?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Прочёл замечательную книгу авторского коллектива (Е. Бузев, Д. Окрест, С. Кувалдин) "Она развалилась. Повседневная история СССР и России в 1985-1999 годах". Книгу открывают предисловие Е. Бузева и вступительная статья О. Кашина ( в последней высказывается здравая мысль о необходимости разрушения монополии "Ельцин-центра" на рассказ о девяностых).
Книга разделена на 5 разделов: экономика ( 5 статей), политика (8 статей), общество (4 статьи), бывший СССР ( 5 статей), культура ( 4 статьи).
В каждой из этих статей содержится ценная информация: тем ценная, что о ней говорят сами участники тех событий.
Так, в статье "Привет, капитализм", "финансовый аналитик"(эмигрант) Рожанковский прямо говорит,что: "Все залоговые аукционы по приватизации авторства вице-премьера Анатолия Чубайса были исключительно для своих.
Пока кооператоры возили из Турции шмотки, чиновники и их приближенные шли параллельным курсом - у них уже были связи и доступ к активам. Челнок мог вырасти в лучшем случае в бутик - у таких людей был потолок развития"(С. 21).

В статье "В рынок с головой" повествуется о мытарствах "встраивания в рынок" семьи Александровых, как муж от светлой мечты стать брокером через ряд предпринимательских провалов вынужден был стать... охранником в Москве( "Муж же нашел работу охранником в Москве - сутки через двое дежурил. Копейка хоть и маленькая, зато стабильная")(С. 26).
Весьма символическая деталь: "Выжившие мафиози сейчас в поселке перешли на легальное [положение - Р.В.]: теперь контролируют ритуальные услуги"(С 25).


В статье "лишь бы страховка не подвела" альпинист Борис Кашевник рассказывает о том, как чисто техническое отставание в альпинистском снаряжении после "возвращения на столбовую дорогу цивилизации" стало гораздо более сильным.

Вот какой вывод делает Кашевник: "Сегодня свое отечественное снаряжение разрабатывать дорого и невыгодно.
Привезти и перепродать безопаснее, дешевле и проще - хотя и в восьмидесятые, когда не было почти никакой информации, и в голодные девяностые мы предпочитали действовать иначе. Когда-то воин-афганец сказал Горбачеву: "За державу обидно!". Ну, что тут еще можно добавить?"(С.30). Добавить к рассказу мужественного альпиниста можно лишь то,что примерно такая метаморфоза приключилась со значительной частью российской обрабатывающей промышленности.
В статье "Соната для каски" ( об особенностях рабочего движения в СССР и России) профессор Давид Мандель пишет,что тогдашняя рабочая самоорганизация была использована элитами как таран для своих политических амбиций, о страшном упадке современных русских профсоюзов( профессор прямо пишет в заключении, что сильные профсоюзы есть у работников авиаотрасли, портов и.... западных концернов(С.35)), о дезориентации и атомизации рабочих, которые чрезвычайной ослабили эффективность рабочих действий и решительность их борьбы с правительством Ельцина. Интересно то,что уже тогда рабочие, шахтёры Донбасса проявляли прорусские настроения и даже множество из них выступало за сохранение Донбасса в составе России. "Еще длительное время рабочие помнили свое положение при советской власти, и отчасти в этом можно искать причину проявления пророссийских тенденций в этом регионе 20 лет спустя..."(С. 33). Не менее интересно и то, как рабочие и их семьи выживали по полгода без зарплат: "Пашем на огороде, копим родительские пенсии и поменьше едим"(С. 35).

В некоторых материалов ("Период полураспада: хроника ускорения", "Свой среди чужих", "Ставки сделаны, ставок больше нет") пишется о кровавом государственном перевороте октября 1993 года, о сервильной Думе, не представлявшей из себя реальной оппозиции правительству Ельцина, о том, как Зюганов фактически слил и выборы 1996 года и всё громадное влияние, которое имела КПРФ в 1990-х годах. Особенно поучительна, конечно, статья "Ставки сделаны, ставок больше нет" одного из авторов Евгения Бузева, где ярко показывает, насколько непопулярным было правительство Ельцина и насколько был близок к победе Зюганов.
К весьма ценным материалам стоит отнести два больших анализа настроений советской и постсоветской прессы: о распаде СССР ("Прощай, нерушимый") и о гражданской войне в Таджикистане ( "кровавый Душанбе").
Авторам удалось привести весь спектр мнений, который был в советской и постсоветской прессе тех времён. Интересная деталь: оказывается, уже в 1992 году "Из источника, заслуживающего абсолютного доверия, стало известно, что на прошлой неделе в кулуарах Российского правительства обсуждался вопрос о возможности обмена ядерными ударами между независимой Украиной и РСФСР"(С. 79).

Другая интересная деталь: "...особенность, которая и в дальнейшем будет проявляться и в других республиках: русскоязычные жители поддерживали коммунистические движения и символику, видя в них гарантию от местной национальной стихии <...> "Я убежденный антикоммунист, но для меня лучше, чтобы этот проспект носил имя Ленина, а не, скажем, Исламской революции""(С. 191)
Весьма интересна и статья, касающяся истории пост-советских ОМОНов: "ОМОН: Обяжем Молчать Оппозиционно Настроенных".
Рассказывается, как Латвийский и Литовский ОМОНы боролись с таможенными постами сепаратистов, обращаясь с ними как с самыми обыкновенными пропагандистами: "Врывались на пост, укладывали лицом в землю, конфисковывали оружие, если оно было, а пост сжигали. С литовской стороны в этом помогал "братский ОМОН Вильнюса."(С. 85).
А когда от ГКЧП поступил приказ Рижскому ОМОНу действовать в условиях чрезвычайного положения, то в один день этот ОМОН взял под контроль всю Ригу, кроме Верховного Совета (его не взяли только потому что ждали приказа о "наведении конституционного порядка").
Вот вам и вся "юридически прописанный" "суверенитет" союзных республик, когда местный ОМОН в один день взял под контроль всю столицу. Но такого рода патриотические действия среди ОМОНов были скорее исключением,чем правилом: "...как правило, милицейские спецназы не занимали выраженной политической позиции по вопросу распада СССР, а относились к новой государственности как к данности"(С. 86).

На этом фоне весьма выделяется история азербайджанского ОМОНа( переименованного в ОПОН), который в 1994 году захватил здание Генпрокураторы и выдвинул политические требования, а в 1995 году попытался устроить пронунсиаменто, но провалился и был распущен.

От статей, наподобие "Свободные радикалы", "Борьба за зеленое счастье планеты", "Приключения иностранца в России", "Жизнь мунитов", "Король желтой прессы" веет каким-то духом безумия, какого предначального хаоса, который 25 лет назад затопил просторы России. В этом состоянии, конечно, был возможен любой абсурд, просто любой.
К одной из самых страшных статей относится "Моментальная зависимость", которая посвящена наркомании среди перестроечной молодёжи. В данном случае я просто ограничусь наиболее яркими цитатами:
"Мой научный руководитель <....> выдвинул гипотезу, согласно которой это не болезнь, а психическая зависимость, в основе которой лежит нарушение межличностных взаимоотношений. Все это я и подтвердил на 100 подопытных нюхальщиках клея.
- Меня весь день бьют и обижают. А я вечером залягу под кроваткой, нанюхаюсь, и ко мне приходят гномики. Они меня жалеют, сказки рассказывают. Они меня любят, - рассказывал парнишка из детдома.
- Ну ты же понимаешь, что дышать - плохо? - переспрашивал я.
- Понимаю, но вы разве можете предложить мне что-то лучше взамен?
Мальчиков для исследования у меня был вагон и маленькая тележка, а с девочками пришлось повозиться, а с девочками пришлось повозиться. Требуемое нашел в спецшколе под Москвой. В это учреждении для криминальных девочек до 16 лет из 60 половина дышала. Руководство об этом совершенно не подозревало, пока не начался ремонт школы. Директор привлек к ремонту школы девчонок, у которых появился неограниченный доступ к лаку, ацетоне и краске - в итоге они в чаду залезли на крышу и попадали с нее <...> Ради любопытства я обследовал 600 подростков в районных школах Перми - только одна девочка не знала, что ингалянты можно использовать для опьянения" (С.140-141)

Интересны статьи, посвящённые ближнему зарубежью: Азербайждану, Грузии и Украине
В материале "Чужим здесь не место" описывается то, как в связи с "подъёмом национального самосознания" в (которое на окраинах СССР плавно приняло форму погрома) из Баку вынуждена была бежать в Россию смешанная армяно-азербайджанская семья.

"Моя мама - армянка, мой отец - азербайджанец, ну а я русский.<...> В семье говорили только по-русски<...> Возможно, именно поэтому у меня нет тяги к корням, а себя я ассоциирую с русской культурой.Если честно, когда слышу пронзительный звук зурны или напевы, то меня просто воротит - наверное, какой-то психологический блок"(С. 153-153),
описывается, как беженцы от погромов мытались, долго ожидая гражданства ( впрочем,им ещё повезло - сейчас многие, бежавшие от среднеазиатских погромов 1990-1991 года и от этноцида в Чечне сначала и от "антитеррористической операции" Украины на Донбассе сейчас, ждали гражданства и дольше и, пожалуй, даже в худших условиях), как жили - "полная беднота"(С. 155), по определению рассказчика, как постепенно, им удалось из этой бедноты выйти.


В материалах "Нулевой майдан" и "Предтечи "Правого Сектора"" показывается, как постепенно закалялось и крепло украинское ультраправое движение.
Если для героя первого участника "нулевого Майдана" - кстати сказать, анархиста - "самым импонирующим требованием было требование независимости Украины"(С. 157), то для самих украинских ультраправых так называемое "мирное время" было всего лишь передышкой для того, чтобы получить военный опыт и политический капитал ("".... лучше воевать на Кавказе,чем у себя дома"(С. 164)).

Единственным постсоветским конфликтом, где украинские и русские националисты и патриоты выступили, заодно был приднестровский конфликт(С. 165).
Во всех же остальных случаях украинские националисты, ультраправые успешно поддерживали:
Грузию против Абхазии и Южной Осетии (украинские ультрас не оценили боеспособность грузинской армии; сам тогдашний фюрер украинских националистов, Корчинский, считал, что наиболее боеспособной из кавказских армий является армия Нагорного Карабаха-Арцаха(С. 166)),
Азербайджан против Армении ( известный украинский ультраправый Лупынос даже успел поучаствовать в вызволении лётчика Юрия Беличенко, которого сбили в Арцахе и хотели за бомбардировки Арцаха казнить ( Беличенко помиловали и он остался там); он налаживал тесные контакты с дудаевско-масхадовской Чечнёй, с Грузией; о том, каким уважением Лупынос пользовался в Баку можно судить по том,что он был единственным человеком, которому разрешалось курить в кабинете Гейдара Алиева(С. 164)
Чечню против России.

Особенно они активизировались, когда ВС РФ 9 июля 1993 года заявил,что Севастополь есть часть России


В заключение. Данная книга является замечательным примером "повседневной истории", ценнейшим источником по истории 1990-х годов. Авторский коллектив блестяще выполнил свою работу.

https://www.facebook.com/CrimsonHawk98/posts/1843151655947307
Buy for 20 tokens
У нас в России с некоторых пор появилась странная мода: чуть только на кармане у бойца заводится немного деньжат, как он принимается покупать то, что ему не по размеру. И я сейчас даже не про мега-популярный оверсайз в магазинах одежды и даже не про айфоны. Я про более дорогие и статусные покупки,…

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
kotopes.dreamwidth.org
Jun. 5th, 2017 03:19 am (UTC)
> Единственным постсоветским конфликтом, где украинские и русские националисты и патриоты выступили, заодно был приднестровский конфликт

а потом украинские мудаки удивлялись нас-то за шо?
думать надо было прежде чем дербанить Молдову.
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner