marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

Три мушкетера и Констанция Буонасье

один момент в "Трех мушкетерах".
Когда Констанция Буонасье предложила королеве Анне Австрийской свою помощь в деле с подвесками, она сказала, что ее муж поедет в Лондон.
Королева спросила про деньги.
Констанция ответила, что ее муж скуп.
Тогда королева дала ей кольцо, подаренное ей братом.
Надо полагать, что подарок испанского короля сестре был очень дорогим.

Затем, когда господин Буонасье отказался ехать в Лондон она попросила д'Артаньяна.
И дала ему на расходы 100 пистолей Буонасье, которые тому вручил кардинал и которые его жена украла у мужа.
Один пистоль - 6,751 г золота 917-й пробы. Значит 100 пистолей - 675 г золота.
По нынешнему курсу это 26 тысяч с половиной долларов. Может процентов на 10-20 меньше, так как у золота в слитках проба выше.

Когда же д'Артаньян выполнил поручение, в качестве благодарности королева подарила ему дорогое кольцо, но явно другое, так как маловероятно, что честная госпожа Буонасье, укравшая до этого у мужа 26 тысяч долларов, сдала кольцо обратно в королевскую казну.

В итоге, получается, что кольцо королевы Констанция Буонасье просто напросто прикарманила.

Вот и верь после этого женщинам.



В «Трёх мушкетерах», кстати, нам явлена очень интересная конструкция:
д'Артаньян вовсе не собирается жениться (это и невозможно).
Во-первых, Констанция Бонасье замужем,
во-вторых, она не дворянка

================================
многие оказывается думают что они положительные персонажи и воевали за добро против зла

д'Артаньян, умирая, говорит такие слова: «Атос, Портос, до скорой встречи. Арамис, прощай навсегда!»
Athos, Porthos, au revoir ! Aramis, à jamais, adieu
!

я  уверен чо эта фраза означает что ДАртаньян хорошо осознает что из них четверых только один Арамис имеет шансы попасть в рай, а остальные-то уж точно угодят в ад.
 поступки и характер д'Артаньяна не позволят ему встретиться со своим другом на небесах, потому что он потерял свою душу, и двери рая для него навсегда закрыты

 если читать книгу во взрослом возрасте, то д-Артаньян весьма отроицательный герой. Чего стоит егго ночь с Миледи, проведенная в образе английского графа.

Ришельё - и это видно из книги - умный честный человек, стратег, патриот, человек широких взгляждов, гуманист.
а это шайка хулиганов которым лишь бы побухать да подраться ну и немного секса.
в общем примерно та же история что в "Мастере и Маргарите"
где дьявола и его свиту многие упорно полагают "милыми веселыми озорниками"


Арамис к концу книги вполне очевидно становится приличным человеком и пытается исправить и искупить зло которое он сотворил

===========================================
– Разучилась пить молодёжь, – сказал Атос, глядя на него с сожалением, – а ведь этот ещё из лучших.
Александр Дюма
Я как-то затеял спор с одним неглупым человеком.
Мы вспомнили ту фразу, что приведена в эпиграфе, и задумались об отметке в 150 бутылок, что была пройдена по словам одного персонажа, когда он вылезал из погреба в неизвестном трактире.
– Интересно, почему Атос не умер от цирроза сразу, как только вылез из того погреба? – спросил меня этот человек.
Но было понятно, что смерть от цирроза не так быстра.
Тем более, он, Атос, уверял д'Артаньяна, что выпил 150 бутылок. Учитывая, что это лёгкое вино и бутылки тогда были невелики, а времени в запасе у него было предостаточно.
Гораздо хуже, что Атос был настоящим клиническим алкоголиком, и цирроз печени был для него естественен:

«Полубог исчезал, едва оставался человек.
Опустив голову, с трудом выговаривая отдельные фразы, Атос долгими часами смотрел угасшим взором то на бутылку, то на стакан, то на Гримо, который привык повиноваться каждому его знаку и, читая в безжизненном взгляде своего господина малейшие его желания, немедленно исполнял их»....
Но задача оказалась интереснее.
Начнём с того, что очень интересно, сколько занимала в те времена поездка из Парижа в Лондон. Если  обратиться к самому курьеру с подвесками. Он говорит, одному из трактирщиков: «Я был десять или двенадцать дней тому назад».
Это время на обратный билет и двое суток для изготовление подвесок.
Итак, для выполнения нормы Атосу нужно было выпивать двенадцать-пятнадцать бутылок в день.
Причём он довольно интенсивно закусывал – правда, холодным и жирным.
Потом я пошёл к другому сведущему человеку и обнаружил у него статусную бутылку из-под французского вина.
Бутылке, правда от силы было лет тридцать, но она кичилась точным соблюдением формы.
В ней оказалось около полулитра, с одной стороны belle France, была лишена стандарта на бутыли, но очевидно одно – осадок обычно не допивали.
Итак, по пятнадцать бутылок в день (это даже избыточное допущение).
Ну, литров пять в день. В принципе – можно осилить.
К тому же организм уже был под это заточен

====================================
лассический текст:
— Вы получили это кольцо от миледи? — вскричал Атос, и в голосе его почувствовалось сильное волнение.
— Вы угадали.
—Но от кого же вам достался этот сапфир, Атос?
— От моей матери, которая, в свою очередь, получила его от мужа.
У меня возник интерес к переводу, ведь, по контексту, муж матери - не его отец.
Я нашёл оригинал, и, с учетом своего безфранцузья, прогнал через два переводчика для перепроверки.
И совершил литературоведческое открытие (аплодисменты), ЭТО ОШИБКА В ПЕРЕВОДЕ.
De ma mère, qui le tenait de sa mère à elle. Comme je vous le dis, c'est un vieux bijou... qui ne devait jamais sortir de la famille.
— От моей матери, которая, в свою очередь, получила его от СВОЕЙ МАТЕРИ. Как я уже сказал вам, это была старинная фамильная драгоценность... и она никогда не должна была уходить из нашей семьи.
====================================
"В "Трёх мушкетёрах" вода в качестве напитка появляется только в 25-й главе.
До 25-й главы герои "Трёх мушкетёров" прекрасно обходятся без питья воды.
Морская вода грозит гибелью.
Святая вода разит кардиналом.
После 25-й главы вода начинает героями романа использоваться активно.
И исключительно в греховных целях.
Грех жадности: у г-на Кокнара водой разбавляют вино.
Грех прелюбодеяния: д Артаньян, используя воду, проникает к Бонасье.
Грех гнева и грех гордыни: фанатика Фельтона миледи подтягивает, используя H2O.
Грех смертоубийства: миледи Винтер пытается убить д Артаньяна и убивает Констанцию, используя яд, растворённый в воде.
Водой со снотворным опаивают и саму миледи.
Миледи и казнят около воды.
И сына её потом в воде утопят. Вода в "Трёх мушкетёрах" - это зло, для зла и ради зла.
Вино трижды упоминается уже в первой главе романа.
Два раза его просто пьют, а в третий раз вином лечат.
А дальше вино искрится и льётся водопадом чистой радости.
Так, что около 90 трупов, которые организовали весёлые друзья, воспринимаются абсолютно нормально.

(с) Джон Шемякин

============================================================

Когда в детстве мы играли в трех мушкетеров, я всегда был Атосом.
То была самая престижная роль, но я всегда получал ее, чего бы это не стоило. Мрачный, бледный и благородный мститель, ходячее кладбище страшной тайны – какой еще образ мог быть лучше?

Весьма престижной была также роль Арамиса, но мне она мало импонировала, потому что этот мушкетер был ханжа, сластолюбец, жулик и плут.

Портос считался толстым и глупым и поэтому исключался a priori, им не хотел быть никто, и играть Портоса назначали самых безответных. Толстых мальчиков дразнили «портосами». Это, впрочем, не в самом худшем еще случае. Чаще их называли просто «жир», «жирдяй» или «жиробас». Так что «Портос», сами понимаете, еще куда ни шло.

Однако самой позорной считалась роль д’Артаньяна – «потому что он влюблялся». Влюбляться среди суровых пацанов считалось позором.

Восприятие мушкетеров, конечно, было тогда и является сейчас изрядно подпорченным убогой советской экранизацией, где Дюма-отцом, в общем, и не пахло, а мушкетеры смотрелись этакими советскими жлобами-шестидесятниками, распевающими песни про свое потертое седло.
Хорош был только длинный, унылый артист, некогда игравший Гоголя в экранизации «Мертвых душ», в роли кардинала Ришелье. Вот это действительно была оригинальная параллель: Гоголь и вдруг – кардинал Ришелье!


Впрочем, кажется, по-настоящему красиво мушкетеров так никто нигде и не сыграл. Из Жана Маре в старом фильме вышел отличный зрелый д’Артаньян, настоящий, видавший виды служака, потертый и хитрый, но вот беда, фильм сам по себе оказался скучным. Скучны были и западные экранизации, с совершенно безликими мушкетерами, советские на их фоне выделялись хотя бы своим провинциальным идиотизмом…

Это вообще удивительно, но динамичные, блистательные и гениально простые романы Дюма, просто готовые киносценарии, так и не были ни разу достойно экранизированы. Беда, возможно, в том, что режиссеры и сценаристы хотели привнести хоть немного отсебятины, но отсебятина губила все на корню.

Не так давно я перечитал «Трех мушкетеров». Опасения, что книга, восторженно читаная в детстве, покажется взрослому глуповатой и примитивной, вовсе не оправдались. Более того, для дядьки-переростка она стала еще более чарующей, и – куда более щемящей…
Я читал ее в поезде, по дороге из Беларуси в Украину; когда в вагон залез таможенник, и, забрав паспорт, принялся внимательно и бесцеремонно изучать мою наружность, я едва сдержался, чтобы не сказать ему словами героев Дюма:


– Эй, любезнейший, я не люблю, когда меня этак меряют с ног до головы.

Я не сделал этого.

Перечитывая роман, я вспомнил слова жж-юзера mutterrecht’a. «А чем вам так не нравился Портос. После фразы: “Я дерусь потому, что я дерусь”, – всё остальное совершенно не важно.Кшатрий во плоти.
Арамис – секуляризированное подобие брахмана.
Атос – уставший (устаревший) Д’Артаньян.
Ни тот ни другой не смог пройти ни по пути Любви, ни по пути воина.
Портос – самый честный.
Во всех своих заблуждениях.
И погиб как герой в “10 лет спустя”, проданный Арамисом»

. Я подписываюсь здесь под каждым словом.
Действительно, Портос, именем которого мы, неразумные дети, клеймили толстяков, достойнейший и великодушнейший Портос, затмил сегодня в моих глазах всех своих остальных коллег – хитрющего д’Артаньяна, неискреннего Арамиса, изломанного Атоса.
Простоту и открытость начинаешь ценить лишь во взрослом периоде жизни; подросток тяготеет еще к характерам возможно более сложным, вплоть до нарочитости.
Потом понимаешь, что остаться благородным и сохранить простоту характера – это личный подвиг, равного которому нужно еще поискать.


Старый добрый верный Портос, простодушный исполин и верный друг! Неразумным юношей я недооценивал тебя – но сегодня вспоминаю о тебе с благоговением. В судорожном мире острозубых хапуг, хронических идиотов и сирых мещан твоя спокойная и бесхитростная благородная сила вызывает уважение и восхищение.

Существует понятие «женский роман», книжка в мягкой обложке, которую толстая, облезлая тетка, измученная супом и бигудями, мечтательно изучает, сладостно вычитывая что-нибудь вроде «его сильные руки трепетно сжали мое гибкое, стройное тело, и мощный нефритовый стебель уперся в мое белое бедро», и представляя при этом, что гибкое, стройное тело и белое бедро в описываемой ситуации принадлежат ей; это такая мягкая, мечтательная порнография для толстых теток.

Существует также роман мужской; но, поскольку мужчины в целом тупее женщин и поэтому более увлечены водкой и телевизором, литературный жанр среди них не столь популярен. «Я двинул ему ногой по морде, хлебнул из фляги и облапил телку», – вот примерный уровень такой литературы, с героем которой, неутомимым сокрушителем челюстей и раздвигателем ног ассоциирует себя распухший от пивной отрыжки созерцатель футбола по телевизору.

Все старо как мир: женщине время от времени хочется представить себя Прекрасной Дамой (ясно, к сожалению, что Прекрасная Дама в понимании средней женщины будет отнюдь не блоковской), а мужчине – супергероем, победителем действительности (понятно снова-таки, что супергерой этот для большинства будет каким-нибудь «Бешеным»), желательно в компании себе подобных, чтобы не так страшно было (это желание компании себе подобных и отличает среднего мужчину от средней женщины: женщина всегда должна чувствовать себя исключительной).
Соответствующая литература помогает в этом.


«Три мушкетера», как и прочие произведения Дюма – мужские романы (на иных страницах своих, впрочем, весьма приближающиеся к женским), но романы благородного стиля, несмотря на свою массовость.
Благородство и массовость сочетаются далеко не всегда, а вот Александр Дюма обладал даром их соединять.
Впрочем, массовость романов Дюма была возможна только в обществе определенного уровня интеллекта или цензуры.
При жизни писателя, когда он и обрел свою громадную популярность, уметь читать уже значило быть достаточно развитым, как и писать книги.
Весьма популярен он был позже, например, в Советском Союзе, где «за Дюмой» выстраивались очереди в книжных магазинах – люди не знали, что такое настоящие женские романы, мудрая партия оберегала их от этой гадости.
Когда железный занавес проржавел и рухнул, и потоки легкого чтива хлынули через границу вместе с порнокассетами и полиэтиленовыми пакетами, Дюма отошел на второй план достаточно быстро.
Ибо все то высокое и удивительное, что находилось на страницах его романов, оказалось лишним для человека массы, а легкого, притом гораздо более легкого, и так хватало в избытке.
В этом процессе не было ничего удивительного – jedem das seine, как писали злые наци над воротами своих концентрационных лагерей.


Высокий и легкий одновременно штиль – только французу такое под силу, причем французу гениальному.
Снимаю перед Вами шляпу с пером, месье Дюма.


А перед Портосом я виноват.

======================================

"Три мушкетера" начали печататься в качестве романа-фельетона (романа с продолжением) в номере 2876 газеты "Le Siecle" ("Век") за 14 марта 1844 года.

Возможно, когда-нибудь нас осчастливят точным и литературно-ценным новым переводом, потому что мы всегда читаем по-русски канонический советский перевод, который... ну вот, навскидку, у Валерии Вербининой:

— "Три мушкетера" я впервые прочитала, само собой, по-русски, позже в университете прочитала по-французски, а сейчас решила пробежаться по обеим версиям. Замечу в скобках, что на фоне стенаний по поводу снижения качества современных переводов на русский как бы само собой разумеется, что советская школа перевода была ого-го какая и вообще не чета современной. Так это или не так, мы сейчас увидим.

Раньше я уже писала, какие сюрпризы меня поджидали, когда я решила прочитать в оригинале "Чиполлино", но я была далека от мысли, что "Три мушкетера" во всем известном переводе Вальдман, Лившиц и Ксаниной тоже преподнесут сюрпризы, причем сюрпризы эти начнутся с самых первых строк предисловия.

"занимаясь разысканиями для моей истории Людовика XIV" — в оригинале "История Людовика XIV" — это название книги.

После слов "если нам не удастся… быть принятыми во Французскую Академию со своим собственным (багажом сочинений) " следует:

trop considérable peut-être pour passer par les portes,

что можно перевести как "так как он слишком обширен и может застрять в дверях".

Дальше больше. После слов "будто правительство, при котором мы живем, не очень-то расположено к литераторам" следует:

qui lui demandent quelque chose, et encore plus mal disposé à l'égard de ceux qui ne lui demandent rien,

то есть "которые о чем-то его просят, и еще менее расположено к тем, которые не просят ничего".
Почему из перевода выпали эти две прелестные шпильки, в первой из которых автор подсмеивается над собственной плодовитостью, совершенно непонятно.

Ладно, переходим к первой главе первой части.

Простейший случай: перечисляются лица и группы, которые в то время в том или ином смысле воевали. У Дюма это "воры, нищие, гугеноты, волки и слуги". В переводе они почему-то превратились в нищих, гугенотов, бродяг и слуг. Далее у Дюма горожане вооружаются против "воров, волков и слуг". В переводе — против воров, бродяг и слуг.

У Дюма горожане "нередко" вооружались против владетельных вельмож и гугенотов. В переводе гугеноты из этого места исчезли.

Далее д'Артаньян одет в переводе — в куртку, в оригинале — в pourpoint, т.е. в камзол, который позже по тексту главы возвращает себе наименование камзола. А помните, какого цвета был этот камзол/куртка?

Он, кхм, синего оттенка, среднего "между рыжим и небесно-голубым". Представили себе такой оттенок? Как по-вашему, мог Дюма написать такую ахинею?

Не мог, и текст это подтверждает. Цвет камзола нашего героя — это une nuance insaisissable de lie de vin et d'azur céleste, т.е. "неуловимый оттенок винного осадка и небесной лазури".

Но вот д'Артаньян добрался до Менга и увидел Рошфора, в переводе — "в раскрытом окне второго этажа". Как бы не так! У Дюма написано:

d'Artagnan avisa à une fenêtre entr'ouverte du rez-de-chaussée un gentilhomme…

То есть Рошфор таки стоял у "приоткрытого окна первого этажа". Не забудьте, он с минуты на минуту ждал миледи, которая должна была приехать!

В переводе Рошфор стоит "с лицом надменным и неприветливым". Нехороший человек, что с него возьмешь! Но у Дюма значится всего лишь:

quoique au visage légèrement renfrogné

то есть буквально "хоть и с лицом немного хмурым".

Рошфор, кстати, правильно одет в камзол (pourpoint), а не в куртку. Тем временем герой уже успел заговорить с ним и потребовал объяснить, над чем тот смеется.

"Незнакомец еще несколько мгновений не сводил глаз с д'Артаньяна" — у Дюма дополнение: "все с той же легкой улыбкой".

Они перебрасываются фразами, и д'Артаньян истерично кричит: "… не позволю вам смеяться, когда я этого не желаю!"

У Дюма далее важное уточнение: et surtout quand c'est à mes dépens qu'on rit.

То есть "и особенно — когда смеются надо мной", что кардинально меняет смысл фразы.

После слов Рошфора "находка для его величества, который всюду ищет храбрецов, чтобы пополнить ряды своих мушкетеров" следует:

Il est fâcheux,continua-t-il, qu'elle ne connaisse pas celui-là.

"Жаль, — продолжал он, — что королю он незнаком".

К слову "миледи" в тексте есть непереведенное примечание: "Мы хорошо знаем, что слово миледи должно употребляться с фамилией, но именно так оно значится в тексте мемуаров (имеются в виду мемуары графа де ля Фер, которые якобы легли в основу романа) , и мы не берем на себя смелость менять его".

Приезжает миледи, и ее голова видна "в рамке окна кареты" (где тут был редактор?). У Дюма чуть-чуть иначе — encadrée par la portière, т.е. "в обрамлении занавесок".

После фразы "если герцог покинет Лондон" у Дюма следует: "или уже покинул его".

После "А остальные распоряжения?" следует: "спросила прекрасная путешественница".

После "Миледи, — прошептал д'Артаньян" следует непереведенный кусочек: "который слышал, как дворянин произносит это имя".

"Буланый конек" в переводе — это все тот же "желтый конь" оригинала, он же где-то именуется "желто-оранжевым", а в оригинале он желтый, и точка.

Когда д'Артаньян понял, что письмо пропало, "слуги (вооружились) теми самыми палками, которые уже были пущены ими в ход вчера". У Дюма в тексте только один слуга, но далее он неожиданно превращается во многих слуг (авторское упущение).

В конце главы д'Артаньян приезжает в Париж. После слов "Там д'Артаньян продал коня за три экю" идет непереведенное: "невзирая на отцовский наказ".

Переходим ко второй главе.

"Ординарная стража Генриха Третьего" — в оригинале просто "сорок пять", которых мы все помним по одноименному роману Дюма.

После "ни из каких мемуаров того времени" идет: "которое мемуаров оставило предостаточно".

Пассаж перевода о слугах, которые являлись к Тревилю "с посланиями от своих господ" не передает важное уточнение оригинала: "от своих хозяев и хозяек" (Тревиль же был дамский угодник!).

"Жалкой улыбки провинциала" в тексте Дюма нет, у него "полуулыбка". Дюма своего героя любит, и для него в д'Артаньяне нет ничего жалкого!

Разговор о Рошфоре и конюшем господина Шале в оригинале интереснее, чем "я бы его проучил" — "а вас бы проучил Красный герцог":

— Ce Rochefort… passerait avec moi un vilain moment.
— Et vous, vous passeriez un triste quart d'heure avec le duc Rouge.

Тут двойная игра слов — по поводу временного отрезка, а также с эпитетом. Буквально это что-то вроде "Рошфор провел бы со мной скверную минуту" — "А вы бы провели очень скверные четверть часа с Красным герцогом". Литературно это может быть хотя бы так:

— С этим Рошфором я бы разобрался за минуту!
— А Красный герцог разобрался бы с вами за мгновение.

При этом, если говорить о собственно стиле перевода, он прелестно старомоден и очень литературен.
==============================================================

"Да сам д'Артаньян - это ж ЧУРКА!!"

Ну да; как-то не принято на данном факте акцентировать внимание.
А ведь "чурковатость" главного мушкетера всех времен и народов - святая истинная правда!
Стоит осознать это - и мы прекрасно понимаем ту несколько странную неловкость, которую очевидно переживает д'Артаньянв самом начале "Трех мушкетеров".

Он ведь явно чуть ли не стыдится в душе своего происхождения - "гасконец"!
В школе мы плохо понимали, в чем причина; ну, гасконец и гасконец;
НУ И ЧТО?
Для нас-то все французы - на одно лицо. Одно слово - французы!

Ан нет; теперь-то нам понятно, что к чему.
Гасконцы в ТОЙ Франции - обитатели Юга, нищего, недавно присоединенного; в представлении "среднего француза" гасконцы - это дикари, плохо воспитанные, необузданные, собственно, и не французы вовсе..
. вспильчивые просто, слушай, как порох, да?!
Который, чуть что, орет "Вах!"... простите, "Проклятье!!"

И пользуется диким успехом у наших французских женщин - которые, эх, почему-то любят этаких жгучих брюнетов...

Угу. Этакие классические южане.
Ничего не напоминает?

Да нет, все ясно.
Если проводить аналогии, то д'Артаньян в терминах современной России - это ЧЕЧЕН.
Ну, или аварец.
Этакий младший Кадыров в спортивных штанах (помните, как петушился д'Артаньян перед Рошфором - эдакий спецпредставитель президента Косопкин - по поводу своего, как он смутно догадывался, ненадлежащего внешнего вида?).
Кадыров, приехавший покорять столицу из своего родного аула. Естественно, он видит для этого один-единственный путь - поступить прямо на службу в спецназ ГРУ (в "Альфу" - а куда ж еще?!)
И, как всякий честный человек, при этом он свято ненавидит "плохих парней" из продажного и подлого спецназа ФСБ...

Ну и петь он должен что-то вроде этого:

"Орловщина, Смоленщина, Тамбов или Саранск,
И в ваших жилах тоже есть огонь.
Но умнице-фортуне ей-богу не до вас...
Пока на белом свете, пока на белом свете,
Пока на белом свете есть Чечня!!"

(Вариант:

"Орловщина, Смоленщина, Тамбов или Саранск,
Вы перед нами полная х... простите! ФИГНЯ!!
Но умнице-фортуне ей-богу не до вас...
Пока на белом свете, пока на белом свете,
Пока на белом свете есть Чечня!!"

Что, обидная песня? А, думаете, бургундцам и нормандцам не обидно было?!)


https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=10200299172353039&id=1565740974

https://www.facebook.com/Pintrader/posts/10155681104938354

https://www.facebook.com/alexander.gimelshteyn/posts/10203674189115200

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=686898284713373&set=a.348073585262513.74990.100001796234781&type=3&theater

https://www.facebook.com/alexander.gimelshteyn/posts/10213779981193686
https://www.facebook.com/alexey.roshchin/posts/1202402383165631

Tags: Литература, второе дно
Subscribe

  • анекдот из сети

    *...блин, хочется быть с девушкой культурным, а руки сами хватают ее за титьки... (парень, 20 лет). . *...мы уже легли, но она не выдержала и…

  • про девушку и мыло

    случай из жизни. . Мой знакомый где то в 1989 в первый раз привел девушку ночевать домой., а был он юным и жил с родителями. . когда девушка ушла,…

  • Как молоко влияет на потенцию.

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments

  • анекдот из сети

    *...блин, хочется быть с девушкой культурным, а руки сами хватают ее за титьки... (парень, 20 лет). . *...мы уже легли, но она не выдержала и…

  • про девушку и мыло

    случай из жизни. . Мой знакомый где то в 1989 в первый раз привел девушку ночевать домой., а был он юным и жил с родителями. . когда девушка ушла,…

  • Как молоко влияет на потенцию.