marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Category:

про духовные скрЭпы, Ивана Солоневича, Ивана Ильина и называние вещей своими именами

Относительно школы в Ставрополе, которой присвоили имя писателя Сургучева, автора известной пьесы "Осенние скрипки", во время второй мировой войны сотрудничавшего с Новым словом и Парижским вестником.

Так как при этом вспомнили историю с мемориальной доской философу Арсеньеву, в которой я принял некоторое участие, напишу пару слов.

Мне кажется важным, чтобы при изучении прошлого, в том числе при изучении биографий авторов первой и второй волны эмиграции не использовались умолчания и эвфемизмы, распространившиеся в 1950-70-х гг. в эмиграции и затем некритически перенятые российскими авторами.

То есть не "Арсеньев в 1941-44 гг. был профессором в Кенигсберге", а "после нападения Германии на СССР Арсеньев записался добровольцем в вермахт и служил до весны (?) 1942 г. переводчиком в звании зондерфюрера". Далее можно разъяснить, кто такие зондерфюреры и что они не имеют никакого отношения к зондеркомандам и что - по сохранившимся документам - Арсеньев пытался хоть что-то предпринять для улучшения того скотского положения, в котором военнопленные находились, а также слал в Берлин прожекты будущего переустройства России, каковые там немедленно пускали на подтирку.

Или эмигрант второй волны, условный Б.А. Филистинский, не "оказался в 1945 г. на Западе", а "во время войны сотрудничал с нацистской пропагандой, немецкими разведорганами и айнзацштабом Розенберга и при отступлении немцев был ими эвакуирован". Опять-таки можно добавить, что айнзацштаб не имеет никакого отношения к айнзацкомандам, а в публикациях Филистинского того времени практически нет антисемитских пассажей.

То же самое с Сургучевым. В его биографии обязательно должна быть строчка "осознанно и на постоянной основе сотрудничал с нацистской пропагандой" (в отличие, например, от Шмелева, лишь публиковавшего по праздникам старые рассказы). В "Парижском дневнике" Сургучева нет того агрессивного антисемитизма, который отличает, например, публикации другого автора Нового слова и Парижского вестника В. Абданк-Косовского, хотя автор периодически и пускает стрелы в адрес "еврейчиков" или "ротшильдов".

Так вот, если такая строчка в биографии появляется (как и случилось в истории с Арсеньевым), свою исследовательскую задачу я считаю выполненной.

А будет ли потом где-то размещена мемориальная доска или названа школа - это совершенно не мое собачье дело


Тот же Шмелев в переписке люто, бешено восторгался Гитлером и квалифицировал истребление евреев (о котором был осведомлен) как искупительную жертву во имя всего высокого, чистого и светлого; что его сотрудничество с немцами ограничилось публикацией старых рассказов - заслуга скорее немцев, не больно-то интересовавшихся больным стариком.

Думаю, что Шмелева звали, проблема скорее в том, что с возрастом он писал все меньше и медленнее.
Про письма я знаю, конечно, но все-таки я бы разделял частное и публичное высказывание.

Впрочем, например, Иоанн Шаховской высказывался в духе "Гитлер освободитель" публично, послевоенной церковной карьере его это совершенно не помешало.

не надо это сотрудничество прятать за уклончивыми оборотами типа "волею судеб и силою вещей оказался"


https://www.facebook.com/igor.petrov.7792052/posts/513153555754380


Tags: История белоэммигранты, духовные скрЭпы, историческая политика
Subscribe
promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment