marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

о плане "маленькая свободная Россия"

Как ни парадоксально, главный костяк прочности сегодняшней России создало то, что в далеких 1990-х было ее проблемами, отягощениями и даже бедами.

Штука вся в том, что Советский Союз не только развалился. В значительной степени он "втянул щупальца". То есть периферию бывшего СССР покинули (и легли на Россию) все системные, "имперские" — стратегические и кажущиеся ненужными — отрасли и функции, от которых с облегчением избавлялись другие новые государства.

В Россию "втянулись" советские Вооруженные силы с львиной долей ВПК и сложной техники.

В Россию "втянулись" атомные технологии и многие отрасли фундаментальной науки.

В России, наконец, не произошло "возрождения национальной культуры" в форме постмодернистских вышиванок — и поэтому сохранилась культура нормальная, классическая.


свободная мысль клоунов сходится не только с огненной украинской публицистикой, но также и с уверенностью широкого круга российских караул-патриотов. Все они убеждены: не сегодня, так завтра, не завтра, так послезавтра Россия последует за Украиной. Просядет государственная власть, взбунтуются регионы, будут парализованы и деморализованы силовые структуры — и тогда в схватке за реальную власть на столичных улицах сойдутся единственно мотивированные идейные структуры.

Мне даже встречались перечисления этих структур. Значит, так: футбольные фанаты, ветераны Донбасса, настропаленные видеоблогерами студенты и даже "личная гвардия" одного из глав субъектов.

…Но есть основания полагать, что в обозримом будущем этого не произойдет. И "страшная месть Украины" в форме украинизации российской политики не состоится.

И вот почему.

Как ни парадоксально, главный костяк прочности сегодняшней России создало то, что в далеких 1990-х было ее проблемами, отягощениями и даже бедами.

Штука вся в том, что Советский Союз не только развалился. В значительной степени он "втянул щупальца". То есть периферию бывшего СССР покинули (и легли на Россию) все системные, "имперские" — стратегические и кажущиеся ненужными — отрасли и функции, от которых с облегчением избавлялись другие новые государства.

В Россию "втянулись" советские Вооруженные силы с львиной долей ВПК и сложной техники.

В Россию "втянулись" атомные технологии и многие отрасли фундаментальной науки.

В России, наконец, не произошло "возрождения национальной культуры" в форме постмодернистских вышиванок — и поэтому сохранилась культура нормальная, классическая.

Да, конечно, все это сохранилось частично. Многое было растащено и утрачено. Многое з оставшегося легло, казалось, на государство мертвым грузом, избавиться от которого мешала только постсоветская инерция. Многое влачило самое жалкое существование.

Мы десятилетиями слышали (и продолжаем слышать) жалобы физиков-ядерщиков, ассириологов, генетиков и сотрудников КБ на многочисленные объективные проблемы.

Но благодаря имперской инерции многое из советского наследия государство продолжало тащить на себе.

А еще с Россией случилась беда — в форме двух подряд войн на Северном Кавказе. На которых погибли и были покалечены тысячи людей, на которых (на первой, во всяком случае) было украдено невероятное количество денег — но которые вынудили разваливающуюся, казалось бы, страну частично собраться и мобилизовать силы.

А еще у России гигантской проблемой стала сама ее огромность, распластанность по всей северной Евразии, включая места, в которых в "естественных" условиях может жить лишь пара оленеводов на десять квадратных километров.

И эти проблемные, полуживые, умирающие города тоже приходилось хоть как-то, по минимуму поддерживать.

И в результате из всех этих тяжелых, проблемных, "непрофильных" активов и издержек сложилось то самое государственническое большинство, которое сегодня обзывают "восемьюдесятью шестью процентами".
Это большинство — хорошо или дурно — но встроено в те самые структуры, где зачастую на верхних этажах теряется разница между частным и государственным. Это большинство не распилено между баронами-разбойниками, как в нормальных постсоветских гособразованиях. Оно завязано на единую систему — пусть даже несправедливую и "госкапиталистическую".

И поэтому из реальной политики куда-то на маргинальные окраины с годами вылетело все "украинообразное", яркое и эксцентричное. Никто не дерется в Государственной думе, не надевает на заседания косоворотки и картузы с маками, и дисциплинированными реликтами 90-х, строго помня берега, ходят лидеры как бы "красных" и как бы "националистов", и правящая партия проводит праймериз, преследуя цель быть именно правящей партией (то есть собранием, по большому счету, функционеров), а не шоу-проектом.

В связи с этим не могу не вспомнить диалог, который состоялся у меня еще в травоядном 2013 году на одесском телевидении.

Украинские политологи упоенно обсуждали хитровычурные многоходовочки каких-то олигархов и аффилированных с ними политиков, и новые их политические стартапы, и "за что будет вестись битва", и так далее.
И когда я заскучал на своем конце стола, один из политологов спросил меня:
"А сколько стоит, кстати, сейчас депутатский мандат в Госдуме?" "Понятия не имею, — ответил я. — Какая разница?"
Собеседник опешил, и мне пришлось пояснить: "У вас тут купить депутатский мандат — это сделать большое серьезное вложение.
Потому что свой мандат можно пустить в оборот, и голосом можно торговать, и можно скакать из фракции во фракцию, и набивать цену, и перепродаваться до бесконечности.
А в России ты, может, и можешь получить мандат за деньги — но голосовать потом будешь как положено. Потому что у нас там государство, вертикаль и партийная субординация".

Собеседник заскучал.

…И вот по всему поэтому, уважаемые читатели, вся наблюдаемая нами сейчас "украинизация" российской общественной жизни охватывает, по сути, только профессиональный шоу-бизнес.

В телестудиях бесконечно гоняют "лысого укра".
Какие-то режиссеры, сидя на казенном финансировании, без огня и песни повторяют о диктатуре.
Экс-звезды Донбасса мрачно пророчествуют в интернетах, раз за разом попадая пальцем в небо.
Видеоблогеры выводят на несогласованные протесты самых маленьких непуганых старшеклассников (единственную категорию, не встроенную толком в общество по малолетству). Ну и так далее.

А никакого "государство проседает и валится" не заметно.

Это, разумеется, не значит, что России вовсе ничего не угрожает.
Просто в нынешней нашей конфигурации развалиться государство может только очень волевым решением высшего государственного руководства.

https://ria.ru/analytics/20170527/1495162516.html



Как ни парадоксально, главный костяк прочности сегодняшней России создало то, что в далеких 1990-х было ее проблемами, отягощениями и даже бедами.

Штука вся в том, что Советский Союз не только развалился. В значительной степени он "втянул щупальца". То есть периферию бывшего СССР покинули (и легли на Россию) все системные, "имперские" — стратегические и кажущиеся ненужными — отрасли и функции, от которых с облегчением избавлялись другие новые государства.

В Россию "втянулись" советские Вооруженные силы с львиной долей ВПК и сложной техники.

В Россию "втянулись" атомные технологии и многие отрасли фундаментальной науки.

В России, наконец, не произошло "возрождения национальной культуры" в форме постмодернистских вышиванок — и поэтому сохранилась культура нормальная, классическая.

Tags: Мараховский, Россия
Subscribe

Buy for 20 tokens
Каждое поколение уверено в том, что именно оно изобрело секс. Роберт Энсон Хайнлайн. Я простой человек, у которого накипело. Сделать несколько статей не получится, поэтому сделаю одну, но сразу про всё — даже если и будет похоже на поток сознания. Я просто хочу сказать то, что давно вертится…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments