marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Category:

Елена Чудинова .роман "Победители"

Когда я начал читать этот роман, мне очень быстро начала вельми и зело активно не нравиться главная героиня.
Стиль – хорош, сюжет… ну, дамский роман, и есть дамский роман.
А вот героиня…
Нелли очень хочет подчеркнуть, что она «как все», что она такая вся из себя типичная – «каждый мог записаться в Большие Конюшни».
Ну, правда, среди упоминаемых знакомых три четверти – представители «хороших фамилий».
Нет, не из 47-й школы – из «Бархатной книги».
Ну, так получилось, что её окружают только и исключительно Сабуровы да Брюсы, Трубецкие да Бегичевы.
Ну разве что в студенческие годы она с «простецами» корешилась, а так – и царь-батюшка для неё «Ник», и великий князь для неё «Миша», и великая княжна – «Лерка».
В перекладе на «наши деньги» - вот такая простая советская студентка, дочь члена Политбюро.
Впрочем, это ненаказуемо. Про экономику Нелли просто не имеет практически никакого понятия.
Ну, то есть она знает, что «учёными доказано, что монархии экономически успешней» (какими учёными?
Почему успешней?), что есть такие заводы, на которых работают люди (но мысль, что человек её круга может там работать, может рассматриваться разве что в качестве анекдота) и что её дедушка, демонстрируя своё поместье, говорил девочке-Леночке «представляешь – ОНИ хотели у нас это отобрать!!!».
Судя по всему, не отобрали, и крестьяне-подёнщики и в 1984 г. в мире «Победителей» должны работать на барской земле.


Прочитал я намедни роман Чудиновой «Победители». Впечатления… неоднозначные.
1. Начнём с методологии.
Методология – она такая, с неё надо начинать, что бы потом постоянно не возвращаться к началу.
Итак, роман написан в жанре «альтернативной истории», а это накладывает определённые ограничения, но, в тоже время, гарантирует определённые права.
Альтернативная (она же контрафактная) история – это такая штука, обсуждать которую можно, а вот доказать с математической точностью, что «кабы покойный пошёл с бубей, - так он 11 взяток взял бы» - не получится.
Да, ряд положений  версии Чудиновой вызывают у меня даже не сомнения, а, скажем так, вежливую улыбку. Юденич взял Петроград?
И поэтому белые победили во всероссийском масштабе?
А после этого Колчак сумел восстановить единую Россию и послать в баню союзников с их претензиями?
А потом во Франции произошла роялистская революция, и к власти пришли Бурбоны?
И эти Бурбоны столь высоко ставили идеалы легитимизма, что когда в России Колчак привёл к власти Романовых (какая-то боковая ветвь, которую недорасстреляли в Крыму), немедля заключили новый «Священный союз»?
И этот франко-русский союз двух монархий сумел расчленить Германию к едрене фене, недопустить возникновения нацизма (и Второй Мировой до кучи), обеспечить монархическую реставрацию во множестве постгерманских государств и к 1960-м годам реорганизовать на началах легитимизма и монархизма практически всю Европу?
Кому как, но мне всё это представляется какой-то фантасмагорией, в которой остро не хватает кратких сообщений о выходе из лесов «дивного народца», сезонных миграциях летающих пони и свадьбе царевны Несмеяны с Леголасом из Дивнолесья.
Но – ещё раз повторю – доказать что «это невозможно, потому что этого не может быть» я не могу.
Так что, это сказка госпожи Чудиновой и в ней действуют правила госпожи Чудиновой.



2. НО! Так как это всё же «история», пусть и «альтернативная» по самое «не балуйся», предполагается, что все события до точки бифуркации (то есть до взятия Юденичем Петрограда) практически не отличаются от фактов текущей реальности.
Не имеет смысла писать роман об альтернативной истории Крымской войны в мире, в котором (как будет мимоходом упомянуто главе эдак в 20-й) вместо Ла-Манша будет перешеек.
Просто потому, что в этом случае вся история Западной Европы пойдёт по-иному, и Крымская война либо вообще не случится, либо случится в совершенно иной геополитической конфигурации.
А если в главе 25-й будет сказано, что вместо Синайского полуострова и Палестины плещутся воды какого-нибудь «Синайского моря», то встанет вопрос – а вышло ли в этом мире человечество за пределы Африки вообще.

Посему, когда я читаю, что, дескать, большинство «белых» в годы Гражданской войны были монархистами…

Это, видимо, какая-то другая Гражданская война в другой России.
В этой России в 1917 г. весь российский генералитет НЕ послал царя-батюшку к чёрту,
в этой России Деникин и Колчак проявляли хоть какой-то интерес к монархической идее (типа пытались привлечь к Белому делу кого-то из фамилии),
в этой России одна из наиболее боеспособных колчаковских дивизий не ходила в атаки под красным флагом,
а основными лозунгами антибольшевистских сил были не «За единую и неделимую» и «Даёшь Советы без коммунистов», а «За царя-батюшку!» и «Романовы – навсегда!».

В общем, это совсем другая Россия.
Может, там и пони летают.
То есть базовое условие альтернативной истории не выполнено.
Посему рекомендую рассматривать сей текст именно как фентези.


3. Но всё что было изложено выше – это, в принципе, не страшно.
Ну что, я мало читал альтернативок, которые на самом деле процентов на 90 основывались на том, что автор про описываемую эпоху мало что знает?
Но!
И вот тут начинается самое главное.
Когда я начал читать этот роман, мне очень быстро начала вельми и зело активно не нравиться главная героиня.
Стиль – хорош, сюжет… ну, дамский роман, и есть дамский роман.
А вот героиня…
Нелли очень хочет подчеркнуть, что она «как все», что она такая вся из себя типичная – «каждый мог записаться в Большие Конюшни».
Ну, правда, среди упоминаемых знакомых три четверти – представители «хороших фамилий».
Нет, не из 47-й школы – из «Бархатной книги».
Ну, так получилось, что её окружают только и исключительно Сабуровы да Брюсы, Трубецкие да Бегичевы.
Ну разве что в студенческие годы она с «простецами» корешилась, а так – и царь-батюшка для неё «Ник», и великий князь для неё «Миша», и великая княжна – «Лерка».
В перекладе на «наши деньги» - вот такая простая советская студентка, дочь члена Политбюро.
Впрочем, это ненаказуемо. Про экономику Нелли просто не имеет практически никакого понятия.
Ну, то есть она знает, что «учёными доказано, что монархии экономически успешней» (какими учёными?
Почему успешней?), что есть такие заводы, на которых работают люди (но мысль, что человек её круга может там работать, может рассматриваться разве что в качестве анекдота) и что её дедушка, демонстрируя своё поместье, говорил девочке-Леночке «представляешь – ОНИ хотели у нас это отобрать!!!».
Судя по всему, не отобрали, и крестьяне-подёнщики и в 1984 г. в мире «Победителей» должны работать на барской земле.
Но Нелли это не интересно – это вне её интеллектуального горизонта.


Читаю дальше и вижу, что автор затрагивает очень сложную и болезненную тему – «красный террор».
Спору нет – красный террор действительно штука страшная и омерзительная.
Но когда Нелли начинает скрежетать зубами на тему «как хорошо, что этих живодёров перевешали» и начинает сладострастно описывать, как именно кончали вождей совдепии, это начинает вызывать уже некоторое омерзение.
Складывается впечатление, что Нелли попросту не слыхала, что рядом с террором красным был террор белый.
И последний – ничуть не менее омерзителен.
Это не Ворошилов приказывал «Не берите мне этих негодяев в плен! Чем больше террора, тем больше будет победы!».
Это не Будённый восхищался, как облагораживают пейзаж 3-4 свежих виселицы.
Это не Фрунзе изобрёл «сибирские танки».
Это не Тухачевский приказывал «Рабочих арестовывать запрещаю, а приказываю расстреливать или вешать; Приказываю всех арестованных рабочих повесить на главной улице и не снимать три дня».
И, коли уж на то пошло, то дворянина и офицера императорской армии Лазо сожгли в топке паровоза отнюдь не революционные матросы.
Можно долго спорить «кто первый начал», но точно можно сказать, что на Гражданской войне красные и белые были, а вот «белых и пушистых» не было.


4. Продолжаю читать, и сам себя хлопаю по лбу – да что ж я?
Это ж литературный приём!
Ну, когда Замятин в «Мы» или Оруэлл в «1984» описывает свою антиутопию через восприятие аборигена – это же понятно, что данным приёмом автор даёт возможность читателю заглянуть в описываемый мир не только снаружи, но и изнутри.
Ну вот и Чудинова демонстрирует такую типичную гипер-Поклонскую тамошнего разлива – с монархией в голове, чётко понимающую, что красный террор это ужасно, а белый придумали коммуняки, но не очень понимающую, на каких именно деревьях растут булки.
В общем, я действительно некоторое время себя так успокаивал, пока не начал систематически сталкиваться с авторскими ремарками, которые всячески проясняли и фундировали позиции Нелли.
И вот тогда я понял – нефига себя обманывать.
Нет автора и персонажа. Лена и Нелли – одно лицо и пишет Чудинова патентованную и типическую Мери Сью.
То есть «я в чудесном мире, где у меня всё есть, и император по мне сохнет, и таинственный начальник госбезопасности знаки внимания оказывает и всё зашибись как здорово!»



5. Но момент истины лично для меня наступил, когда Нелли начала «ломать» Костера – Кострикова.
Помните?
«Вы думали, что у большевиков власть наследственная, что вы там будете владыкой над холопами, а вас там вообще нет!».
И тут я осознал – так она же зеркалит!
Это же ей, Чудиновой (и её альтер-эго Нелли) хочется вот именно этого.
Что бы власть (и принадлежность к элите) – наследственная.
И что бы всегда и вечно – Сабуровы, Трубецкие, Долгоруковы и Голицыны.
На-все-гда.
Ну и она, Нелли, конечно, тоже.
Она же тоже «из правильной семьи».
Так бывает – говоришь-говоришь, и ПРОГОВАРИВАЕШСЯ. Вот и г-жа Чудинова проговорилась.
И сразу всё встало на места. И «равенства не бывает».
И «подстреленная либеральная сволочь», посмевшая опубликовать что-то не такое в своей газете.
И болезненная ненависть к «красным упырям» (это в 1984-то году!) – они же, твари такие, посмели посягнуть на святое – на принадлежность Нелли к «чистеньким».

В общем всё, как всегда.
«Белодельцы» готовы представлять себя великими князьями, и светскими львицами.
Но уж никак не токарями на заводе или доярками на селе.
Просто у г-жи Чудиновой это проявилось в особо рафинированном виде.

Написано, кстати, хорошо.
Но перечитывать охоты нет.
Не моё.
Меня-то точно в Майский дом на журфикс не пригласят.
Так что я уж по старинке, с верой в равные права и демократические процедуры.

===================
>"Это не Ворошилов приказывал «Не берите мне этих негодяев в плен! Чем больше террора, тем больше будет победы!». Это не Будённый восхищался, как облагораживают пейзаж 3-4 свежих виселицы. Это не Фрунзе изобрёл «сибирские танки». Это не Тухачевский приказывал «Рабочих арестовывать запрещаю, а приказываю расстреливать или вешать; Приказываю всех арестованных рабочих повесить на главной улице и не снимать три дня».

Михаил, в целях повышения образованности это вот кто приказывал, восторгался и что такое "сибирские танки"?

Я тут начал классиков 90-х наших перечитывать. И вдруг понял, что любимый некогда Лазарчук - в 90-х типичный белодельский мудак-антисоветчик. Со всеми белосказочными проблемами Чудиновой в Транквиливиуме и антисоветчиной в ПВГЧ-чуть замаскированными

Понимаете, коллеги, я Лазарчука склонен в данном случае извинить. Это у него (да и у всего общества в целом) на тот момент был "откат" от официальной советской идеологи, согласно которой красные на Гражданской войне были няши и комиссары в пыльных шлемах, а белые - в лучшем случае заблудшие дурачки, а в худшем - "атаман Бурнаш". Вот и тянуло вынуть кукиш из кармана. Кроме того, у Лазарчука не было самого гадкого - "я наследная княжна Мэри, а вы все - быдло для обслуживания моего бытия". Так что тут не только модули, тут и вектора существенно разные. Одно дело - сочувствовать Скарлет О'Хара, и совсем другое - кричать "да здравствует рабство! Верните мне моих рабов!"

Приказывал, ЕМНИП, Корнилов во время "Ледяного похода". Я специально брал цитаты из наиболее приличных белых генералов, потому что атаманы там себе такое позволяли, что ЧК нервно курила в коридоре. Рекомендую на эту тему - Литвин А. Красный и белый террор 1918-1922. М., 2004. А про сибирские танки нам в МГИАИ проф. Коржихина рассказывала. Уж не помню какой из колчаковских генералов пленных красноармейцев зимой обливал водой до полного замерзания, укладывал образовавшиеся "скульптуры" на сани и гнал эти сани на позиции РККА для морального воздействия. Вот это и называлось "сибирский танк"
****
Сохранение прежнего привилегированного класса, пусть оно было бы и легитимно само по себе,
но когда идиллия именно на этом и основана (то есть, именно в этом вся идилличность) - это настолько мерзко,
что крепостничество немного и добавило бы.

*****
Хе-хе. Я думаю, что если в это замечательное произведение добавить несколько таких обыденных штришков типа полузамазанных граффити на стене "Смерть буржуям!", "Вампира-царя на фонарь!", "Революция или смерть" которых благонамеренные упорно стараются не замечать.
И случайно проехав на своём роскошном Руссо-Балте (или на чем они там рассекают) через рабочий квартал физически ощущается накопленная ненависть, для работяг вид роскошного автомобиля "блаародных" как красная тряпка для быка.
И в газетах мимоходом пишут о "волынках" (то есть забастовках) на заводах не заостряя на этом внимания, дескать зачинщиков ищут, всё нормально.
И главный жандарм отводит глаза когда наивные барышни задают наивные вопросы о слухах про взрывы на железной дороге и перестрелках со смутьянами (боевиками радикалов).

То произведение станет вполне цельным и законченным. :-)
А так всё хорошо "балы, красавицы, лакеи, юнкера". Только мазурку танцуют на спящем вулкане.
****
Если задуматься: какая крестьянам разница в 1984 году, барская та земля или совхозная?
Принципиальная. Совхоз это государственное предприятие, с зарплатой, КЗОТ, отпусками и путевками в санаторий.
Латифундия и особенно вписавшаяся в рынок латифундия это адское местечко.
******

Сюжет - ну не густо, практически его почти нет, скорее это некие зарисовки из жизни " тургеневской барышни", сюжета на рассказ максимум. Практически всю книгу герои произведения хрустят булками и круасанами, запивая шабли, читают стихи и говорят о высоком. И курят, курят, курят. Вот спрашивается если барышням в этом 1984 носить юбку открывающую колени неприлично, то почему курить прилично?
История - ну точка расхождения - 1919 год, эстонцы не приходят к соглашению с большевиками и помогают Юденичу взять Петроград. Теоретически это возможно, если на западе сделают ставку на Россию, как инструмент давления на Германию - надавят на Эстонию (дадут гарантии), улучшат снабжение, белые сыграют лучше, красные хуже. В книге героиня ездит в Эстонию совершенно свободно, но каков её статус не ясно.
В итоге победа достается белым, Колчак становится диктатором, путем цензуры и массовых казней - "солдат многих отпускали, матросов расстреливали всех" удерживает власть десяток лет, после чего передает власть царю. Явный кивок в сторону Испании.
1984 - это год, когда в космос запускается первый человек (запускает его адмирал воздушного флота Юрий Гагарин хе-хе), ну ок ВМВ не было ракеты, как средство доставки боезаряда не развивались. США значительно слабее чем в реальной истории, что логично опять же нет ВМВ. Колониальная система распалась (не ясно от чего), апартеид зацементирован (для блага негров разумеется), Израиль создан в конце 30-х (с какой радости европейским евреям бежать на ближний восток, если Гитлера нет?). Нет интернета и телевидения, при наличии соответствующих технологий (благородным не интересно наверно).
Монархия - это не няшная примочка к традиционной демократии, о нет это такая охриненно сакральная штука в которую большинство (а особенно главная героиня) верит с надрывом и пафосом. Даже если предположить, что по итогам ПМВ "духовные скрепы" были выкручены по самое не могу, все равно не верю. Практически все страны Европы, включая Францию - монархии, образуют "Священный союз" для курощения социалистов. 20 век - "век рестоврации", проивовес 19-му "подлому веку". Под конец книги монархия вводится в США...
В общем наравне с христовой верой монархия, как форма "союза между богом и людьми" у Чудивной становится предметом веры.
Личное отношение - ну явно авторшу корежит от коммунистов, все белые сплошь няшки, а в красных всех до одного "проявляются дегенеративные черты".
Доходит до смешного - до определенного момента приятный господин оказывается засланным коммунистом и тут же героиня обращает внимание "какой у него низкий лоб и бегающие глаза".


https://mohanes.livejournal.com/281014.html#comments
Tags: История белая романтика, История и литература, Россия которую мы потеряли
Subscribe

  • логично

    Интересна история некоего Р. из Воронежа. Утром он, ничего подозревая, пошел в магазин и взял там селёдки. После чего, вернулся и стал есть ее, а…

  • логично

    Одного мальчика спросили: — Cлушай, Вова, как ты можешь принимать рыбий жир? Это же так невкусно. — А мне мама каждый раз, как я выпью…

  • про критику сталинских репрессий

    Предполагаемый педофил из «Мемориала» запустил увлекательную шизофреническую истерику, собранную из двух привычных деталей. Первая,…

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • логично

    Интересна история некоего Р. из Воронежа. Утром он, ничего подозревая, пошел в магазин и взял там селёдки. После чего, вернулся и стал есть ее, а…

  • логично

    Одного мальчика спросили: — Cлушай, Вова, как ты можешь принимать рыбий жир? Это же так невкусно. — А мне мама каждый раз, как я выпью…

  • про критику сталинских репрессий

    Предполагаемый педофил из «Мемориала» запустил увлекательную шизофреническую истерику, собранную из двух привычных деталей. Первая,…