?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Нынешний потребитель – человек капризный: его когда-то научили, что покупатель всегда прав; потребитель элитный капризен вдвойне, так как его форма потребления – вещь показная, в силу чего внешняя форма потребления становится единственным его содержанием.
Москвичи еще простили бы Собянину, если бы он сделал их жизнь просто неудобной, как они более-менее прощали это Лужкову;
но когда он своими улучшениями стал делать «некрасивыми» их фоточки в «Инстаграмме» – вот это уже был удар ниже пояса.
То, что он их еще при этом и не спрашивает, вещь вообще за гранью добра и зла: ведь он не консультируется с ними по вопросу, в котором каждый полагает себя экспертом, а именно по вопросу о том, что такое прекрасное и как оно выглядит.
Любой товар, обладающий коннотациями одновременно массового и элитарного (хорошим примером которого является айфон), всегда, меняя дизайн, попадает под шквал самой оскорбленной критики, потому что его производители посмели без спроса улучшить то, в чем разбирается каждый.
Москва собянинская давным-давно уже точно такой же айфон, то есть принадлежащий всем, у кого есть на это деньги, символ статуса, внешний вид которого куда важнее его функциональности.
Для того, чтобы все кругом видели, какой у тебя модный гаджет, нужно, чтобы внешность гаджета опознавалась сразу. Собянин преобразует именно это, наиболее важное содержание символа: и потребитель ему такого, конечно, никогда не простит.

Дискуссии о том, как Собянин убивает Москву, в этом году достигли масштаба национальной идеи.
Претензии к мэру звучат довольно разные, а иногда прямо странные.
Например, Собянина упрекают в том, что он затевая свои перемены, никогда не советуется с жителями города, причем это преподносится как какая-то особенно характерная черта его городской политики.
Советоваться с жителями города – это, само собой, мечта, к которой мы все стремимся, вопрос, однако, в том, а кто именно у нас советуется по поводу каких-либо перемен с «народом»?
Лужков, что ли, советовался?
В нашем патерналистском государстве вообще не принято обращать внимание на требования народа, и непонятно, отчего именно Собянин вызывает подобные нарекания.
Далее речь идет о том, что Москва под собянинской пятой теряет облик и превращается в город, в котором невозможно жить.
С учетом того, что вся Москва уже давно застроена лужковским ампиром и увенчана такими достижениями прошлого мэра, как храм Христа Спасителя и памятник Петру, подобный поворот кажется тоже несколько необъяснимым, – если не принимать во внимание, что лужковские преобразования в городе воспринимались как точечные, в то время как в деятельности Собянина народ пугает именно тотальность.
Претензии к мэру (далеко не всегда в преобразованиях виноват именно он, но он давно уже стал фокусом ненависти, связанной с преобразованиями) делятся на два класса: прагматические и эстетические.
Справедливость первых, касающихся обледеневающей плитки и плохой ливневой канализации, трудно не признать, благо и апологет Собянина Григорий Ревзин регулярно соглашается с  наличием проблем, объясняя все недостатком средств.
Однако этот класс претензий актуализуется лишь тогда, когда в городе происходит какой-либо катаклизм вроде ливня или гололеда, остальное время они как бы тлеют под спудом и разве что выполняют роль финального аргумента, к которому прибегают тогда, когда какой-то непонятливый человек не хочет по каким-то причинам соглашаться с аргументами второго класса, составляющими на деле постоянное топливо антисобянинской повестки.
Аргументов этих великое множество: не будет, видимо, преувеличением сказать, что их существует столько же, сколько существует в городе локаций, подвергшихся косметическому улучшению, плюс еще десяток обобщающих. Особенный интерес среди них представляют те, что гипостазируют1 некие фикции типа «духа города» и «естественной среды обитания» (которые, разумеется, разрушает своей деятельностью Собянин). В силу своей вымышленности эти фикции не имеют никакого позитивного содержания, кроме ностальгического («Здесь стояла лавочка, на которой я впервые поцеловался, а теперь тут какая-то уродская клумба!») и могут иметь ход только в среде, в принципе сочувственно настроенной к такого рода аргументации.
Если попросить любого, кто подобными понятиями оперирует, изложить свое собственное позитивное видение «духа города» или даже его «исторический облик», то в лучшем случае в ответ получишь набор аффективных метафор, в худшем же – поток метафизики самого негодного свойства; поэтому никто не спрашивает, себе дороже.
Важно тут то, что претензии эстетического характера к собирательному «Собянину», соединяясь с мнением о том, что всякий, кто эти эстетические претензии не разделяет, так или иначе «оплачен Собяниным», конституируют одно очень важное представление или даже саморепрезентацию: а именно саморепрезентацию жителей Москвы как сообщества людей с хорошим вкусом, который, в силу тотального консенсуса его носителей по поводу того, что является его проявлением, а что нет, делается, таким образом, существующим объективно, а его носители – как бы носителями некоего универсального эстетического правила.
Из этого консенсуса вытекает множество следствий и импликаций2, самая очевидная из которых состоит в том, что жители Москвы – люди избранные, не обязанные отчитываться перед чумазыми или каким-либо образом входить в содержание их аргументов: человек, который постиг содержание прекрасного, делается выше остальных и может претендовать на законодательные полномочия, о чем можно прочесть, например, у Платона. В реальной жизни это все оборачивается не только довольно неприличным расизмом (социальным либо прямым), адресованным непосредственно Собянину и находящем свое выражение в прозвищах «оленевод» и «манси», но и, например, такими сословными и классовыми эксцессами, которые можно было увидеть в недавнем обсуждении жителями Патриарших прудов «саранчи из Бирюлева», чья вина перед жителями Патриарших в первую очередь в том, что она не обладает нужными манерами, то есть прагматической составляющей идеала прекрасного.
Между тем ссылки на «прекрасное», на «вкус», на «пошлость и безвкусицу» в контексте современного недирективного, условно свободного общества, которому эстетический идеал не навязывается более свыше, неизбежно маркируют любой содержащий подобные ссылки разговор как разговор о потреблении: прекрасное, ныне не входя уже ни в какую онтологию, существует только как качество товара.
Попытка онтологизации прекрасного, которую предпринимают сторонники консенсуса о том, что «всем нормальным людям видно, как Собянин уродует город», таким образом, является попыткой онтологизации определенных форм потребления, желанием придать ряду форм потребления «естественный», природный статус. Собственно говоря, этот факт и обеспечивает антисобянинским дискуссиям такой накал: жизнь в Москве – это уже давно форма элитного потребления, а люди, занятые элитным потреблением, полагают такую форму потребления единственно правильной.
Нынешний потребитель – человек капризный: его когда-то научили, что покупатель всегда прав; потребитель элитный капризен вдвойне, так как его форма потребления – вещь показная, в силу чего внешняя форма потребления становится единственным его содержанием.
Москвичи еще простили бы Собянину, если бы он сделал их жизнь просто неудобной, как они более-менее прощали это Лужкову;
но когда он своими улучшениями стал делать «некрасивыми» их фоточки в «Инстаграмме» – вот это уже был удар ниже пояса.
То, что он их еще при этом и не спрашивает, вещь вообще за гранью добра и зла: ведь он не консультируется с ними по вопросу, в котором каждый полагает себя экспертом, а именно по вопросу о том, что такое прекрасное и как оно выглядит.
Любой товар, обладающий коннотациями одновременно массового и элитарного (хорошим примером которого является айфон), всегда, меняя дизайн, попадает под шквал самой оскорбленной критики, потому что его производители посмели без спроса улучшить то, в чем разбирается каждый.
Москва собянинская давным-давно уже точно такой же айфон, то есть принадлежащий всем, у кого есть на это деньги, символ статуса, внешний вид которого куда важнее его функциональности.
Для того, чтобы все кругом видели, какой у тебя модный гаджет, нужно, чтобы внешность гаджета опознавалась сразу. Собянин преобразует именно это, наиболее важное содержание символа: и потребитель ему такого, конечно, никогда не простит.
Гипостазировать –  приписывать каким-либо отвлеченным понятиям или свойствам (например, мышлению, воле) самостоятельности бытия, рассматривать их как самостоятельно существующие объекты. ↩
Импликация – подтекст, подразумевание чего-либо. ↩

http://rabkor.ru/columns/debates/2016/08/03/elite-riot/
promo marss2 июнь 25, 2014 01:11 2
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
plumqqz
Aug. 12th, 2017 07:49 am (UTC)
Бред какой-то. Бессмысленная замена всего на то же самое и вынос парковок.
Что касается оленевода - это как раз ласково, скоро будет "этот судак" или что-то подобное.
plumqqz
Aug. 12th, 2017 07:50 am (UTC)
Даже телефону не нравится слово "мудак".
Алексей Бадайкин
Aug. 12th, 2017 12:13 pm (UTC)
А вы потренируйте свой телефон. Мой тоже поначалу слово "п..дец" пытался изменить. А сейчас напираешь пи и телефон сразу предлагает нужное слово.
kasatka_ksy
Aug. 12th, 2017 08:01 am (UTC)
Для меня Собянин скончался после отмены маршруток, которые возили туда, где автобусы не ходят.
Каждое рабочее утро теперь начинается с пятнадцатиминутного марш броска в любую погоду. Не только у меня.
К айфонам это никакого отношения не имеет.
marss2
Aug. 12th, 2017 09:20 am (UTC)
надо же как дурит

а пост так это тоже москвич писал Артём Рондерев
kasatka_ksy
Aug. 12th, 2017 09:33 am (UTC)
Так мы же на подклассы подразделяемся)
Москвичи центровые, где до всего рукой подать. И москвичи окраинные, с нехилыми расстояниями до любой точки.
Знакомая живёт в Марфино, между телецентром и железной дорогой, пятиэтажки которые вглубь от Кашёнкин Луг. Маршрутки у них стартовали из глубины района, вывозили на Ботаническую и, вместе с автобусами по ней ехали.
Когда маршрутки убрали, ничего в глубине микрорайона так и не появилось. Только идти на Ботаническую, это 10-15 минут и там влезать в автобус.
Маршрутка шла не по автобусному маршруту, а доезжала до метро Владыкино, выруливала к Окружной и шла обратно в Марфино.
То есть человек садился в неё у дома и доезжал прямо до работы. Теперь, она идёт на Ботаническую 15 минут, на автобусе доезжает до метро и снова идёт пешком до Окружной те же 15 минут. Но, с точки зрения команды Собянина, они сделали всё только лучше, оптимальнее и веселее.
Помните блогера, молодого мужчину, у которого внезапно обнаружился рак, он собирал деньги что бы полететь выздороветь в Штаты, так как в России не медицина, а отстой. В итоге собрал, улетел полечился на все деньги и умер, оставив семью без квартир и в долгах. Забыла, как его звали, он описывал каждый этап своей болезни и лечения.
В числе прочих постов у него был отличный про перемещения по Москве. ЧТо пока был молодой, здоровый, полный сил, его страшно бесили бабки и тётки, которые медленно перемещались, вечно останавливались передохнуть и прочее.
А когда сам заболел, то путь в поликлинику превратился в адское путешествие. Надземные переходы на уровне третьего этажа. Марш броски вдоль шоссе до этих переходов и возвращение к начальной точке, только по другой стороне улицы. Нет скамеек что бы сделать паузу. Он выучил все места с заборчиками, на которые можно опереться. И начал смотреть на немолодое и не самое мобильное население города совсем другими глазами.
lexei_a
Aug. 12th, 2017 08:30 am (UTC)
изложить свое собственное позитивное видение «духа города» или даже его «исторический облик», то в лучшем случае в ответ получишь набор аффективных метафор, в худшем же – поток метафизики самого негодного свойства;
==========
Так и есть. Беда, что на этом вся мировая культура построена. Исходя из таких же доводов можно заменить Шекспира и Моцарта матерными частушками и рэпом (что, кстати, и происходит на каждом шагу). Чем потом заменят матерные частушки, страшно даже представить.

саморепрезентацию жителей Москвы как сообщества людей с хорошим вкусом,
=================
Вкус тут не при чем. Но претензии жителей Москвы на сохранение ландшафта, по которому есть некоторый консенсус, совершенно справедливы. Как и претензии постоянного жителя любого другого ландшафта на невозможность изменения оного любым прохожим по своему прохожему усмотрению. Это тоже некая, размываемая сегодня по коммерческим соображениям, культурная норма. Поскольку культурная насыщенность московского ландшафта достаточно высока, то и покушение на такую насыщенность особенно болезненно. Еще более болезненно было бы покушение на ландшафт Питера. Но в Питере пока еще как-то сохраняется более или менее автохтонный социум, а в Москве он уже полностью размыт и для огромного большинства "понаехов" ее ландшафт вообще ценности не имеет.
Тема необъятная.

lyamur
Aug. 12th, 2017 11:40 am (UTC)
Рондарёв в своём репертуаре. Нет, он смутно ощущает, что москвичи Собянина терпеть не могут, и пытается как-то это объяснить - но, поскольку сам слабо себе представляет жизнь обычного горожанина, то приходится умничать, подпускать терминов (которые надо объяснять сиволапым) и надувать щёки. А на самом деле я скорее согласна с kasatka_ksy - Собянин бытовую жизнь превращает в ад. Что, действительно, на собянинском фестивале варенья селфи у горожан выходят хуже, чем на фоне лужковских палаток и Черкизона, реально??? Нет, конечно же. Не в селфи дело. И не в ливнёвке - да этого ливня максимум 2 дня каждый год, перетерпели бы, тут просто каждое лыко в строку.

А в том дело, что палатки оленевод посносил - о некоторых я вспоминаю с нежностью, там продавались действительно клёвые штуки, за которыми теперь надо на другой конец города специально переться, а когда-то можно было прикупить на бегу. Маршрутки гад поотменял. А теперь собирается реновацию реновировать (то есть, выселять народ из пятиэтажек рядом с метро) - ну так вот, реновация (для которой у Рондарёва даже словечка в статье не нашлось) затронула чуть ли не каждого третьего, и у каждого без исключения горожанина есть знакомые, от этой реновации страдающие. Реальных выселений пока нет, но общая невротизация уже существует, это, знаете ли, не бодрит.

В общем, Собянин по мелочи сумел напакостить всем, и собирается пакостить крупно. Его не любят. И есть за что.
( 8 comments — Leave a comment )

Latest Month

January 2023
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Comments

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner