marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

писатель Иван Шмелев

Ива́н Серге́евич Шмелёв (21 сентября (3 октября) 1873, Москва — 24 июня 1950, Покровский монастырь, Бюсси-ан-От, Франция) — русский писатель, публицист, православный мыслитель из московского купеческого рода Шмелёвых, представитель консервативно-христианского направления русской словесности.
Скончался 24 июня 1950 года в Покровском монастыре в Бюсси-ан-От от сердечного приступа. Был погребён на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, откуда в 2000 году его прах вместе с прахом супруги был перевезён в Россию, где был захоронен  в  некрополе московского Донского монастыря.
В.В. Путин возложил цветы на могилу И.С. Шмелева.
Его произведения в современой России включены в школьную программу. -внеклассно включен. И еще есть лит.конкурс его имени под эгидой издательского совета РПЦ.

В 1993 году в Алуште был открыт дом-музей Шмелёва; открытие было приурочено к 120-летнему юбилею писателя.
29 мая 2000 года в Замоскворечье, в сквере у перекрёстка между Большим Толмачёвским и Лаврушинским переулками, был установлен памятник-бюст Шмелёва . 16 июня 2014 года этот сквер был назван в честь писателя.
28 февраля 2014 года во Владимире, на доме № 31 по улице Гагарина (бывшая Царицынская), где писатель проживал вместе со своей семьёй, была открыта мемориальная доска.

В любой церковной лавке его книги. В школьной программе. Есть литературный конкурс им.Шмелева для детей и юношества под эгидой РПЦ.
Такие дела...
======================================
из писем Шмелева, где он бурно радуется котлам под Вязьмой в 41-м, благодарит за это Бога и восхищается Рыцарем-Гитлером,

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной, 30.VI.41
...Я так озарен событием 22.VI., великим подвигом Рыцаря, поднявшего меч на Дьявола.
Верю крепко, что крепкие узы братства отныне свяжут оба великих народа. Великие страдания очищают и возносят. Господи, как бьется сердце мое, радостью несказанной...
Ваш Ив. Шмелев

Никогда не любил наших писателей эмигрантов.

Только кое-что из Набокова.
В случае со Шмелевым "не любить" - наверное, не то слово.
Это что-то дикое, карикатурное, мне трудно сформулировать, какие чувства он у меня вызывает.
Мне он показался запредельно рафинированной, пошлой вещью и я потерял к Шмелеву всякий интерес
Да, это как с детьми, когда они десять ложек сахара в чашку себе насыпают.
У меня такое ощущение сразу возникло, хотя я был тогда в силу возраста и неумен, и неискушен, и вообще недалек.
Но Шмелев мне это чувство мгновенно каким-то образом сообщил.
Не люблю его язык - чрезмерно алярус чтоли,не знаю.
Что-то есть такое в нем,что не притягивает.
Меня все время это отталкивало и удивляло , что знакомые филологи прутся от него.
А в свете этих писем, в том числе и их стиле вырисовывается какой-то и правда карикатурный образ.

Просто с 80ых гг в головах у многих людей - установился "образ белоэммигранта из позднесоветского белогвардейского шансона" -
что это был "атосообразный" дворянин,сражающийся за матушку Россию, благородный аристократ, унесенный ветром в Париж и рыдающий на чужбине от любви к Руси-матушке и к русским людям.. 8-)) .
Более-менее знакомство с историей реальной белой эмммиграции - дейстительно шокирует своей полной непохожестью на романтичный образ


Еще немного из творческого наследия писателя И. Шмелева. Письмо от 18.11.1942, Париж, о массовых убийствах евреев на Востоке.

"Ныне приносится страшная жертва кровью... во искупление грехов мира... -- и молюсь -- да дарует Господь истребления большевистской чумы! Я делаю поправку на "лежачего не бьют" -- это, помнишь, о чем? о "гонимом народе". Нет "лежачего"! Этот "лежачий" точит смертоносный яд, там, где может еще... и этот "лежачий", если бы его дело выиграло, до последней капли выпьет и русскую, и немецкую кровь. Да, да, да! Отплатит тысячерицею, не как в книге "Эсфирь", Пурим-то... Отдельных, неповинных можно жалеть... но, когда подумаешь... больше 30 миллионов русских людей истреблено, и кааак истреблено..! Боже, Боже правый... даруй просветления сердцу... не могу, ненавижу, проклинаю! Оля, не суди меня, ты -- добрая душа, ты -- вся со мной, и ты болеешь сердцем за родное. Я не жестокий, -- я только -- весь в страдании. Не осуди, родная. Ты сама ненавидишь дьяволов. Весь режим нарушил. После обеда не лежал, тебе пишу. Я сыт. Ел курицу, кисель с молоком, творожок хороший".





Цитатам из переписки И. С. Шмелева в 1941-42 гг. о красноармейцах в Вяземском котле и об уничтожаемых жителях еврейских местечек я удивился, но не слишком.
Бесчувственная жестокость часто подстилается слащавой сентиментальностью, а "Лето Господне" столь приторно, что у меня при чтении жопа слипалась.

сентиментальный (и, соответственно, жестокий и мелкий - это если не всегда, то как правило вместе живет
- ведь сентиментальность именно неспособность сочувствия),
неумный, слащавый писатель для "широких эмигрантских масс" ("как упоительны" и проч.) -

для меня это просто плохая литература

Почему-то именно бесконечно писавшие о Боге так странно въехали в Гитлера.
тот же Ильин.
Мережковский в июне 1941 года (впрочем, и ранее) в публичных речах сравнивал Гитлера с Жанной д`Арк. Мол, немецкие воины-рыцари принесут духовные ценности.
Правда, перед смертью таки разочаровался, да и Гиппиус Гитлера не терпела.
А вот Шмелёв всё грезил о каких-то узах братства. Немцам, думаю, было бы смешно это.
вот это стремление ко всякой чухне в своей жизни подтянуть святых и лично И. Христа - оно да, у сильно верующих бывает и таки бесит.
И что больше всего убивает это сочетание. Всплеск ненависти против евреев, одобрение их уничтожения и... Сыт, "творожок хороший".



Он, конечно, чрезмерно истеричен - и в Лете Господнем, и в Солнце мертвых
я бы сказал, в Лете Господнем - экзальтрован

"Лето", по-моему, тошнотворная сладенькая сказочка про хруст булки. "Солнце мёртвых" даже и ниасилил, тоже как-то уныло и тошнотворно.
Политическая позиция тут дело десятое.
Если бы про СССР так приторно писали, мне б тоже не понравилось.
Мне не нравится в первую очередь стиль, он как раз тошнотворен, по-моему.
Самое мерзкое в  его письмах - сочетание елейного тона все эти "маслице", "святыньки" , "Сережечка" и  гадкого содержания.
"Прорван фронт дьявола, под Вязьмой, перед Москвой, армии окружены..."
Какой мерзкий старик
Как бы помягче сказать...
Не он единственный терял ребенка.
Но желать после этого мучительной гибели своему же народу - женщинам, младенцам, - и радоваться этой гибели...
В Гражданскую войну погибли миллионы чьих-то сыновей.
Но далеко не все их родные желали потом разделки России фашистами.

я цитирую не дневник (которого Шмелев судя по всему не вел), а письма, причем планировавшиеся им к изданию.
это не дневник а переписка, которую Шмелев планировал опубликовать
вообще-то эти самы письма Шмелев планировал издать и даже мечтал, за сколько. Да и не стоит разрывать писателя и его творчество.
Если писатель пишет про романтическую любовь, а сам не вылезает из борделя, неплохо об это читателю знать, для адекватного восприятия творчества. Шмелев у нас позиционируется как "православный писатель", но уровень демонструемой им ненависти как-то с православием плохо соотносится

Этот массив документов существенно дополняет портрет Шмелева.
Шмелев абсолютно классический фашист, гонявший масонов под кроватью и любивший Гитлера-освободителя. Надо просто его именно так и маркировать, а не как "православного писателя и мыслителя"
это не дневниковые записи, а письма. И симпатии у Шмелева что в 1941 г., что в 1944 г. - на стороне фюрера.

обычно парижские германофилы "не знали" или делали вид, что не знают про преследования евреев - а тут уж удивительная откровенность
Плохо высказываться можно о ком угодно. И не любить можно кого угодно. Но прямое одобрение Холокоста и шуточки над людьми, которых отправляют в Освенцим - вещь нетривиальная.
Уже была проведена крупнейшая облава на евреев в Париже.
И  был создан Генеральный комиссариат по еврейским вопросам и активно проводился, как правительством ВИШИ, так и немецкими оккупантами холокост. Сложно было этого не знать, живя в Париж

В этой переписке самое яркое - это не про евреев, а про Сережечку и про Божье творится, вперемешку с кефирчиками, конечно.

симпатии Шмелева к фюреру были неизменны на протяжении всей войны. Вот письмо от марта 1944 г.: "Когда только конец сему безумию, в котором, одинолично, виновны, англичане-американцы... масонство... да, да! - и уж никак не немцы! Сколько раз немецкий фюрер предлагал, остерегал!.." Да, существовали антибольшевики, не разделявшие нацистской идеологии. Но Шмелев к ним не относился

Шмелев распространял свою ненависть и на людей, к убийству заведомо непричастных, причем через 20 лет после убийства.
Мне не вполне понятно только одно: почему человек с такой ненавистью у нас проходит как православный писатель

Призывать кары небесные на невиновных и непричастных - как-то не очень по христиански.
Для христианина в этой ситуации возможен только один путь - прощение.
Кроме того, в Евангелии сказано, что волос человеческий с головы не упадет без воли Божьей. Значит, смерть сына тоже по воле Творца.

Сын - белый офицер, участник ГВ, но "нас то за що"?
Скажите, а у тех "красных", которых  белый офицер "сын Шмелева" убивал на гражданской войне - ни отцов-матерей, ни братьев-сестёр, ни детей не было, или страдания -- они не для быдла?

В среде людей "со светлыми лицами" очень любят с трагической миной рассказывать о несчастном расстрелянном мальчике из монаршьей семьи
(с одновременным глумлением, например, над другим мальчиком - из крестьянской семьи, зарезанным своим родным дедом)
и пренебрежительно отзываться о тысячах других мальчиков хоть того времени, хоть сейчас, погибающих из-за поддерживаемых этими "светлыми лицами" принципов мироустройства...


ну так не надо путать белых и русских. Белые как раз никаким патриотизмом не страдали и сидели под Антантой, предпочитая под английским сапогом, но над всяким русским быдлом.
Ну вот всего лишь сменили сапог на немецкий.

Рассказ о мировоззрении писателя Шмелева закончим записью из дневника С.П. Мельгунова. 29 июля 1941 года: «Шмелев так и говорит: с фюрером — Бог».
==========================================================================================================

(И. С. Шмелев и О. А. Бредиус-Субботина: Роман в письмах: В 2 т. Т. I. / Предисловие, подготовка текста и комментарий О. В. Лексиной, С. А. Мартьяновой, Л. В. Хачатурян. М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2003. Письмо 27)

И. С. Шмелев - О. А. Бредиус-Субботиной.

9.Х.41-26.IX.41 8 ч. 45 мин. утра
Вчера писал до 3 ночи... Писал о Православии, о его духе, о свободе в нем. (...)
И вот, писал когда, знал, что будет что-то важное сегодня, оставил радио открытым...
Ведь вчера был день моего Сережечки, преп. Сергия Радонежского, России покровителя. Я ждал.
Я так ждал, отзвука, - благовестил ждал - с "Куликова поля"! (...)
Я не обманулся сердцем, Преподобный отозвался...
Я услыхал фанфары, барабан - в 2 ч. 30 мин., - специальное коммюнике:
прорван фронт дьявола, под Вязьмой, перед Москвой, армии окружены... идет разделка, Преподобный в вотчину свою вступает.
Божье творится не нашими путями, а Его, - невнятными для нас.
..

Твой Ив. Шмелев


=========================================================================
« 4. II. 1942 года.
Ну, вот, поужинал.
Сварил всмятку яичко, съел три столбика "пти-сюис", будто сгущенная свежая сметана -- "крэм"! -- с сахаром и кусочком сливочного масла, с хлебом, апельсин, папироса.
Мог бы гречневых блинов, вчера заказал на улице, баба французская пекла, похожи на деревенские наши, 20 шт. -- 20 фр. -- получил, возвращаясь с пером, и не ждал, не выношу "хвостов"! -- вчера и сегодня ел, разогрев в паровой ванне, с маслом и горячим молоком, -- за сметану: сытно, вкусно, очень!
Но лень делать им "баню".
Есть и мед, и сухие бананы, сегодня друзья купили для меня, "по случаю", -- витаминно и сытно!
Есть бисквиты, "дрикотин", которые мне вернули! -- но у меня кроме твоих -- есть.
Тебя должны дождаться "бретонские крэпы"!
Есть сардины, но они должны тебя дождаться, но у меня и помимо твоих -- есть, -- раритэ!
Есть масло, грецкие орехи и миндаль, должны тебя дождаться! -- вместе будем, изюм есть -- один я буду! -- тебе не дам.
Мог бы манную сварить, есть и молоко, но лень возиться.
Есть хорошее вино, но... лень открывать бутылку Сент-Эмийон, -- хорошее бордо.
Есть мюска, коньяк... -- не посчитай за алкоголика! -- но... мне не пьется.
Чай есть, крепкий, но я хочу покойной ночи, есть и какао, но я... не хочу возиться, мешать, ошпаривать... -- я его умею _д_а_т_ь_ -- как шоколад!
Ты видишь, милая детуля, ско-лько у меня этого -- _е_с_т_ь! -- чтобы есть.
Я хорошо кормлюсь.
А когда приходит "няня", кормит или блинцами, или оладушками, -- вот, в пятницу поставит на дрожжах и -- с медом, или сахаром посыплю.
Сварит суп из квэкера, густой. Или -- рагу, дня на два.
Нашел "черничный сок", вот и кисель! ну, рис к нему.
Я, Оля, хорошо кормлюсь, много лучше многих, и -- разумно, -- режим! диета!
Люблю омары, лангусту -- и иногда и разрешу, но доктор не рекомендует.
Устрицы люблю! и... рыбу!
Но... надо сейчас же, тогда вкусно, а без Арины Родионовны -- нет, не люблю возиться, чистить... не выношу! Лучше картофель, под бешамель. Или -- "фри", но... не дает диета…»

Надо сразу сказать, что И.С. Шмелев, был  антисемитом и не особенно скрывал этого в своей жизни и переписке с О. А. Бредиус-Субботиной.
Он был тогда достаточно известным писателем « с именем», и в 1932 году его кандидатура даже «выставлялась» на Нобелевскую премию по литературе (правда безуспешно).
Отклонение его кандидатуры, от желанной премии  оставило глубокий след в памяти И.С. Шмелева и всерьез озлобило его.

Десять лет спустя после этого «инцидента», 4 сентября 1941года он вспоминает о нем в письме  Ольге Бредиус-Субботиной:
«Очень удручен кончиной Николая Васильевича ван Вейка. Как же, он бывал у меня, _з_н_а_л_ меня.
Прекрасный человек.

Он же выставлял мою кандидатуру в Нобелевский комитет, как европейский славист-академик.
Масонско-большевистско-еврейская группа, по директивам центра отклонила…»


И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной
19 марта 1942.
«И нам же выпала доля суровейшая, -- от Зла. Мало еще изучено влияние "еврейской морали" на политику: страшное, пагубное влияние. И чудится мне, что придет пора, когда это жестоко отзовется!
"Мораль" так называемых "демократий" -- не Христов Закон…»

23.VI.42    
Я глубоко верю в предназначение Божие, карающий и очистительный "меч" был вложен в руку Германии... так дано в историческом течении, Высшею Волею, избран достойный сего.
Но... мы-то - только свидетели..! А если бы была полная вера в нас, в наше предопределение... - если бы был братский союз двух великих народов..! - о, что было бы!!


Бог с ним, с нашим великим имперским прошлым... будущего никто не знает... а ныне... ныне приносится страшная жертва кровью... во искупление грехов мира... - и молюсь - да дарует Господь истребления большевистской чумы!

Я делаю поправку на "лежачего не бьют" - это, помнишь, о чем? о "гонимом народе".
Нет "лежачего"!
Этот "лежачий" точит смертоносный яд, там, где может еще... и этот "лежачий", если бы его дело выиграло, до последней капли выпьет и русскую, и немецкую кровь. Да, да, да!
Отплатит тысячерицею, не как в книге "Эсфирь", Пурим-то...»


«И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной
17. VII. 43
…Ибо, кто, кто содействовал всему этому кошмару - вот эти 25 лет?! Сама Европа. Она укрепила бесов, признала их, давала кредиты, укрепляла змеиное гнездо. Теперь - расхлебывает эту кровавую кашу, омывает кровью.
И веймарцы  тоже, и вот через все это ныне приходится лить кровь.

Новая Германия в этом не повинна: но ей приходится расплачиваться за грехи старой.
А главные-то питатели - англичане и американцы.
И - все жиды…


А мир... плясал. И доплясался.
И обратился против - пусть несколько запоздавших - провидевших, понявших грозящий ужас - молодых сил Германии и Италии.
Я все, все знаю. На все кладу поправки. Но я знаю, - и кто главный виновник всего: алчба и злоба мира, его ненависть к нам. Мы заплатили за свои грехи, но мир пьет и - все выпьет».


«И. С. Шмелев - О. А. Бредиус-Субботиной
10.III.44
…Елизавета Семеновна в Фонтенбло, в тишине…
Хорошо, что они выкатились - через 3 дня! - с Савойи, там гнездо убийц-либераторов , их выжигают, как клопов.

Когда только конец сему безумию, в котором, одинолично, виновны, англичане-американцы... масонство... да, да! - и уж никак не немцы! Сколько раз немецкий фюрер предлагал, остерегал!..
Зазвязывание Мировой войны «однолично» на Проклятье версальское - вот причина ...
Мировое [еврейство] не могло упустить такого случая, - это не детский вывод! - и все [вылилось] в разрушении!

Во-имя чего?! Из-за... "польского коридора"?  Как бы не так! Это лишь - предлог. Куда глубже».

(Упомянутое им тут «гнездо убийц-либераторов», которое «выжигали как клопов», - тут Шмелевым, скорее всего, имелись ввиду контрпартизанские  действия  немцев против участников Сопротивления в Савойи).


==================================
После выезда на Запад И.С. Шмелев некоторое время жил в Берлине, потом перебрался во Францию, в Париж.
Незадолго до начала Второй мировой войны умерла его жена Ольга, и он очень тяжело переживал эту утрату. 

Начавшаяся в 1939 году его переписка с Ольгой Бредиус-Субботиной, (его литературной поклонницей), быстро переросла в страстный платонический любовный «роман по переписке».

Сама Ольга с 1937 года была замужем за Арнольдом Бредиус ван Ретвельдом (1903--1982), старшим сыном в семье, которая относилась к одной из наиболее богатых и влиятельных в Голландии.
Надо сказать, что Арнольд этот буквально боготворил свою русскую жену и имел большие семейные неприятности, когда заявил, что собирается жениться на русской, однако сумел настоять на своем решении.
Шмелев в переписке очень настойчиво требовал от Ольги, чтобы она  бросила своего голландского мужа,
который, кстати, был на 33 года моложе самого Шмелева.

Одной из задач, которую И.С. Шмелев  пытался решить в те годы, были его  попытки получить визу для поездки из Франции в Голландию, в гости к Ольге Бредиус-Субботиной, с которой у него был длительный «роман по переписке

Шмелев, несмотря на свои 70 с лишним  лет, одно за другим слал Ольге исступленно-страстные письма с такими жаркими признаниями:
«Целую - тебя, не вырвешься, до чего целую и пью.
Вино ты мое хмельное... - пьяно-трезв с тебя, и... как женщину люблю, страстно, страстью... бабочка ты моя... ситцевенькая! - в мои-то годы!
Всю - пью... вот как... без остатка! досуха!!! Прости, весь вошел в тебя, слился, влился...... - о, Олюнка... безумствую... - сколько же еще огня!»,

-  и требовал от нее бросить мужа, чего Ольга так и не смогла, и не захотела сделать.


"Мы оба -- исключительны, как ты не понимаешь этого! _Т_а_к_и_х_ нет больше, при всем моем плохом и грешном. Нет таких, как мы.
Это не гордыня, а _з_н_а_н_и_е.
Это -- дано, все видят, только не все уразумели"

"За всенощной виделся с доктором, кланяется тебе, птичка!
У меня -- для тебя, Ольгушка, -- 4 пакета "bonbons au miel"!
Скажи Сереже: он получит -- о чем ему писал.
Если бы достал для тебя гардению!
Или -- апельсинчик.
Это моя мечта -- завести себе, -- и я достану.
Это моя idée fixe.
Если бы вязиги тебе послать!
Я берегу немного, для тебя.
Она нужна тебе!
Ешь фруктовое желе!
В Троицын День весь с тобой, в цветах, в молитве!"


Забегая вперед, можно сказать, что единственное их многодневное свидание, во время приезда Ольги в Париж, уже в 1946 году, не принесло радости ни ей, ни Шмелеву, закончилось взаимными упреками и серьезным охлаждением отношений.
21 июня 1946 года Ольга напишет Шмелеву, уже из Голландии:

«Дорогой мой Ванюша, собираю силы писать тебе.
Какую смятенность, боль, горечь до физической болезни несут лишь твои письма с бесконечным обвинительным актом!
Пусть он продиктован твоей любовью. Я знаю, что ты любишь. Из этого твоего потока бунта и ласки во мне выкристаллизовывается в душе одно - нельзя так!
Моя душа противится и этим гимнам, - скорбь твоя, и ласка мне - так связаны земным.
От земного.
Мне неприятно это. Что-то нецеломудренное тут, именно в таком бунте, душа не хочет, не может принять…

… Все как-то погано!

Мне стало противно от всего того, чем ты меня все время обдаешь».

Как видим, при личной встрече И.С. Шмелев полностью разочаровал Ольгу своей склочностью, «бунтами», собственническими замашками и бессмысленными обвинениями…
Потом он еще долго «доставал» Ольгу в письмах своими упреками, угрозами и оскорблениями,
тут же перемежая их восторженными клятвами в неистовой любви,
что ей даже пришлось  28 марта 1947 года написать Шмелеву:

«…Оставь злость на меня, посмотри в сердце твое и мое, и ты увидишь, как ты был неправ, и почему смогла я, любящая тебя светло и верно, - так написать тебе вчера.
Я не хочу касаться всего того, но скажу только, что ты меня предельно оскорбил, смешав с пакостью».

=============================================

Tags: История, История белоэммигранты
Subscribe

Buy for 20 tokens
Каждое поколение уверено в том, что именно оно изобрело секс. Роберт Энсон Хайнлайн. Я простой человек, у которого накипело. Сделать несколько статей не получится, поэтому сделаю одну, но сразу про всё — даже если и будет похоже на поток сознания. Я просто хочу сказать то, что давно вертится…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments