marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Category:

Фронтир

настало время поговорить об интересном - о феномене Фронтира в целом и о порождаемых его отсутствием негативных явлениях. А также поговорить о том, кто такие “левые” и откуда они беруться. Как всегда, будут затронуты и социология, и биология.



Как известно, с момента когда человек взял в руки каменное рубило, эволюция пошла с новой скоростью - к внутригрупповому отбору добавился жестокий отбор межгрупповой.
Группы недостаточно сплоченные, недостаточно многочисленные, недостаточно сообразительные, недостаточно (список можно продолжать) быстро
съедались вытеснялись конкурентами.
Не верьте политкорректным сказкам про мирного дикаря.
Для дикаря война - естественное состояние, и до старости мужчины в первобытных племенах не доживали не только из-за болезней, - значительная часть попросту погибала в бесконечных войнах с соседями.
У самых примитивных (с точки зрения материальной культуры) индейцев антропологи обнаруживали невероятно развитую систему пыток, которая ничем не уступала достижениям палачей Древнего Китая или средневековой Инквизиции.

Эта постоянная война с соседями продолжалась и на более высоком, нежели племена, уровнях человеческой организации.
Будь то античные полисы или средневековые баронства-княжества, вряд ли можно отыскать в их истории длительные периоды мира.
Любой успех, любое расширение территорий всегда были относительными - обыкновенно, встреча с врагом сопоставимым по силе была вопросом времени.

В момент активного, не на жизнь а на смерть, противостояния с соседями общество постоянно нуждается в притоке сильных, амбициозных, храбрых, умных, в общем, лучших в биологическом смысле мужчин.


Что для племени, что для полиса, что для более крупного государства, ведущего ожесточенную борьбу за выживание, жизненно важно создание и поддержание такой социальной структуры, при которой объективно лучшие получают максимальные бонусы и максимальные возможности для повышения своего социального статуса.
Классика античного полиса - самые богатые и именитые горожане, которые могут себе позволить самое лучшее вооружение, в случае конфликтов образуют первые ряды полисного войска. Они же - имеют наилучшие условия для размножения, - прокорм, обучение и воспитание многочисленного потомства.

Социальные лифты максимально подвижны - хорошие воины, торговцы, дипломаты, моряки всегда в цене и люди четко понимают, что благодаря своим качествам можно занять высокое положение.
Социальная дистанция между свободными гражданами полиса минимальна, сенатор может запросто пообщаться с горшечником, ведь все они в самом прямом смысле в одной лодке (или фаланге).

Но постепенно, с военными успехами, когда угроза  смерти и рабства отступала вместе с расширяющимися границами, менялась и социальная организация.
В условиях относительно мирных (то есть, когда нет прямой угрозы немедленного уничтожения) выясняется, что военная демократия очень энергозатратна и нестабильна. Когда мощный сплачивающий элемент в лице грозного врага пропадает, постоянная необходимость практикой выяснять, кто самый сильный/храбрый/мудрый остается.
Это выяснение тратит огромное количество сил (и талантливых жизней!) патриархального общества. Бесконечные кровавые  дрязги среди сильных родов обществ прямой демократии - дело совершенно обычное.
В результате, на выяснение "кто кого" подчас тратятся те силы, которые могли бы тратится на более эффективную борьбу с внешними врагами, торговлю, исследования и другие крайне полезные занятия.
Поэтому в какой-то момент военная демократия сначала превращается во власть военной аристократии (несколько сильнейших родов объединяется, чтобы исключить из принятия решений более слабых), а затем монархию (устав выяснять, кто из сильнейших самый-самый, роды формально признают один род главным, зорко следя друг за другом и совместно искореняя любое неподчинение).

Общество стабилизируется, а социальные лифты - постепенно цементируются.
Совершить прыжок с низов на самый наверх уже часто невозможен в рамках одного поколения. "Лишние таланты", благодаря феномену генной комбинаторики активно появляются на свет во всех слоях общества, образуют потенциальную слой недовольных. В большом и относительно стабильном обществе всегда будут рождаться “Бетховены”, чьи таланты и добродетели находятся в ярком противоречии с их социальным положением. Эти “таланты из низов” и образуют в обществе потенциальную контр-элиту.

По-большому счету, для общества это значит несколько возможных вариантов развития событий:


  1. Наилучший. Понимая опасность со стороны “талантливых низов”, общество ведет активную экспансию, захватывая все новые и новые территории, даже когда это не несет ни стратегических, ни экономических выгод. Для чего же тогда ведется экспансия? Для чего Риму были нужны холодная дождливая Британия с дикарями-пиктами или мрачные леса Германии с избытком живущих войной германцев? В первую очередь для того, чтобы по-хорошему “утилизировать” таланты из низов. Да, в сенат Рима путь для плебея закрыт - но стать наместником где-нибудь в Галлии - вариант неплохой, частично отвечающий уровню таланта и честолюбия. Наличие постоянно активного фронтира, где возможен взлет благодаря таланту и усилиям, дает обществу возможность поддерживать стабильность без серьезной отрицательной селекции.


