marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Category:

могла ли вообще сохраниться та самая, старая Россия

Почему большевики оказались более адекватными вызовам своего времени, нежели «Россия, которую мы потеряли»?

И могла ли вообще сохраниться та самая, старая Россия в наступавшем Веке Стали и Скорости?

***

21 сентября 1914 года. Только-только в Восточной Пруссии погибли армии Самсонова и Рененненкампфа, разгромленные почти вдвое меньшими силами немцев. Надежды Российской империи на быстрое взятие Берлина рассеялись, как дым, война начала входить в затяжную, изнурительную фазу.

В тот день последний русский царь Николай II приехал в Ставку верховного главнокомандующего, великого князя Николая Николаевича, в Барановичи.
Прямо с перрона монарх отправился … в церковь железнодорожной бригады, где молился очень долго и страстно.
И все присутствовавшие высокопоставленные военные – тоже. Ибо боялись показаться монарху недостаточно набожными. Благо, соглядатаев хватало.

После молебна, поверхностно осмотрев Ставку, царь пригласил всех к обеду. Когда все обильно поели и вдоволь поболтали, главнокомандующий Николай Николаевич пригласил Николая Второго в штабной вагон, где начштаба генерал Янушкевич попытался сделать подробный доклад о положении на фронтах и планах Ставки. Но…

«Император слушал невнимательно, не задавал вопросов. Было видно, что он устал и желает поскорее закончить с официальной частью, чтобы вернуться в свой уютный вагон и отдохнуть. Николай Николаевич подал знак начальнику штаба. До отчета о причинах поражения войск Северо-Западного фронта так и не дошло…» (Первая Мировая в жизнеописаниях русских военачальников. Под общей редакцией В.П.Маяцкого. – М., «Элакос», 1994 г., с.26).

До доклада главе государства о причинах катастрофы в Восточной Пруссии дело не дошло и на второй день пребывания царя в Ставке, и на третий тоже. 24 сентября монарх покинул главнокомандующего…

Что было дальше?


Возьмем довольно тяжелый для России 1916 год. 3 апреля, вербное воскресенье. Царь, к тому времени уже принявший на себя главнокомандование, в суконной рубашке отправляется в церковь.

«Вообще, он очень аккуратно отбывает все великопостные церковные службы. Наше офицерство и генералитет в эти дни, конечно, стали богомольны…» - записывает в свой дневник штабс-капитан Михаил Лемке. Его же запись за 5 мая 1916 г о происходящем в могилевской Ставке главковерха: «Церковная служба придворного чина продолжается 1 час 15 мин.
Царь не любит концертного пения и потому при нем поют самое обыкновенное…»
Целые часы убиваются на молитвы, пока в 1916-м страну терзают голод снарядный и винтовочный, дезорганизация железнодорожного транспорта, проблемы с продовольственным снабжением городов и фронтов.

Вот вам и причина катастрофы 1917 года.

Наступивший ХХ век уже ревел моторами, он пах соляркой, чесночным духом тротила и озоном от электрических искр. Пришла эпоха стремительных и жестоких войн, что велись на пределе возможностей людей и тогдашней техники. Религией Жестокого Века становились наука и техника, биенье промышленных сердец, неуемное стремление к высоте и скорости. Авангардисты молились на бешеное вращение гироскопов, на полет радиоволн, на рев переполненных площадей и на мчащиеся автомобили. Фантазии Герберта Уэллса стремительно превращались в реальность: Марс пришел на Землю.
Утонченность Серебряного века совмещалась с воздушными бомбардировками, бесшабашностью летчиков и газовыми атаками.

А в это время та, старая, царская верхушка пыталась вести себя так же неспешно и вальяжно, будто на дворе стоял какой-нибудь 1812 год.
С гусарскими ментиками и доломанами, каретами, беспредельно терпеливыми и покорными крестьянами.
Старая Россия с ее благообразными церковными иерархами, помпезными богослужениями и сибаритствующей аристократией, больше думающей о развлечениях и страдающей от безделья со скукой, никак не вписывалась в новое, скоростное время.
Русско-японская война была лишь первым шквалом, опасно накренившим одряхлевшую русскую монархию. Дальше прилетел настоящий ураган. Беспощадный и дьявольски сильный.

Факт остается фактом: «Россия-которую-мы-потеряли» не выдержала сурового экзамена войной.
Ни по одной статье.
В то время, как все остальные – Британская империя и Франция, САСШ, Япония – экзамен все-таки сдали. Даже Германия, потерпевшая в итоге поражение – и та намного лучше смогла мобилизоваться, нежели царская Россия. Причем к глобальной затяжной войне первоначально не был готов никто.
Поразительно, но так или иначе все страны смогли собраться, превратившись в военные лагери и создав свои варианты «военного социализма», за исключением одной – Российской империи.
В ней внешне были все те же органы военной централизации, но привела она к полной дезорганизации жизни страны. Соединившись с коррупцией «элиты» и ее безответственностью, царский «военный социализм» привел к полному краху всего и вся.

***

Если изучить записки штабс-капитана Михаила Лемке («250 дней в царской Ставке», издания 1920 г.), то увидишь, как лениво работал «мозг армии». Запись Лемке от 8 декабря 1915-го. Могилев. Оказывается, дежурному офицеру лень было расшифровывать секретные телеграммы, коли их приносили в восемь утра, за час до его смены в 9.
Слова дежурного писаря: «Ваше высокоблагородие, можно отправить назад (в полевую телеграфную контору – М.К.), сказать, чтобы принесли после девяти, - так всегда делают».

«Вот отношение русского генерального штаба к существу дела. Тут все налицо».

Запись от 16 января 1916 г. Служебный день в Ставке обычно начинается в 10 часов утра, но все в сборе бывают лишь часом позже. «Служба никого, кроме Алексеева (начальник Ставки – М.К.) не утомляет, часами во время занятий разговаривают о совершенно посторонних предметах, преимущественно о повышениях и пр., читают газеты, агентские телеграммы, вообще, работают с большим прохладцем…»

В час с четвертью пополудни идут завтракать, причем, как пишет М.Лемке, во всем управлении не остается «ни одного офицера, кроме дежурного по аппаратной внизу, который и не обязан караулить что бы то ни было. В это время можно сделать что хочешь со всем, что незаперто, да и запирается все довольно примитивно. После завтрака, не оканчивающегося позднее 2 ч. 15 мин., почти все идут по домам…»

В это время начальник Ставки Алексеев вместе со своим заместителем Пустовойтенко идут на прогулку. Снова все офицеры Ставки собираются лишь к четырем-пяти часам дня.

«Опять те же беседы, то же переливание из пустого в порожнее. В 7 ч. 15 мин. (19 ч. 15 мин. – М.К.) идут на обед, после которого в управление изредка приходят очень немногие и сидят там не позднее 11-ти.

Общая производительность работы поразительно ничтожна, что не мешает, однако, почти всем считать себя – и, главное искренно – очень занятыми…»

«Штаб-офицеры генерального штаба по очереди дежурят сутки по управлению.
Тогда им надо являться к 9 утра и безвыходно находиться (хотя умудряются сбегать в кинематограф, домой и в теплую компанию) в управлении, отлучаясь на завтрак и обед во дворец или собрание. Все дежурство, по существу очень ответственное в смысле наблюдения за целостностью документов и пр., на практике сведено к машинальному подписыванию без проверки телеграмм, проверяемых иногда помощниками, и на вручение их Алексееву и еще кому следует… Вообще, белая кость так устраивается, чтобы во время дежурства иметь одни удовольствия…»

Лемке пишет о безобразном отношении к шифрованию и дешифрованию сообщений. Зато царь (Ставка-то – его, главнокомандующего) регулярно молится.

. Но, в общем, атмосфера сибаритства и вельможной лени в могилевской Ставке царя соответствовала той, что царила в верхушке всей Российской империи.


http://forum-msk.org/material/society/13651799.html

Tags: История 1 мировая война, История Николай 2, Россия которую мы потеряли, историческая политика
Subscribe

promo marss2 июнь 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments