marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Category:

Пропагандисты в замешательстве

Пропагандисты в замешательстве: то ли убеждать народ, что после 60-ти жизнь только начинается, то ли призывать потерпеть.

Дивясь упрямству, с которым начальство протаскивает пенсионный закон, надо, во-первых, осознать, что казенное объяснение его необходимости (потребность срочно спасать госфинансы, растаскиваемые пенсионерами) — это сугубый блеф.
В нашем руководящем кругу лишь считанные чиновники более или менее знакомы с бюджетными раскладами.
Остальные вообще не в курсе и хором повторяют заклинания о наступающем разорении государства просто потому, что надо ведь как-то объяснить дикую настойчивость, с которой они навязывают людям этот странный проект.
Если бы руководящий класс действительно охватила мысль, что держава на грани разорения, он вел бы себя совсем иначе.
Наши сословно-феодальные порядки вовсе не помешали бы тому, чтобы в отчаянный момент привилегированные слои пожертвовали чем-нибудь серьезным, дабы увлечь за собой народ.
Урезали бы собственные пенсии.
Увеличили бы выслугу лет силовикам и тем, кто к ним приравнен, а главное — начали бы выплачивать эти выработанные пенсии по достижении возраста, сопоставимого с возрастом «обычных» пенсионеров.
Выставили бы на торги госрезиденции.
Убедили бы монополистов пожертвовать частью яхт.
Не надо считать, что нашими властителями движет одна корысть.
Реально осознанное чувство опасности убедило бы их пойти на некоторые лишения.
Но никакой материальной угрозы они не чувствуют — и полностью в этом правы.
Казна ломится от денег.
Бюджет сводится с профицитом.

Ежегодный федеральный трансферт Пенсионному фонду (ПФР) с 2018-го по 2020-й должен вырасти всего лишь с 3,3 трлн руб. до 3,4 трлн.
С поправкой на инфляцию это даже меньше, чем десятью годами раньше, в 2010-м (2,6 трлн) (здесь и далее — сведения бюджетно-налогового комитета Госдумы и ПФР).
Повторю.
Если посмотреть на реальные, а не сфабрикованные расклады, то бюджетное субсидирование страховых пенсий по старости сравнительно невелико, некритично для государственных финансов — и в ближайшие годы таковым останется.
Если бы действительно возникла необходимость быстро изъять деньги, то экономили бы на всех, включая привилегированные сословия.
Тут явно есть где разгуляться, но именно поэтому расходы на их пенсии неизвестны.
Если рассуждать умозрительно, то пенсионная политика нашего режима — сословная, запутанная, бесталанная, несправедливая и вызывающая у людей заслуженное недоверие — могла бы быть без истерии и спешки за несколько подготовительных лет приведена в порядок и нацелена на более поздний выход на пенсии в обмен на серьезный рост выплат.
А не на полтора процента в год в реальном счете в ближайшие шесть лет, как обещают вице-премьер Силуанов и министр труда Топилин, не имеющие никаких оснований быть уверенными даже в собственном сохранении на своих постах в эти же годы.
Но то, что происходит, нисколько не похоже на профессионально осуществляемое обновление.
Пенсионные интересы двух третей работающих приносятся в жертву как бы просто так — без расчетов, безо всякого кризиса госфинансов и явно против согласия людей.
Украшением ситуации является и то, что все продвигатели «реформы», агитаторы за нее и нажиматели кнопок — это как раз те, кого она не коснется.
Еще раз скажу, что крупных барышей казне эта акция не принесет.
Как и хозяйственного ускорения.
По крайней мере в ближайшие годы, а дальше у нас никто и не заглядывает.
В первоначальных планах, составленных всегда имеющимися под рукой у начальства сислибами, кое-какая экономическая логика еще присутствовала.
Но на пути к внедрению все следы рациональности были отжаты.
Добавлю, что если не материальные, то моральные жертвы вертикаль понесла.
За месяц с небольшим индикаторы откатились на пять лет назад, а по некоторым пунктам вообще ушли в антирекорды. Согласно последним данным ФОМа, доверие к Владимиру Путину снизилось до 60% (в мае было 76%), Дмитрию Медведеву — до 25% (в мае было 36%), «Единой России» — до 47% (было 60%).
Лишь 30% опрошенных полагают, что правительство работает хорошо, а 51% — что плохо (в мае симпатизанты еще имели перевес: 43% к 40%).

Тем более что эту задумали несколько лет назад, когда с деньгами и в самом деле было плохо, но отложили до 2018-го и запустили сейчас не по хозяйственной потребности, а просто чтобы не нарушать бумагооборот.
===============================================================

Удивляет другое: что случилось с хваленой российской машиной пропаганды, которая еще вчера любого присевшего у телевизора в два счета могла убедить, что война — это мир, незнание — сила, а свобода — рабство? Почему так вразнобой звучат сегодня голоса «говорящих голов»? Почему даже одни и те же спикеры по два раза в неделю меняют аргументацию, то убеждая, что в 60 лет жизнь только начинается, то умоляя граждан потерпеть, «как терпели наши деды и отцы»? Так радоваться или терпеть? Это ж на разные рецепторы нужно воздействовать…

Одно время казалось, что решили «радоваться» — продюсеры ток-шоу срочно рванули на поиски бодрых стариков, которые в 60 рожают, в 65 — прыгают с парашютом, в 70 — женятся и опять рожают. Параллельно при этом работая.
Страна большая — герои нашлись.
Политики, чиновники и эксперты подтянулись с тезисами, как пенсия вредна для здоровья, как работа отодвигает старость и как даже удивительно, что такую прогрессивную идею спустили сверху, а не инициировали сами граждане в порыве борьбы с эйджизмом.
Но оказалось, что в «распятого мальчика» на Украине наши люди верят куда охотнее, чем в светлое будущее после повышения пенсионного возраста в России. «Раньше на работе торжественно провожали на заслуженный отдых, теперь будут провожать в последний путь», — прорвался гражданский скепсис анекдотами. Что, в общем, понятно — когда найти работу людям за 50, особенно в провинции, практически невозможно, трудно искренне радоваться за тех, кому «работа продлевает молодость».

В последнее время, судя по сокращению в телеэфире жизнерадостных долгожителей, решили опять надавить на патриотизм.
Особенно в регионах, где бодрых стариков-молодоженов с парашютами найти оказалось труднее.
Яркий пример — предвыборная речь врио губернатора Приморского края Андрея Тарасенко, заявившего: «Этой реформой мы отдаем уважение своим отцам и родителям. Мы можем потерпеть, подождать».

Логика, конечно, в стиле «деды терпели и нам велели».
Но даже она могла бы сработать, если бы не многочисленные свидетельства того, что потерпеть без денег лишние 5/8 лет нам предлагают люди, мягко говоря, не бедствующие.
Министр финансов Силуанов, который сегодня обещает поднять пособие по безработице тем, кто потеряет работу за несколько лет до выхода на пенсию (максимальный размер пособия, кстати, 4900 рублей), был, казалось, искренне удивлен, когда в интервью его спросили, как соотносится его зарплата (1,73 млн рублей в месяц) с общей бедностью в государстве.
«Долго на одном энтузиазме не проедешь», — ответил министр вставшей с колен страны, в которой прожиточный минимум определен в 11163 рубля,
а средняя зарплата (с учетом зарплат министров и армии других чиновников) составляет 38500 рублей.
Сумятицы добавил и министр труда Максим Топилин, который месяц назад заявлял, что трудоустройство пожилых граждан в связи с повышением пенсионного возраста вовсе «не является серьезной проблемой», а сегодня вдруг обещает тратить по 5 млрд рублей ежегодно на переобучение предпенсионеров. Что так кардинально изменилось на рынке труда за минувший месяц?
Почему именно 5 млрд?
И на кого он собирается переучивать «предпенсионеров», если большинство вакансий биржи труда — тяжелая физическая и малооплачиваемая работа? Подозреваю, министр и сам не знает ответов на эти вопросы.

И что со всем этим делать пропагандистам? Как в этой разноголосице взять верную ноту, чтобы люди вновь добровольно пошли за дудочкой крысолова? Как объяснить то, что даже не очень рациональным гражданам кажется совсем нелогичным?
=====================================

==================================================================
лично меня эта реформа в научном плане скорее порадовала, чем огорчила.
В очередной раз было показано, что пропаганда не всесильна и не может быть всесильной.
Казалось бы, включён демонический "зомбоящик" с тем самым(тм) Киселёвым, на всю катушку рассказывают про прелести активной старости и всяких разных "дарможилах" - а тягловые сословия чего-то не рады и не подбрасывают в воздух чепчики и лифчики.

Это ещё раз подтверждает то мнение, что пропаганда эффективна только тогда, когда в своей душе человек уже заранее согласен с озвучиваемым тезисом; а если несогласен, то можно его хоть 24 часа в сутки заставить смотреть "зомбоящик", но он всё равно останется при своих взглядах.

Скажем так: пропаганда может быть успешной, только если опирается на утверждения, который сам человек считает разумными/верными.


История о пенсионном возрасте не в нем по существу, а в том что какое-то время люди были готовы придуриваться что все ОК ради чего-то бОльшего, но его так и не наступило.
Ну а теперь государство, как матрешечник: все ОК?
Ну давайте тогда еще чучуть подожмемся.

Но поджиматься-то некуда.
Это был аванс.
От людей - власти и ее жирному слою.
Аванс проеден, слой только пожирнел, его предлагают еще умаслить.

И вот тут начинается классовая борьба.

======================================
Пенсионная тема – беспрецедентно нервная для власти.
Реформа уже сломала карьеру Сергею Железняку и Наталье Поклонской.
Медийная поддержка реформы уже сейчас кажется сопоставимой с самыми суровыми предвыборными кампаниями – каждый день государственное телевидение, то и дело срываясь на какой-то совсем уж пародийный тон, рассказывает, как прекрасна активная старость без пенсии.

Владимир Путин, промолчавший по этому поводу почти месяц, в конце концов был вынужден высказаться, но так осторожно, что везде в заголовках писали – «Путину не нравится пенсионная реформа».
Кремлевский источник «Ведомостей» открытым текстом говорил, что реформа может быть смягчена, если протесты будут слишком активными.
Невозможно вспомнить, когда еще власть так откровенно ждала социальных протестов. Ждет – и не дожидается, и тут уже пространство для самых рискованных гипотез – то ли запас лояльности в обществе на самом деле выше, чем привыкла думать власть, то ли общество до такой степени ни во что не верит, что пенсионная тема его вообще не трогает, никто и не надеялся на пенсию,
то ли трогает, но механизмов обратной связи уже совсем не осталось.
В любом случае, если власть так и не дождется серьезных протестов по пенсионному поводу, то это станет для нее самой очень интересным открытием со всеми вытекающими (и, очевидно, заведомо мрачными) последствиями.

Нельзя отказать идеологам ЕР в знании психологии своего избирателя. Эти люди ценят стабильность, ценят свое государство и не будут немедленно совершать действия, которые могут это государство подорвать.
Скорее всего, расчет на пенсионный блиц-криг до какой-то степени окажется оправданным. Мы не увидим массовых выступлений до подписания закона президентом. Да и сентябрьские региональные выборы пройдут скорее всего гладко. Но ощущение политической авантюры в действиях нашей власти не покидает.

Вместе с тем, предлагаемые правительством реформы могут сделать жизнь рядового гражданина, и без того несладкую, абсолютно невыносимой.
И тогда совершенно непонятно, во что могут вылиться действия общества.
На сегоднящний день большинство - это своеобразный черный ящик.
Происходящее в нём неизвестно.
Никакие социологические службы не смогут вам дать прогноз: что произойдёт, когда этот чёрный ящик распахнётся.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
С этой последней реформой надежды на взаимопонимание народа и власти, на общность целей рухнули.
А в соотв. с представлениями социальной психологии обманутые надежды у населения - это гораздо хуже,
чем низкие доходы, природные или техногенные катаклизмы и проч.неприятности.

С пенсионной реформой странности все нарастают, и, похоже, Кремль в этом деле натуральным образом «закусил удила»: несмотря на очевиднейшее, с одной стороны, неприятие практически во всех слоях общества, и, с другой стороны, весьма благоприятное состояние бюджета, «реформу» продавливают буквально через колено.
Недовольных просто затыкают, а потом командуют «к ноге!»
И в то же время реально недовольных этой реформой действительно много, их тьма, даже судя по опросам. Проблема только в одном: недовольные – это, собственно, ядерный путинский электорат, самые кондовые его фанаты. Как в песне – «все из народа, дети семьи трудовой». Вот они сейчас реально обижены и сбиты с толку. И они не успокоятся – это ведь, фактически, из их кармана вынули деньги, причем неслабые суммы, особенно для них. Для «глубинной России», где зарплата в 20 тыс./мес. считается «хорошей».

Граждане обнаружили, что с ними вообще не хотят разговаривать. Их мнение вообще не хотят учитывать. Проголосовали? Ну а теперь подчиняйтесь, деваться вам некуда, как мы сказали, так и будет.
Люди внезапно обнаружили, что у них нет никаких законных методов повлиять на действия их же депутатов.
Петиции выбрасывают в урну, референдум не дают провести, механизмов отзыва депутата не существует, а митинги попросту игнорируют.

Результаты опросов, которые говорят, что 90% граждан выступают против инициатив правительства, вместе с тем сообщают и о том, что 60% граждан не верят, что какие-либо их действия способны изменить решения властей.

В результате большинство в один миг осталось без политической силы, с которой они могли бы себя ассоциировать.



Страдают все, каждый день социологи радуют новыми замерами – например, что «рейтинг «Единой России» снизился до уровня конца 2011 года», и вот уже даже пошли разговоры о создании некой новой «партии власти» взамен старой, над чем вроде как уже трудится Володин.
И более того – очевидно, что все это еще цветочки, основная масса недовольных в движение еще не пришла, именно потому, что она – основная, и ей очень долго раскачиваться.
Политологи гадают – с чего ж вдруг такой самоубийственный ход?!
На что рассчитывали в Кремле?
Зачем подложили сами себе свинью на ровном месте – ведь, вроде бы, «ничто не предвещало», по уверениям самой власти, с бюджетом в стране все в порядке, возможен даже профицит?
Даже самые лояльные путинофилы и «государственники» с трудом скрывают растерянность.
И все гадают – как же Путин пошел на такую тяжелую и непопулярную реформу сразу после выборов, не получив на это мандата?
Он ведь за всю кампанию словом не обмолвился о том, что собирается повышать пенсионный возраст, то есть затрагивать интересы подавляющего большинства граждан России! Это же нонсенс!

========================================
Власть оказалась не готова к реакции общества на повышение пенсионного возраста. В чем причина — вопрос дискуссионный, но есть совокупность факторов.
В их числе — пренебрежение к мнению экспертного сообщества.
Это пренебрежение складывалось годами из восприятия всех вокруг как информационной обслуги, которая высказывает только ту точку зрения, которую ей заказывают.
Соответственно, власть считала, что она сама все знает лучше всех.
Плюс „головокружение от успехов“ — президентские выборы, которые обеспечили сверхуверенность в доминировании Владимира Путина. А до того были думские выборы, на которых „Единая Россия“ получила три четверти мест в парламенте.
В совокупности это привело к тому, что реакция общества воспринималась как заведомо несущественная, думалось, что государственной PR-машины достаточно, чтобы навязать любые меры. Тем более, что ранее уже неоднократно навязывались в качестве клише довольно неоднозначные трактовки различных событий…
Надежда на госпропаганду, видимо, была ключевой.
Однако все это, на мой взгляд, не сработало по той причине, что можно говорить сколь угодно о далеких от жизни конкретного человека вещах, но вопросы пенсионного возраста и социальных льгот касаются каждого гражданина.
И самое главное — они затрагивают интересы той группы избирателей, на которую власть всегда ориентировалась: тех, кто находится в предпенсионном возрасте или к нему приближается.
Это люди, часто социально зависимые от государства, потому что не имеют обычно никаких источников дохода, кроме зарплаты, пособий и пенсий.
Плюс, поскольку это люди возрастные, они консервативны и при этом ностальгируют по каким-то штампам советской идеологии.
Власть как могла лелеяла эту группу, всегда шла за ее интересами, принимала те решения, которые ей заведомо понравятся.
Можно сказать, что эта группа была основой путинского большинства.
И вот именно по ней был нанесен удар.
Результат оказался вполне прогнозируемым.
Власти некого винить, кроме самой себя.
Опасения, что народ будет недоволен, у властей, конечно, были.
Однако предсказать, какие именно формы примет недовольство и насколько сильным оно окажется, не мог никто.
Такие вещи вообще трудно поддаются прогнозированию, а особенно в авторитарных системах, где все каналы прохождения сообщений между властью и обществом искажены и забиты шлаком, который производят фейковые институты, массово создаваемые властями.
Насколько можно наблюдать и оценивать, широкое недовольство оказалось неожиданным для власти.
Наша власть вообще плохо представляет настроения населения.
Она, видимо, рассчитывала, что раз „Единая Россия“ так триумфально победила в сентябре прошлого года, а президент — в этом году, то теперь можно делать все что угодно.
Поэтому сейчас власть, несомненно, в некоторой растерянности.
Это заметно и по характеру пропагандистских усилий — видно, что это импровизации, довольно часто не очень умные.
Наконец, по отзывам ряда экспертов, которые работают с правительством, тоже можно понять, что последствия оказались неожиданными.
Во власти очень рассчитывали на то, что удастся противопоставить нынешних пенсионеров работающим гражданам, обещая увеличение пенсий.
Но значительная часть пенсионеров, во-первых, не верит правительству, а во-вторых, думает не только о себе, но и о своих детях.
Думаю, всем было понятно, что резких неожиданных выступлений не будет — а остальное надеялись разрулить в процессе. По крайней мере, сейчас есть ощущение, что реакция на событие отстраивается на ходу.Удалось сделать так, что пенсионная реформа и повышение НДС не обернулись взрывом на старте и переросли в вялотекущий сюжет.
С людьми не поговорили, акцент делается на успешность PR-ходов. Более того, не уверен, что власть сама готова к  разговору — он предполагает шанс отступления от реформы, ее изменения.
А власть часто воспринимает сам разговор как форму PR-стратегии — „мы же так вам все хорошо объяснили, так душевно поговорили, почему вы не согласны?“ Дальше начинаются обиды и закручивание гаек.
На федеральном уровне, может, средствами пропаганды попытаются поправить ситуацию, но в регионах никаких инструментов и механизмов корректировки нет.
Возможно, что кто-то из экспертов во власти и писал какие-то аналитические записки, предупреждал, что не надо так рисковать. Но власть привыкла к безнаказанности — потому в данном случае и не поняли, что пенсионная реформа затрагивает интересы очень большого количество людей.
Мне кажется, пока не вполне осознается тот факт, что отсутствие взрыва на старте — не отсутствие взрыва вообще.
Лето, жара, духота, чемпионат…
Но осенью уже дойдет до всех.
А чуть позже люди почувствуют и рост НДС.
Открыто длинное окно нестабильности, которое для кого-то может стать окном возможностей.
Однако пока власть верит в свою способность переиграть любых недовольных такого рода.
======================================================
К несчастью, именно пропагандисты оказались сегодня в самой плачевной ситуации. Они были вынуждены вместе с властью изменить свою позицию настолько резко, что, образно говоря, на вираже их выкинуло с трассы. Каждый пишущий человек знает, что в современном мире его влияние на мнение аудитории мизерно. Он может отклонить это мнение в ту или иную сторону буквально на несколько градусов. Но и это будет сопровождаться риском потерять аудиторию. Если же ты внезапно для всех вдруг начинаешь горячо поддерживать то, что вчера порицал, то это моментально лишит тебя всякого авторитета. А вот мнение аудитории останется там же, где и было.

Желая любой ценой склонить население к принятию пенсионной реформы, Власть «бросила в топку» свой ценный ресурс: массу пропагандистов, которые ранее успешно сочетали лоялизм с патриотизмом и показным «народолюбием».
«Потеряли девственность» даже многие убеленные сединами искусники, которые до этого десятилетиями умудрялись соединять безоговорочную поддержку Путина с непримиримой оппозицией к «либеральному блоку» в правительстве того же Путина.
Многих заставили не просто защищать проект непопулярной реформы, но и откровенно врать, оскорблять разум аудитории и глумиться над ней.
Те, кто заглядывал в телевизор в последние недели, могли заметить эти фантастические попытки убедить людей радоваться, что правительство «продляет им трудоспособный возраст».
Многие практиковали «занимательную арифметику», когда добавка к пенсии (тем, кто доживет) в размере 1000 рублей в месяц подается как эквивалент отбираемому у каждого (усредненно) миллиону рублей.
Предполагается, то люди не способны элементарно поделить и понять, что такая «сделка» отобьется примерно за 100 лет пребывания на пенсии.


И вот представим теперь, что завтра правительству придется принимать массу действительно жестких мер. Кто же будет успокаивать население? Лица, замазавшиеся в пенсионном глумлении, в которые людям хочется плевать? Правительству теперь надо полностью менять штат пропагандистов, сверху донизу, потому что нынешние уже самими своими мордами, даже не раскрывая рта, будут отжирать у него рейтинг. Как говорил великий Штирлиц, «это уже отработанный материал».

=========================================
Целых четыре года государственная пропаганда рассказывала нам об Украине и демонстрировала всю пагубность майдана.
В частности, упоминалось и о том, что теперь МВФ диктует Украине свои правила, вынуждает украинские власти поднимать пенсионный возраст.

Началась цепная реакция, возникла положительная обратная связь: чем больше лжи в политической рекламе "пенсионной реформы", тем сильнее  раздражение населения; а чем сильнее раздражение, диагностируемое с помощью разнообразных индикаторов, тем еще больше лжи. Пенсии - это не Украина или Сирия, до которых абсолютному большинству нет дела, пенсии касаются всех, и тут безразличие или изображение безразличия уже невозможно.

С 2013 года уровень реальных доходов населения только падает. А до позднесоветского уровня он никогда и не добирался. За пределами Москвы работы нет.

К пропаганде пенсионной реформы подключили практически всех медийных персонажей, включая певцов, режиссеров, экспертов, аналитиков и политологов.

Нельзя сказать, что все эти люди бездарны, глупы, непрофессиональны. Однако что же с ней вдруг случилось? Откуда эта нарочитая беспомощность?

«Чем больше работаешь, тем дольше живешь». - «Пенсионеры на пенсии спиваются, старчиваются и вредят себе всеми возможными способами». - «Люди с радостью готовы работать дольше за меньшие деньги». - «Противники пенсионной реформы мечтают уничтожить своё государство». - «Петиции против реформы подписывают украинские тролли, боты и бандеровцы».

Все госСМИ в едином порыве окучивают население, доказывая "полезность" повышения пенсионного возраста. Но когда тот же министр Силуанов (с зарплатой что-то около 1,8 млн руб в месяц) с невинным выражением лица рассказывает на всю страну у Соловьева как пенсионеры будут достойно жить! помогать внукам!! ездить отдыхать!!! на лишнюю тысячу рублей в месяц, и все это за счет повышения возраста выхода на пенсию

мне еще очень нравится, как в едином порыве доказывают, что "отнять и поделить" не вариант, если речь о высоких доходах. Но при этом "отнять", если речь о низких - вполне вариант!

Нельзя доказать людям, у которых отбирают их же собственные деньги, их годы жизни, что это делается ради их блага. Да хоть ты тресни. Можно только сказать: да, мол, это ужасно, это катастрофа, но иного пути нет. Тоже сомнительно, но хотя бы что-то.
Вместо этого ведущие общественно-политических программ натурально кривляются, гыгыкают, показывают нам счастливых бабушек и дедушек, прыгающих с парашютами.
Иными словами: раздражают своих собственных зрителей всеми доступными способами.

===============================

Уровень прогностики российских реформаторов, конечно, впечатляет.
С пенсионной реформой они ударили по интересам той самой возрастной группы, которая сейчас на пике своей социальной активности. 40-60-летние граждане занимают практически все низшие и средние управленческие ниши, несут на себе основной общественный и государственный груз.
Вряд ли они спокойно воспримут такое покушение на свои права, благо уровень доверия к истеблишменту все эти годы падал, а недовольство политикой "эффективных менеджеров" лишь нарастало.

Социальный раскол между сверхбогатыми и остальными гражданами окончательно обозначился, а с пенсионной реформой слабеющий консенсус между властвующей элитой и обществом трещит по швам.
В разгорающейся информационной борьбе традиционные средства управления массовом сознанием малоэффективны, поскольку за предыдущие годы они значительно дискредитировали себя запредельным конформизмом и демагогией

======================================================

Встревоженный резким падением рейтингов Кремль пытается разыграть повышение пенсионного возраста как многоходовку: c рассказами по ТВ о счастливых и работоспособных 60-летних мужчинах и женщинах и обсуждением уступок, которые могут быть внесены в окончательный вариант законопроекта.

Но реализации этого плана мешают несколько обстоятельств.

Россияне не верят, что повышение пенсионного возраста – путь к увеличению пенсий (один из предлагаемых пропагандой аргументов «за»). Они знают, что пенсионные баллы, сложное деление пенсий на виды – это лишь способ заплатить меньше.
На деле же пенсии индексирует правительство, то есть «как Путин решит – так и будет»: могут повысить, а могут и не повысить.
Поэтому российские пенсионеры не мониторят динамику доходов ПФР – не она определяет получаемые ими выплаты. Еще в меньшей степени выплаты определяются стажем и размером взносов в течение трудовой жизни.

Точно так же россияне не верят, что повышению пенсионного возраста нет альтернативы. И не потому, что не читают макроэкономических статей.
Просто эти статьи противоречат обыденному опыту, в который включены и квадратные километры собянинской плитки, и особняки чиновников, и огромные расходы на армию и спецслужбы, и мост в Крым (и, возможно, на Сахалин). То, что это «из другого кармана», не имеет значения. В глазах граждан пенсии – это вопрос их двусторонних отношений с государством, без всяких там ПФР.

Повышение пенсионной планки задевает базовые представления ⁠россиян об их взаимоотношениях с государством. Такое потрясение не сгладить коротким футбольным счастьем

За рамками сюжета остаются попытки поискать деньги в других карманах. Например, изменить структуру расходов федерального бюджета, в котором на оборону и безопасность уходит около 30% расходов. Или сократить потери от коррупции.

Эти экономические аргументы совершенно не убеждают тех, кого заботят социальные последствия повышения пенсионного возраста. И тех, кто хочет, чтобы бремя старения было распределено в нашем обществе более равномерно. Общество стареет – это факт. За это надо заплатить, если мы не хотим бросать пожилых на произвол судьбы, – это необходимость. Но совершенно не обязательно рационализировать при этом только социальные расходы. Довольно глупо искать средства в одном кармане, предварительно разложив их по пяти,

Так что, если у государства деньги есть (а они пока есть), то нет и повода для пересмотра обязательств. Не хватает в одном кармане (ПФР) – возьмите из другого.

Для любого заемщика попытка одностороннего пересмотра своих обязательств заканчивается плохо.
Даже если кредитор не может «призвать к порядку» распоясавшегося должника прямо сейчас, он непременно запомнит содеянное и «затаит обиду лютую». . Деструктивные экономические решения накапливают обиду за неисполненные обещания, которая рано или поздно взорвется


и уже никто не вспоминает ни о авизо, при помощи которых был практически разворован весь фонд, ни о скандалах с приобретением недвижимости топ-менеджментом, ни о помпезных зданиях, которые сначала были приобретены фондом, а потом волшебным образом поменяли владельцев и успешно предоставляют свои помещения для аренды. Нет анализа финансово-хозяйственной деятельности, нет оценки качества управления, и еще много чего нет. Повторюсь: когда лавка разворована, требуется пожар...

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1990335967684989&id=100001258161733
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1740458162744081&set=a.314028832053695.1073741826.100003397433854&type=3&theater
http://www.rosbalt.ru/blogs/2018/07/20/1718861.html

http://www.rosbalt.ru/blogs/2018/07/19/1718396.html
Tags: Сергей Шелин, поющие в терновнике
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment