marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

Ангатолий Иванов "Вечный зов"

Роман «Вечный зов» одного из главных патриотов-почвенников советской литературы Анатолия Иванова был выпущен в 1970-х, когда соцреализм в чистом виде, как единственно правильное литературное направление, исчерпал себя.
У отца было три сына.
Старший, Антон, как и положено, умный был детина.
Он сразу выбрал светлую сторону силы, с юных лет боролся с царской властью, сидел в тюрьмах, был мучим белочешской контрразведкой, в мирное время работал на заводе и погиб как герой, спасая людей.
А вот средний, Федор, и младший, Иван, никак не могли понять, с кем они, — со светом или с тьмой.
Федор в Гражданскую войну был красным партизаном, а Иван состоял в кулацкой банде.
А в Великую Отечественную они поменяются ролями — Иван станет героем, а Федор — предателем.
И это пусть главная, но только одна семья из романа.
Всего тут порядка 50 более или менее важных персонажей, которые будут то появляться, то исчезать на страницах саги.
Борцы за счастье народное, чекисты, уголовники, предатели, праведники, грешники, проститутки, царские жандармы, красноармейцы, офицеры СС, хорошие, плохие — кого тут только нет.

В «Вечном зове», несмотря на то, что это вполне себе коммунистическое произведение о коммунистах, периодически упоминается религия и Бог.
А сам роман практически религиозная доктрина.
В мире есть свет и есть тьма.
Свет — это презрение к материальным ценностям, патриотизм, забота об общественном благе, отсутствие страха перед смертью.
Тьма — это алчность, забота только о себе, страх перед смертью.
А еще разврат.
Все плохие герои непременно развратничают.
Хороший герой может оступиться, изменив жене, но это разово.
Похоть — признак плохого героя. Сегодня он изменяет жене, а завтра служит германским нацистам. И алкоголизм.
Хорошие герои могут пропустить рюмку-другую по важному поводу.
Если в «Вечном зове» герой пьян — он злодей.
А если принес с собой две бутылки водки, то, как минимум, троцкист.
Плохие, кстати, бесконечно завидуют хорошим, их стойкости и фанатизму.

Из этой доктрины возникает впечатляющая картина вселенной, в которой есть люди света, вроде старшего брата Антона, или партийных работников Кружилина и Субботина, или старого крестьянина Назарова.
Эти люди сразу выбрали правильную сторону и с пути не сбились.
На другом полюсе находятся люди тьмы во главе с жандармом, троцкистом, немецким шпионом, и, в конце концов, видным эсэсовцем Лахновским.

Для пущей убедительности его регулярно называют чертом.
А между полюсами есть серая зона, лимб, в котором мечутся герои, то присягающие злу, то возвращающиеся в лоно добра.

Система по-своему гуманна — в ней можно личным героизмом искупить грехи и снова стать хорошим, она не зависит от происхождения.
Дочка купца-кровососа весь роман проводит на светлой стороне силы, сын командира белогвардейского карательного отряда начинает жизненный путь уголовником, а заканчивает героем войны и честным советским гражданином.
Ну доктрина как доктрина, попытка примирить позднесоветский извод марксизма с домашним православием.
И Ленину хвала, и иконам слава.
Но в «Вечном зове» есть еще и историческая концепция.
Она посвящена сталинскому террору.
Самые радикальные из нынешних сталинистов готовы с пеной у рта доказывать, что его вообще не было.
Анатолий Иванов смотрит на них с того света с презрением, как на недоучек.
Все было не так.
Террор был.
Невинных людей отправляли в лагеря, где многие из них нашли преждевременную кончину.
Но виноваты в нем враги советской власти и России.
Заграница не дремлет, террор устроили внедрившиеся в советские органы власти недобитые белогвардейцы, они же троцкисты, они же немецкие агенты. Потерпев поражение в Гражданской войне, белогвардейцы ушли в глубокое подполье, но при этом заняли ключевые должности по всей стране.
Гадили потихоньку, расшатывали экономику, устраивали диверсии, ждали, когда Троцкий придет к власти, чтобы вернуть старые порядки.
Не получилось.
Контрреволюционная гидра потеряла много голов, затаилась, а потом перешла в контрнаступление.
И начала уничтожать самых толковых партийных работников.
Чекисты не виноваты.
Чекисты хорошие.
Положительный чекист Яков Алейников понимает, что отправляет в лагерь невиновных, но ничего поделать не может — он человек служилый.
Яков даже застрелиться хочет, но его отговаривает его же жертва.
Раз положено страдать, значит пострадаем.
Ну да ничего, самые стойкие пройдут лагеря и еще станут героями на войне.
А те, кто сломается, — так поделом им.
Впрочем, не только всем вышеперечисленным любопытен роман «Вечный зов» человечеству.
Книга Иванова — это источник легендарного «Плана Даллеса».
Если вкратце, то в конспирологической картине мира злодеи, мечтающие о погибели России (царские жандармы, белогвардейцы, троцкисты, Бисмарк, Гитлер, ЦРУ, император Палпатин), знают, что в честном бою ее не победить, потому что жители России — нравственные бессребреники.

У России есть алмазная броня ее ценностей.
Значит, чтобы победить, нужно действовать через ее жителей, особенно через молодежь,  — «незаметно подменить их ценности на фальшивые и заставить их в эти фальшивые ценности поверить».
Канонический текст о борьбе с Россией приписывается главе ЦРУ Алану Даллесу.

Начиная с 1990-х годов, он регулярно упоминается в условно патриотических публикациях

«Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее! Да, развращать! Растлевать! Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов!»
Так вот, «План Даллеса» — это фрагмент из поздней редакции «Вечного зова», речь местного дьявола Лахновского.
Уже понимая, что Германия проиграла войну, он пророчествует, что он и его сподвижники отомстят.

Кстати, с 30 ноября 2016 года «План Даллеса», то есть две странички из «Вечного зова», входит в Федеральный список экстремистских материалов.
Вместе с текстом песни группы «Коррозия металла» «Рэп — это кал».
Что ж, «Вечный зов» по-своему уникален.
Это конспирологическая мыльная опера.
Написанная на полном серьезе.
Тут и про любовь, тут и про вечное, тут и про заговор против нас.
Вот счастливая молодая пара возвращается летним днем по полю от смятого стога сена, а на следующей странице враг не дремлет.

Учитывая, что конспирология становится главным национальным видом спорта не только в России, но и на Западе, жанровое ноу-хау Анатолия Иванова может пригодиться.

https://gorky.media/reviews/magicheskij-sotsrealizm/
Tags: История и литература, Литература, Советская литература
Subscribe

promo marss2 июнь 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 18 comments