  2. Плохой. В отсутствии фронтира, элите нечего предложить талантливым выходцам из низов. Все верхние ступеньки пирамиды уже заняты, и действия элиты в этой ситуации имеют два вектора. Первый вектор позитивный, - это попытка улучшить жизнь на ее средних этажах, создание прослойки относительного благополучия, компромисс с талантливыми низами, обеспечение им относительно благополучного существования. Второй вектор негативный. Это планомерная дибилизация и дегенрация получившегося благодаря позитивного вектора “среднего класса” (в современности) и прямое уничтожение/изгнание девиантов (в более древние времена или в менее благополучных обществах). Длительное существование в подобном режиме делает любое общество слабым, хрупким и нежизнеспособым.


  3. Ужасный. Элита не справляется с давлением снизу, и “талантливые низы” (при активной поддержке обществ-соседей) устраивают революцию, уничтожая старую элиту и построенные ею институты. Катастрофа погружает общество в пучину войн и кровавых разборок, накопленные обществом культурные, экономические и политические капиталы прожираются в считанные годы, не обладающие опытом управления “талантливые низы”, занявшие место элиты, становятся удобной игрушкой и мальчиками для битья со стороны обществ-соседей, управляемых элитами потомственными.


Поговорим подробнее об обществах, которые существуют в ситуации второго варианта.
В отсутствии фронтира и в условиях многолетней стабильности, в таком обществе неизбежно растет число “лишних талантов”, которые не находят для себя приемлемым предлагаемый компромисс “среднего класса”.
Традиционно, это люди обладающие высоким интеллектом или ярко выраженными талантами, но не имеющие при этом возможности занимать то общественное положение, которое, как они полагают, им подобает занимать.
Именно такие люди и ответственны за появление, распространение и поддержку левых взглядов и практик.
Говоря упрощенно, левый - это потенциальный элитарий, который в условиях невозможности занять подобающее ему высокое общественное положение, начинает работать на уничтожение общества, в котором он живет.
В этом заключается феномен “левой интеллигенции”. Когда людям, способным управлять государством, общество ничего не может предложить кроме скромного домика, кредитного автомобиля и почетных грамот, они с большой внутренней охотой начинают поддерживать массовую миграцию, бороться за права угнетенных меньшинств и информационно поддерживать военного противника в момент, когда армия его родного государства находится с ним в состоянии войны.

Резкое полевение современного условного “Запада” и наличие внутри западных обществ громкого монстра “либеральных элит”, сгруппированных в образовании, финансах и медиа, не в последнюю очередь связано с тем, что западные общества потеряли свой фронтир.
Колониальная система европейцев рухнула, и люди, в предшествующие века занявшие бы место колониальных губернаторов, вооруженных плантаторов или пиратов, сейчас громят кампусы и сочиняют теории 77 гендеров.

Однако, в конечном итоге, это симптом болезни.

Лишенное фронтира, общество начинает постепенно переваривать само себя. Из поколения в поколение огромное число лучших людей становится людьми лишними. Лишние люди, не допущенные наверх, если не совершают переворот буквальный, то начинают переворот культурный - творческие и интеллектуальные силы направлены на разрушение общества, в котором творцам остается только прозябать на нижних и средних ступеньках социальной лестницы. Лучшая генетика общества, лучшие силы угнетаются, уничтожаются, либо воюют против собственного общества, разрушая его изнутри.

Я все это пишу только для того, чтобы наконец подвести к простой и понятной мысли:

Фронтир - жизненная необходимость для любого общества. Только Фронтир позволяет обществу и поддерживать стабильность, и не переваривать само себя, создавая и поддерживая систему анти-отбора. Как только общество лишается Фронтира, оно постепенно хиреет, лишается лучших своих представителей и неизбежно стагнирует/деградирует.

https://godleif.livejournal.com/5890.html#comments

Tags: социальная психология
Subscribe

  • логично

    утром перед йом кипуром пожилой мужчина в кофейне спросил, соблюдаю ли я пост, я сказала, что не соблюдаю, он отечески ответил: ну ничего, не все…

  • логично

    Плохой танцор - хороший отец

  • логично

    Жизнь становится неимоверно легка и проста, когда принимаешь для себя концепт «Если надо объяснять, то не надо объяснять». Вы можете…

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments