marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

А. П. Чехов. Вишневый сад

...... все смыслы, все эмоциональные акценты "Вишнёвого сада" меняются на противоположные, стоит только отчётливо подчеркнуть в конце пьесы дату её первой постановки - 1904 год.
1904 год, десять лет до выстрела Гаврилы Принципа, тринадцать лет до залпа "Авроры".
Умереть успеет Фирс, обабиться Варя, а Аня - озлобиться, последние остатки гуляющего ума утратит Петя Трофимов,
но вот Лопахин,
деловой, энергичный романтик Лопахин вишню-то реликтовую пустит под топор,
но вот доходов со своего дачного кооператива получат толком так не и начнёт,
как всё полетит под горку кроваво-весёлым кувырком.
А Раневская - что Раневская?
Так и будет поживать на своей дачке в Ментоне, единственной своей оставшейся в финале в собственности недвижимости, так и будет содержать всё молодеющих любовников.
И ведь с большим комфортом поживать будет, паразитка, чем большинство позднейших, вынужденных эмигрантов, даже и венценосных.
Обратная логика русской морали, злая ирония совершенно в духе желчного туберкулёзника в пенсне.
Да, подлый муравей, пойду и попляшу, и ни о чём тебя не попрошу.


Раневская уехала с большими деньгами,"данными бабушкой на покупку имения".
Ирония судьбы состоит в том, что вилла около Ментоны стоила тогда по сравнению с ценами на имения сущие копейки (взрыв цен на недвижимость случился позже).
страшная суть «ВС» в медленно умирающем от голода в заколоченном доме Фирсе. Это ужасно до предела.
Фирса жалко до физической остановки дыхания.
Но ведь Раневская ещё и дочерей обокрала, деньги не одной же ей полагались.

Она едет во Францию (в Париж) с очень большими деньгами ("данными бабушкой на покупку имения" и де факто украденными у дочерей, но это сейчас не очень важно).
Имения тогда были громадны - во многие десятки десятин - и дороги.
Дачи же на Лазурном около 1900 года стоили копейки.
К тридцатому году их стоимость возросла в среднем в пятьдесят (!!) раз.
То есть, уехав в 1904 году и купив за интересную цену виллочку для больного любовника на Лазурном, Раневская без всякого труда продаст её через четверть века за такие деньги, которые позволят ей безбедно до конца дней жить в Париже как рантье.
Кшесинская так сделала, например, продав виллу неподалеку от воображаемой виллы Раневской, на Чесночном мысе.
И Гиппиус, у которой была ещё до Революции купленная квартирка в Париже, хлебнула там значительно меньше горя, чем эмигранты, бегущие без всего и в никуда.

С оставшимися всё сложнее.
Не говоря уже о том, что пройти через Гражданскую, военный коммунизм, голод, тиф и разруху без потерь здоровья было бы отнюдь не очевидно чисто физически,
они в основном не обладают качествами необходимыми для нормального социального продвижения в Советской России.

Петя, вечный студент в двадцать шесть лет, конечно, не станет никаким профессором - если бы он имел к этому задатки, он не был бы в свои двадцать шесть облезлым барином и приживалом,
Аня тоже не имеет никаких потуг где-то учиться, тем более сложно, на врача, хотя могла бы - Высшие Женские курсы тогда уже существовали во многих крупных городах, не говоря уже о столицах.
Они, неудельные, слабые, неприспособленные, просто безвестно канут. как и Варя.
На которой, конечно, никакой Лопахин не женится.
Женится Лопахин либо ещё до 14 года на деньгах, либо - если не эмигрирует в восемнадцатом (что в его положении было бы всего логичнее) - на красной коммисарше, молодой иудеянке.
Деловой же человек.
Тогда да, возможен сценарий крепкого хозяйственника.
Но эмиграция - только уже без всего - вероятнее.

В те времена однозначно выиграли эмигранты, уже, до всяких революций, имевшие сколь угодно скромную, но недвижимость за рубежом (из писательской братии - Гиппиус с Мережковским, Алданов, даже Иванов, несмотря на крайнюю свою непрактичность).
Набоков тоскливо писал о таком варианте в "Смотри на арлекинов!" - тоскливо и завистливо, поскольку ему не перепало даже априори имеющегося паспорта нормальной страны.



Правильно, выходит, поступили, хоть и не по себе становится от этой правильности.
И - никакой морали, никакого очевидного, постижимого нашим умом промысла.


https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1724546227689466&set=a.119444608199644&type=3&theater
Tags: Галина Гужвина, Литература, второе дно
Subscribe
promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments