительницу -- причем, многодетную

Но лучше один раз посмотреть первоисточник, а если нет такой возможности, прочесть расшифровку объяснений двух сторон конфликта, которую я за пару дней постепенно сделал для тех, кому сложно смотреть видео

Так что, раз уж загадочные "корреспонденты Шария" преспокойно, под носом у соответствующих служб, разгуливают по украинской столице и даже в открытую берут интервью у директора гимназии и у женщины, которая посещала пишет заявления в спецслужбы (!)... -- пожалуй, можно считать, что в видео господина Шария нет ровным счетом ничего такого, что может считаться вредным для Украины

Конечно, хотелось бы обратить внимание на эти "пол Киева", "90% учеников говорят на русском" и "мне трудно найти майданутого. Мне его надо специально искать" целого ряда "руссопатриотичных блогеров" и одного эмигрировавшего в РФ полит топ блогера, но, увы, они как раз этот журнал предпочитают обходить стороной

В общем, мне кажется, это -- очень наглядное видео для всех, кому действительно интересно, какова реальная ситуация на территории Украины

Итак -- Киев -- репортаж загадочного "корреспондента Шария"– 15 февраля 2017 года -- расшифровываю, пропустив начало и беседу с директором школы, начиная с разовора с двумя непосредственными участницами конфликта, выделяя некоторые места, на которые хотел бы обратить Ваше внимание

Татьяна – автор заявления в СБУ на «непатриотичную мать» одноклассника ее ребенка (перевожу с украинского на русский) – расшифровываю только отдельные фрагменты:

«… школьный чат, куда пришла наша классная руководительница и написала, что завтра будет происходить сбор передачи для воинов АТО. Т.е. не было никакого принуждения: принести обязательно туда-сюда или сдать там деньги, или еще что. Был написан такой пост.

После того пришла мама одного ребенка из нашего класса, кстати, я не знаю даже, какого ребенка. Потому что там только имя, а мы в этом классе новенькие, и я не знаю, кто этот ребенок. После этой просьба учительницы запостила там фотографию памятника погибшим детям в Донецке, Аллеи Ангелов и с грифом там – ДНРовским гербом.


Я сначала вообще не поняла, что этот человек хотел сказать, и я задала ей вопрос: а что вы имели в виду, размещая такую информацию под просьбой о помощи. После чего человека понесло, и она стала там рассказывать нам всем, что наши воины -- это убийцы, что они убивают мирное население, что там происходит… ну, едва они не сатана.

Рассказывала там и дальше, что это вообще страшный беспорядок, что они в школе этим занимаются. Что это нельзя вообще позволять – войну поддерживать. И дети не должны в этом принимать участие.

После этого пришел ее муж на тот самый сайт и там сказал нам такое. Что не должна школа принуждать детей рисовать рисунки и писать письма убийцам, которые утюжат мирных жителей Донбасса.

Знаете, иметь свой взгляд и иметь взгляд откровенно враждебный моей стране, ну, я считаю, что это немного разные вещи. Потому я сделала предупреждение и, честно говоря, я вижу, что человек довольно неадекватный и почти сутки, что она там писала, я ей не отвечала.

После этого вышла снова туда классный руководитель на общение, написала, что она вообще удивлена, что такую бурю эмоций вызвал ее пост. После этого эта Светлана написала там снова информацию о том, что она не будет зигованье  поддерживать, потому что это ее гражданская позиция.  После этого я написала, что я не вижу, кто тут зигует, по крайней мере, я или красный руководитель, ну, чтоб я поняла. И сказала ей, что я это так не оставлю, потому что это действительно возмущающий факт и это не есть иное мнение, это – откровенно вражеское мнение.

Я там же и написала, что я к школе не имею никаких претензий, потому что, если они такие акции проводят по сбору для АТО, то я уверена, что там всё хорошо с патриотичным воспитанием детей. Но я обязательно приду поговорить. Для меня не имеет значения, как я выгляжу в глазах тех людей, которые Светлану поддерживают, потому что половина из них тролли, боты и неизвестно кто. Они без фотографий, но они не могут никаких разумных аргументов, кроме ругаться, обсуждать мои фотографии, т.е. ничего больше там они не вспоминают.

Я поговорила со школой, школа точно так же разделяет мое мнение. И мы договорились, что будет даже разговор на ближайшем собрании с родителями про отношение школы к вопросу, в принципе, патриотического воспитания, и как это будет происходить. Потому что пришли тролли, боты, пришли неизвестно какие люди, какие перепощивают уже не саму информацию, а где-то кто-то слышал что-то сказал: бандитка, бандеровка Попова хочет сдать в СБУ, как в 37-м году человека, который отказался сдавать вещи для АТО.

Если бы она просто отказалась и написала, что «я не хочу сдавать», ни одного вопроса к этому человеку ни у кого бы не возникло. Сейчас по крайней мере о чем я хочу говорить с СБУ. А я обязательно хочу встретиться. Совсем …я понимаю, я разумный человек, я понимаю, что слова, которые она сказала, слова к делу не пришьешь, и никакого там не было призыва отъединяться от Украины, там не звучало призыва что-то куда-то пойти с оружием, да? Однако с другой стороны там откровенно враждебная позиция прозвучала.

Потому тот шквал, который сейчас разворачивается, он показал, что эта проблема – вот этого бытового сепаратизма – она очень важна, крайне важна. Что люди гибнут третий год наши хлопцы на войне, а кто-то, сидя в Киеве за их спинами, отваживается намеренно и нагло писать о них, что они – убийцы. И это не есть иное мнение.

Потому я хочу, чтобы СБУ, по крайней мере, поняло, что такие люди существуют. Это надо дать огласку. СБУ может вместе с активистами и т.п. обговорить, какой выход из этого. И как можно помочь школе, например, которая не может проводить с родителями патриотическое воспитание. Мне откровенно жаль мальчика этой женщины. Который ходит с детьми в класс. Которому в школе на истории рассказывают о том, что происходит. Который слушает других детей, и которому дома льется в уши такое дерьмо.

Еще немного, дети повырастают, начнут всё это понимать, может, в десять лет он еще не ретранслируется в школе то, что он слышит от родителей, а через пару лет начнет. И что тогда начнется.

Доносы – это когда человек себе потихоньку сделал, спрятался, нигде не подписалась, а другого человека взяли. Понимаете? То, что я сделала, это не есть донос. По крайней мере, я публично предупредила, что я обязательно пообщаюсь. Я не написала, чтобы ее там арестовали и т.п. Но пытаются сейчас вызвать у меня чувство вины, что я тут какая-то доносчица, или еще кто-то такой. Я вины никакой за собой не чувствую. Моя позиция не изменилась. Даже после того, как я сутки читаю грязь о себе, о своей семье и т.д.

Я понимаю, что ничего не будет с этой Светланой. И, к сожалению, если на таких, как Светлана, обращать внимание, то половину Киева надо пересажать, как выяснилось сегодня из интернета. Вот что можно сделать? На государственном уровне. Вот скажите мне, в Турции забанен Ютуб. Вот его нет в Турции. Что бы полезного могло сделать СБУ для наших детей. Убрать от нас российские соцсети. Можно забанить для страны «В Контакте», можно забанить «Одноклассников».

Тогда все эти группы, а они происходит оттуда, но вся эта ватная компания – она собирается на российских сайтах. Вот что может СБУ сделать на государственном уровне. А запросто.

Честно говоря, есть такие понятия в полиции, например, да, или в том же самом СБУ. Понятие «беседа». Понимаете, все очень смелые в интернетиках, и в вайперах и т.д. А глаза в глаза мало кто отважится всё это сказать, даже то, что она наплела мне в этом вайпере, эта Светлана. Но чтобы взрослый человек вспомнил, что он взрослый и понимала, что она говорит. Я была очень удивлена, что эти люди – они киевляне. Т.е. они не есть донецкие. И потом я узнала, что родители в Донецке.
<…>
Я очень бы хотела после этого, чтобы вышел новый языковой закон. Чтобы продумали законодательную базу получения гражданства Украины через украинскость людей. Не украиноязычие. Потому что дома, пожалуйста, на кухне можно разговаривать на любом языке. Мы живем в Украине, единственный государственный язык украинский, учиться должны дети на украинском в школе, в институте.

Ну, пожалуйста, меньшинства развивайте свои языки за счет своих обществ. Куча школ есть, где обучение идет на русском языке [соврамши]. До сих пор еще есть в стране школы с российским языком обучения. До сих пор такие есть. Я считаю, что так не должно быть.

[Класс – «куча школ» и «до сих пор еще есть такие школы» -- в одной голове одновременно (!)]

Наш сосед пришел защищать русскоязычное население. До тех пор, пока у нас здесь будет русскоязычное население, до тех самых пор у нас будет оставаться угроза, что кто-то захочет прийти их защитить.

Я, вообще-то, сама человек русскоязычный. И скажу вам честно, что за два с половиной года моего украиноязычия у меня изменилось окружения, мысли мои взгляды многие были пересмотрены. Это возможно. Но что сейчас происходит. Все русскоязычные по умолчанию считают, что украинцы должны знать украинский язык. Почему они должны? Они у меня дома, в Украине.

[Вообще-то, не «должны знать», а знают уже – просто по факту]

Очень остро как-то в середине меня пришло, что я поняла, что не хочу, чтобы мои внуки когда-нибудь сказали мне, что я слышала от бабушки сказку на русском языке. Потому нужно было сделать какие-то усилия над собой, и взяться учить»

Светлана:  «Началось с того, что классная руководительница наша просто в нашу группу в вайпере, где обсуждаются домашние задания, она кинула объявление о том, что требуется помощь АТОшникам. Ну, конечно, я бы могла промолчать, но это просто уже повторяется не первый раз. Не конкретно в нашем классе, а вокруг меня. Там, молчать, когда моих детей заставляют писать письма: «Дорогой воин, спасибо тебе, что ты нас защищаешь». Т.е. постоянная ложь, ложь, ложь, которая меня просто…

Ну, видимо, подошла какая-то точка, после которой я решила, что всё, хватит. И я просто выложила, я даже не хотела вступать ни в какие перепалки, я просто выложила этот памятник с детьми, которые погибли в Донбассе. Т.е. я надеялась, что мы родители, что за пределы нашего домашнего разговора ничего не будем выносить. Однако это оказалось не так. И в понедельник, как она написала в Фейсбуке, вместо того, чтобы пойти в спортзал, «я пошла к дирктору и в СБУ».

Любой утренник он каким-то образом, но затронет эту тему. Или я увижу плакат. Вот, у средней дочери у меня, плакат висит какой-то там по поводу захисниким, значит, наших.  То заставляют встать на минуту молчания. То собирают вещи. То плетут сетки какие-то.  Т.е., конечно, я скажу, что наша гимназия, все-таки она, ну, я не думаю, что она перегибает в этом смысле палку, я думаю, что просто происходит указания, которые она выполняет.

Вы знаете, я думаю, прежде всего, нужно рассказывать детям честно, что происходит. И говорить о том, что такое действительно настоящий патриотизм. В чем он проявляется. Что требуется от гражданина страны, прежде всего. У нас, слава богу, вы знаете, у нас преподаватели наши – они довольно адекватные люди. Они не давят на детей, они занимаются учебным процессом. Просто вот эти инициативы, которые там происходят.

Ну, у нас там, допустим, был раз в неделю русский язык.  В этом году его почему-то взяли, заменили на польский. Хотя польский никто преподавать даже не может, по сути. Русский язык, на котором говорят практически все дети гимназии, процентов девяносто, я за это ручаюсь, он у них как бы исчез из программы.

Вы понимаете, во все времена стукачи были не рукопожатыми. Я не хочу с ней общаться лично. Мне неприятно, как будто я дотронулась до чего-то мерзкого. Я не могу себя пересилить, несмотря на то, что я христианка. Она к нам пришла только в этом году в школу. Со своей дочкой. Т.е. они новенькие. Она только пришла, и я увидел женщину, я ее не узнаю, но потом по фотографиям я вспомнила, что я была – она врач, -- и я была у нее на консультации десять лет назад. Она гинеколог.

Десять лет назад она была красивой женщиной с косой, говорящей на русском языке. Вот это я ей и написала. Что, Татьяна, я вас запомню вот такой, которой я вас помнила. А вот этой я не хочу просто… Вот что происходит в голове, я не могу понять. Вот как можно пойти и поставить под угрозу вот жизни многодетной семьи, которая, ну, фактически не защищена ничем. Вот в этой ситуации. Я уже стала сепаратистской, хотя я высказывалась наоборот – что это наши украинские дети, и их бомбят!

И поняла, что нету тут ее вот этого рая, который она себе придумала. А есть люди, которые мыслят совершенно по-другому. И они просто сидят и ждут, когда бред закончится этот.

Я видела, что говорят люди на ее странице. Что со мной надо сделать и так далее. Можно очень интересные вещи прочитать. Что такие, как я, должны быть мертвые и т.д. Т.е. цикаво. Но она, кстати, не только СБУ… СБУ – это еще ладно, потому что у меня на самом деле не к чему там придраться. И юристы все говорят в один голос, что предъявить мне нечего. Никакой даже сепаратизм мне нельзя предъявить. Или как это. Ну, статьи ж нету сейчас «бытовой сепаратизм», насколько я знаю. Нету.

Ну, вот получается, что я была против войны, а она была за войну. Это наши две позиции. Она считает, что, если война прекратится, то на нас нападут какие-то – страшный русский мир. А я считаю, что если война прекратится – то это будет только всем хорошо.

Она настроена только на разжигание. Это ж она вынесла этот скандал на люди. Она своему журналисту знакомому позвонила… Откуда он? – мужу. – Обозреватель. Т.е. они считают, что они не навязываются. Все остальные считают, что им навязывают это как бы»

Муж: «Письмо писать… По одним слухам, ребенок как бы принес. Я говорю, что надо в таких случаях предупреждать, допустим. И, допустим, ребенок написал, чтобы хотя бы родитель ознакомился. Но это было сделано как бы без предупреждения родителей»

Светлана: «Я случайно заметила. Под копирку, знаете, под копирку: «Дорогый воин»…»

Муж: «В школе дали… С другой стороны, вы понимаете, ребенку что скажут в школе, то он и делает… Допустим, как диктант пишешь, он случается учителя. Т.е. мне кажется, что нужно было поставить в известность родителей. Т.е. ребенку дали написать письмо, это не касается учебной деятельности, это как бы касается патриотического воспитания. Ну, патриотическое воспитание – как видим, оно у разных родителей на разных понятиях, конечно, моральных принципах, в том числе.

Я написал письмо, в котором предлагал, допустим, давайте, если официально запрещено русский язык, давайте факультатив организуем. Этого же не должно быть, т.е. русского языка. У нас, не секрет, что вы возьмите любую переписку на русском языке, даже взрослые люди не умеют без ошибок писать на русском языке» -- Светлана: «Хотя на нем говорят» -- муж: «Да, хотя на нем говорят. В [не разобрал, где] есть корзины: пожертвуйте ветеранам там, т.е. бойцам АТО вы можете ложить носки там, продукты. Никто никого, т.е. захотел – пожертвовал...»

Светлана: «Ну, понимаешь, в чем проблема. Я не могу собрать матерям убитых детей или матерям, которые пострадали при бомбежке. Вот у которых жилье разрушили. Да? Почему я не могу поставить такую же корзину? Когда говорят там про нас, что вы сидите, молчите, мне так хочется их сюда пригласить и дать им почувствовать на нашей шкуре, в каких мы тисках, и какой это тоталитарный режим сейчас.

Я образно выразилась таким образом про то, что она свои ура… это не патриотические идеи. Мне просто не нравится, что это называют патриотизмом. Образно назвала вот эту всю… запал этот, да, вот это «Слава Украине!» -- зигованием. Она хочет, наверное, чтобы нас выгнали из этой школы, и чтобы нас тоже с позором, вот знаете, как было в советское время? Он там не понес высокого знамени, там того-то, пионерского. И его надо удалить из нашего коллектива! Вот она, видимо, представляла в своей голове именно вот так вот.

Если она думала, что она придет к директору, и он вот так вот построит нас на линейке и с позором нас вытурит, и то – из-за того, что родители так думают, да? – Т.е. это даже… То мне ее жаль. Потому что она оказывается просто… Вот у нее такой совок в голове, который просто… даже 25 лет нашей так называемой независимости не истребил.

В СБУ, ну, она хочет, наверное, чтобы со мной провели беседу. Чтобы я испугалась. Она меня напугать хочет. Мне стыдно. Это же мои соотечественники. Это же не какие-то мифические люди посторонние. Это мои горожане, мои киевляне. Это мое родное отечество, которое я хочу любить. И я его люблю действительно. Я его люблю, как никто не любит. Киев – самый красивый город в мире. Я это буду доказывать кому угодно. Тут можно часами гулять.

Вообще патриотизм – это воспитание детей, прежде всего. Это надо не уклоняться от того, чтобы вот есть семья, дал Господь детей, и нужно не уклоняться от их воспитания. Вот это будет патриотизм»

Муж: «В Украине проблема та, что нету лидера» -- Светлана: «И не дают появиться. Журналисту не дают появиться нормальному. Не то, что лидеру, прост журналисту нормальному. Так стыдно за этих журналистов, не меньше, чем за этих вот, кто пишут доносы.

Знаете, как сейчас родители себя ведут? Опустили глаза и молчат. И молчат. Потому что никто не хочет вот таких вот проблем. Вот таких вот. Вот такой славы. Люди вокруг говорят, что Киев там майданутый, кастрюлеголовый и так далее. Я не знаю, почему, но мне трудно найти в своем окружении майданутого. Мне трудно, мне надо его искать специально! Вот я нашла Татьяну Попову.

Когда это всё произошло в четырнадцатом году, у меня возникло просто, ну, жуткая паника, что неужели всё сообщество такое вдруг повернулось и вдруг стало сумасшедшим. Поскольку по телевизору смотреть это бесполезно было, я стала просто искать сама. И вот как бы я искала сама его. И мне никто его не завязывал. Я просто хотела найти адекватных людей. Очень хотела. И обнаружила его блог и стала, ну, как бы и детям показывать, и всё.

Потому что там было такой, знаете, глоток свежего воздуха. В этой… Причем, у него хорошая доказательная база всегда. Т.е. он не просто пустословит, а как бы, там конкретно: фотофакты, видеофакты. Там конкретные люди, да? Конечно, я поразилась вашей оперативности, -- смеется. – Как вот…

Честно говоря, я три дня в этой ситуации, и мне плохо, меня колотит и вот это всё плохо сказывается на мне. А жить в этом годами, в таком, это… Надо, наверно, выработать очень хорошую. Держитесь, в общем, Анатолий. Мы… Т.е. у вас очень много поклонников в Киеве. Поверьте»


Украина -- Киев -- 15 февраля 2017 года






Добавить в друзья


Tags: Украина товарищи пишут
Subscribe

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments