marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

КАК НАС ПИЗДИЛИ МОРПЕХИ В КРЫМУ

В Крыму регулярно проводятся учебные курсы для  журналистов в горячих. точках. Название курсов  - "Бастион".
Туда  редакции посылают своих журналистов ,которых собираются послать в горячик точки.
Там журналисты слушают лекции и проходят практические занятия - вроде имитации захвата заложников террористами,  взрыв граннаты в помещении ,учатся накладывать жгуты и повязуи и так далее.  Это что-то типа «Зарницы» для взрослых. Там у них был квест, где журналисты должны были изображать заложников, которых захватывали террористы. В ходе квеста им надевали на голову мешки, пугали стрельбой холостыми патронами и куда-то тащили.
***
Это тренинг с элементами  "приближения к реальности". в горячих точках, в зонах аварий и катастроф,  Насколько можно понять, все эти вещи призваны не издеваться на журналистами, а дать им понять, что в реальных боевых действиях миндальничать с ними никто не будет.
 Задача  - сбить налет военной романтики. Дать журналисту понять, что горячая точка - не курорт, и удостоверение журналиста не защищает от пуль, гранат, взрывчатки, крови, г***на, ранений разной степени тяжести, а также - попадания в плен.  И это надо осознавать, чтобы на рожон не лезть в погоне за эксклюзивом и красивым кадром. Что  логично.
***
В этом году РИА "Новости" послало журналиста по имени Святослав Павлов (он себя называет "Свят"). Ему 30 лет.
По итогу  3 дней на курсах , после традиционного "захвата в плен", где журналистам отведена роль "заложников", а военным - условных "террористов", он  покинул курсы, пожаловавшись на нечеловеческие унижения и полученные травмы.
Затем он написал в фб возмущенный пост под названием  см .заголовок поста, как на курсах военые инструкторы кричат и грубят, при имитации захвата заложников -  засталяют ползать и бьют,. Когда показывают захват журналиста в заложники -то наевают на голову мешки и связывают руки и так далее..
По отзывам сокурсников, он еще посорился с сержантом   из-за  заправки койки  в казарме, где жили журналисты.
Сокурсники, "Свята", прочитав пост, стали его всячески оскорблять и обзывать маменькиным сынком.
Что, по моему ,не справедливо.
Ситуация понятна но  сама по себе не говорит о том , что "Свят" Павлов плохой человек
Просто  Святослав Павлов попал не туда,
Ну так, горячие точки и независимо мыслящий теоретик- интеллектуал плохо  совмещаются.
Журналистика в горячих точка -  занятие очень на любителя, . Это работа  каждому подойдет.
То, что должно было стать веселым приключением с элементами условного армейского быта, этот человек воспринимает как катастрофу. Он раскладывает ее поминутно, эпизод за эпизодом, разбирает свои мысли и чувства.
Этот парень просто пережил там нечто такое, чего он даже не мог себе представить. В его  компьютерных играх не было боли, усталости, настоящего, а не киношного страха. Вполне возможно, что этот человек никогда в жизни не дрался.

***
При этом  "Свят"  Павлов  реально ездил в  местности ,где расположены горячие точки.
Но видимо, в реальные переделки он там пока не попадал.
Такое  вполне возможно .В горячей точке  же не идут боевые действия во всех местах и все время,
то есть  даже неподготовленный человек можетнесколько раз съездить по затишьям и ничего с ним не случится. Если  ездить по горячим точкам долго и часто - вероятность пиздеца конечно растет в геометрической прогрессии, но от  нескольких раз  совершенно  реально   не пострадать никак.
****
Но есть одна забавная деталь.
Святослав Павлов не московский изнеженный либерал -хипстер (как приходит первая мысль в голову).
 Павлов - русский националист,  френд Константина Крылова и авторов знаменитого сайта "Спутник и погром".
Соответствено, Егор  Просвирнин  отреагировал, написал ,что это все советские  штучки - "здравая идея подготовить военкорров к войне обернулась советским порносадизмом"..
Его комментаторы- добавили: "Издевательство это неотъемлемая часть советского мировосприятия". , "собрано по советски, - полезное убрать, вредное увеличить с бонусом в виде идеологической ебанины от советских политруков".
При этом  эти господа обожжают "белое дело" и белую гвардию.
 Но господа белые офицеры - проходили через очень жесткую муштру в кадетах и юнкерах.
К этому добавлялась очень жесткая дедовщина -  оно у юнкеров называлось "цуканье".
Ну и вообще  там были все прелести простого мужского коллектива - статусные игры, драки, соленые  шутки ,казарменный юмор,  устраивание "темной" тому кто не вписался в общество-  человека ночью накрывали одеялом и  через одеяло долго били всем коллективом.
Так что реальные поручики Голицыны и корнеты Оболенские -   нонешних  романтичных белодельцев  сильно бы не поняли.. И может, даже  и бить бы не стали,   а просто  бы обоссали.
***


Пост Святослава Павлова

Весной этого года я полтора месяца отработал в пуле Минобороны в Сирии и планировал дальше ездить в командировки в самые неспокойные страны мира.

Я прилетел в Севастополь 15 сентября, но уже 19-го сентября мы с коллегой вынуждены были покинуть "Бастион", потому что получили побои и подверглись самым разнообразным издевательствам и унижениям. Всего из около 30 журналистов покинули курс трое (включая меня), многие из наших коллег не только работают, но и живут в горячих точках (Сирия, Донбасс). Отсутствие диплома для них автоматически означало лишение работы, так что решили "дотерпеть". Я же терпеть не мог и не хотел как физически, так и морально. Я до сих пор вынужден ходить из клиники в клинику, как Селин из замка в замок. Но давайте обо всем по порядку.

Перед командировкой никто из нас не имел ни малейшего представления, куда и на каких условиях мы едем. Инструктажа по поводу курсов проведено не было, бумаг о принятии всех рисков по здоровью на себя мы тоже, естественно, не подписывали. "Хотите работать в горячих точках - езжайте", - была общая позиция руководства. Ну мы и поехали.

С первых же дней курсов все проходило, мягко говоря, странно. Нас поселили в казарме, передвигаться по части мы должны были исключительно строем, а покидать её территорию мы и вовсе не могли. Жить мы должны были по военному распорядку и во всем следовать распоряжениям товарища старшего сержанта. Фактически мы попали в армию на правах срочников, а не журналистов, то есть без всяких прав.

Следующие два дня были в основном посвящены лекциям, которые читали представители силовых ведомств. Их основной нарратив сводился к тому, что журналисты по сути никто и звать их никак, потому при освещении военных действий и терактов медиа должны полностью согласовывать информацию с силовиками. Иногда доходило до абсолютного маразма - один из лекторов заявил, что выражение "коктейль Молотова" употребляют лишь "предатели и враги России", потому что его придумали "белофинны". Другой лектор рассказывал охуительные истории о том, что "экстремисты" отличаются от "террористов" лишь тем, что "чуть меньше убивают", а "Синий кит" - это хитроумное изобретение неизвестных фашистов, чтобы извести российских детей. Общий уровень лекций был даже не глухой провинциальный универ, а ПТУ, как если бы оно находилось при психиатрической клинике.

Уже во вторник я хотел покинуть курсы, триггером послужили крики и ругань товарища старшего сержанта. Однако моё руководство переговорило с военными и убедило меня остаться. Тут я совершил главную ошибку. Если бы я уехал тогда, то сейчас бы был здоров, а этот текст никогда бы не увидел свет. Тем временем нас наконец-то начали учить чему-то полезному - оказанию первой помощи, накладыванию жгутов и повязок. Однако весь учебный процесс сопровождался визгами, истериками и затрещинами от "учителей". Иначе на курсах "Бастион" обучение не проходило в принципе.

В среду, 18 сентября, нас повезли на полигон. По легенде учений, мы должны были ехать в колонне, которая попала в засаду. Никаких внятных инструкций на тему того, как и что мы должны делать в таких ситуациях, мы, конечно же, не получили. Попав под обстрел, старший сержант назначил условных раненых. Мы выпрыгнули из грузовика, я потащил "раненого" коллегу в укрытие и попытался наложить ему жгут. Почти сразу же нас приняли условные террористы - морпехи. Всех уложили мордой в камни и начали стрелять прямо над головой. Я получил несколько увесистых ударов ногой по корпусу, а затем нас заставили ползти на коленях в гору, продолжая все это время стрелять. Однако скоро экзекуция была закончена, и нас отправили на другую учебную точку. И это еще не было пиздецом - впереди нас ждал натуральный "Зеленый слоник".

На следующий день нам читал "лекцию" о захватах заложников председатель (с февраля 2018 года) Союза писателей России Николай Иванов. Лектор вспоминал свой личный опыт, когда его захватили чеченские боевики и продержали несколько месяцев в яме. Я начал догадываться, к чему все катится, и сел поближе к окну. Внезапно прямо посреди лекции в зал ворвались люди в масках и начали укладывать всех мордой в пол. Недолго думая, я выпрыгнул в окно. За мной погнался "морпех-террорист". Метров через 50 он меня догнал, уложил в асфальт и потащил в зал к остальным. Дальше нам всем надели на голову холщовые мешки и связали руки. Все это сопровождалось побоями, оскорблениями и стрельбой над головой. Лично меня таскали за волосы и душили мешком. Затем всех в мешках на голове погрузили в автобусы и повезли на полигон, где издевательства и унижения продолжились. Там нас заставляли ползать на коленях по острым камням и колючкам, причем с тем же мешком на голове. С меня сняли мешок, лишь когда я начал задыхаться и терять сознание. В этом смысле мне повезло, потому что над остальными измывались еще где-то полчаса. Кульминацией стал обильный полив избитых журналистов бараньей кровью. После избиения полковник Алексей Захаров, считающий себя военным психологом, провел коллективную зарядку(!!!), а затем сразу начались занятия по медицине. Потом нас отвезли обратно в лекционный зал, где "писатель" Иванов с садистким удовольствием и причмокиванием отметил, что нас били и унижали "всего-то пару часов", а его в Чечне несколько месяцев. Спасибо, что не убили!

По итогу этих БДСМ-учений я получил рассечение, множественные ушибы, колени и локти были убиты в хлам. Как впоследствии выяснилось, еще закрытую черепно-мозговая травму и сотрясение мозга. Мой коллега - примерно схожие повреждения, плюс оглох на одно ухо на несколько дней, другой - повреждение ребер и далее со всеми остановками. В учениях принимали участие и девушки. Одну из них увезли на скорой с истерическим припадком в больницу, другой - порвали ухо, вырвав сережку. Должной медицинской помощи никто не получил, моему коллеге и вовсе заявили, что "вас били профессионалы, так что нечего волноваться". Вечером того же дня три человека, включая меня, покинули курсы, решив, что побои и унижения не стоят никаких дипломов.

Перед уходом мы пытались поговорить с полковником Захаровым, однако наш разговор ожидаемо не увенчался успехом. Захаров заявил, что нас сегодня "жестоко унизили", но это необходимо для работы в горячих точках (как, почему, зачем?). При этом называющий себя психологом военный всячески напирал на "мужественность", которая в его представлении заключается в безропотном сношении всех побоев и издевательств. Наши представления о "мужественности" явно разошлись, так что мы решили не дожидаться диплома терпилы, свалив из части в тот же день.

После возвращения в Москву я сразу обратился к врачам, которые и зафиксировали все мои многочисленные травмы. Мне и до сих пор хуево, болит башка и постоянно хочется спать. Я попытался решить вопрос со своим руководством, но услышан не был. По мнению начальства, такие травмы "можно получить и на хоккее". Что ж, интересно было бы посмотреть на хоккей с мешками на голове. "Ты просто не готов к горячим точкам (к пиздюлям?)", - заявил мне руководитель. Причем самое смешное, что буквально этой весной, когда меня отправляли в Сирию, к горячим точкам я был вполне готов и пригоден. Сейчас я не вижу никаких других выходов, кроме как сделать историю публичной, а справедливости добиваться уже в судебном порядке. Организаторы курсов должны понести заслуженное наказание, а учебную программу "Бастиона" нужно радикально пересмотреть. Курсы военных журналистов должны обучать людей, а не травмировать и калечить. Поехавшие маразматики и откровенные психи с чечено-стокгольмскими синдромами из года в год устраивают свою Республику Сало, с которой нужно немедленно покончить, пока никто из журналистов не умер и не стал инвалидом

==============================================================
Отзыв Егора Просвирнина

Почему издевательства на курсах Минобороны для военных журналистов (там «захват заложников» устроили, порвали ухо, сделали сотрясение, короче как обычно - здравая идея подготовить военкорров к войне обернулась советским порносадизмом) - это именно издевательства, а не подготовка психологической устойчивости на случай взятия заложников?

Потому что для выработки реальной устойчивости журналисты должны были поверить, что их правда захватили террористы. В Крыму. На полигоне Минобороны. Напав на охраняемую воинскую часть. С бронетехникой. И так, чтобы сопровождающие инструкторы (или хоть кто-то в части) не поднял панику. Да еще и прямо посреди лекции «что делать при захвате в заложники».

То есть оказаться еще более тупыми, чем те гении, кто всю эту ухорвательскую тренировку придумали. Полагаю, что даже ваша бабушка бы заподозрила, что это не настоящие террористы, а переодетый Кадыровым Шойгу.
===========================================
Отзыв сокурсника 1

Ладно, тоже отрегирую на феерический высер мамкиного святоядрилы сбежавшего с курсов #бастион2019.
Я туда заехал как раз на день экзамена и побегал вместе с участниками и инструкторами снимая "жуткие издевательства" со стороны.
Не знаю как на учениях прошлых лет, а в этот раз участников откровенно жалели – ничего сверхъестественного в нагрузках я не увидел, на обычной тренировке по карате, например, люди упахиваются намного круче.
Если вы приехали готовиться к войне, будьте готовы, что будет не как дома.
Абсолютно любое знание и умение получается через многократное повторение, и хорошо когда совершаемые ошибки не становятся последними, так на то и учения.
Хочешь уметь вытащить себя и товарища из-под огня, не истечь кровью, не попасть под дружественный огонь при освобождении заложников – иди и учись. Сейчас, пока холостые патроны и гранаты учебные, и пендель тоже учебный и цена ошибки – царапина на лбу, а не оторванная рука. И вечером тебя ждет ужин и кроватка, пусть и казарменная, а не еще пять суток в холодной яме с водой. И орут на тебя чтобы ты научился выполнять приказ, а не спрашивать на окрик "ложись", – "а чо случилось", потому-что все уже случилось и говорить тебе без головы как-бы и нечем.
Это не школьники, не домохозяйки, не бухгалтеры...
Это журналисты.Которые сами будут ездить в горячие точки .
Им дают возможность ощутить "все прелести".
И уже основываясь на этом реальном опыте, а не на своих "абстракциях", определиться, согласны они на такую работу или нет.
Готовы они рисковать собой  или нет. Это достаточные условия для "особой программы"?
Абстрактное знание идет в жопу в реальной ситуации. Многие люди прекрасно рассуждают абстрактно, но когда наступает настоящий звиздец, впадают в истерику, ступор, панику, прячутся от страха, морщат носы, боятся замарать руки и тэдэ. Вот чтобы дать человеку понимание, что на самом деле может происходить в горячей точке, и существуют такие занятия. Тренировка на физическую и  психологическую готовность работать в жестких условиях,  про условия выживания тебя самого и недопущения вреда другим по твоей вине. Жесткость «Бастиона» позволяет журналистам не только усвоить основные принципы и навыки выживания на войне, но и вообще определиться, смогут ли они работать в условиях горячих точек.
А "абстрактно рассуждать" - это как в анекдоте про пожарного.
"— Ну, как в пожарке работается?
— Ты знаешь, неплохо. Зарплата приличная, платят вовремя, паек, обмундирование... Опять же, ребята хорошие подобрались, в шашки играем, в домино... НО, БЛ%ДЬ, КАК ПОЖАР, ХОТЬ УВОЛЬНЯЙСЯ!!!"
Не хочешь – не едь никуда, сиди дома,
=======================================
Отзыв сокурсника 2
Я прошла Бастион в Севастополе. Следы от стяжкек сходили больше года, шрамы от неудачных падений остались, истерику, до которой меня довел страх перед взрывами я запомню навсегда. У нас тоже было два захвата: первый нас "покупаться вывезли", а второй на экзамене. Медподготовка 18 часов за раз, с кровью, с ползаньем и под выстрелы. Но не это все приходит мне в голову, когда я вспоминаю Бастион, а кадры документального фильма который нам показывали на вступительной лекции, когда оператор снял собственную смерть и его растерянный голос: меня убили, он меня убил. Я вспоминаю упавших в обморок мужчин в зале после кадров изувеченных людей, попавших под обстрел или на мину/гранату.
Все эти вещи призваны не издеваться на журналистами, а дать им понять, что в реальных боевых действиях миндальничать с ними никто не будет и прикрыться статусом журналиста не получится.
А один из самых важных уроков «Бастиона», по её мнению, – в том, что не надо лезть на рожон, играя мускулами, строить из себя Рембо.
На выпуске нас каждого спрашивали, а готовы ли мы стать военкорами? Треть группы, и я в их числе, твердо ответили нет. В этом задумка курсов.Я бы с таким редактором не работала, такой на смерть отправит без зазрения совести, потому реальной опасности осознавать не будет. Фу.

===============================
***
А о поведении нехороших бабаев, борьбу с которыми он будет освещать как военкор, его тоже заранее уведомят? И предложат выбрать устраивающих его бабаев из широчайшего списка с пометками: "Не желают позировать на камеру", "Не желают позировать на камеру и могут даже обругать", "Могут громко крикнуть без предварительного уведомления" и как апогей всему "Могут вежливо подойти, поинтересоваться, не слишком ли огорчится военкор, если его немного возьмут в заложники и чуть-чуть подержат в узилище с содержанием на уровне отеля 5+* ultra-all-inclusive... это не нарушит планы уважаемого военкора? Нарушит? Ай-яй-яй, какая неприятность, извините, пожалуйста, господин военкор, за беспокойство, пойдём другого заложника искать..."
****
Применительно к теме "колонна подвергается внезапному нападению" это немножечко выражается следующими тезисами:
1. Тактических рекомендаций, они же "ясные инструкции", имеет место быть примерно овер дохрена.
2. У них есть небольшой недостаток - примерно 99.99% из них является взаимоисключающими.
3. Практически единственная невзаимоисключающая инструкция выражается советом "действовать по обстановке"...
4. ... каковой совет может быть грамотно реализован только на основании творческого осмысления  боевого опыта...
5. ... каковым в минимальном объёме и снабжали обучаемых инструкторы.
***
 Основное противоречие: гражданским нечего делать в зоне боевых действий. Но военкор, хоть и называется "воен-", никакой спецподготовки иметь не ОБЯЗАН, и риск влипнуть в неприятности рассматривает не как неприятную оборотную сторону профессии "военного", а просто как обоснование увеличения премиальных: он же РИСКОВАЛ! Собственно, именно для этого и организованы курсы
Ну хорошо, ловите тактические принципы, они же рекомендации по вариантам поведения.
1. Долой с брони. Под броню или на землю, по команде/обстановке.
2. Не будь мишенью. Не стой и не высовывайся.
3. Не перемещайся под огнем - привлекаешь внимание, можешь перекрыть директрису, можешь сам прибежать под пули.
4. Не лежи в зоне подготовленного прицельного огня бабаев - они не глупее тебя, кюветы/канавы пристреляны, простреливаются, могут быть минированы. Минометы и подствольники тоже никто не отменял.
Проще говоря. Спасение - оказаться на правильной стороне атакованной вставшей колонны, лёжа вне секторов прицельного огня бабаев. Как это определить? Опытом. Другого способа нет и быть не может.
Что там про единственный вариант, простите?


https://www.facebook.com/sergey.nostromo/posts/10214641869229927


https://www.facebook.com/yegorprosvirnin/posts/402466924009495

https://www.facebook.com/svyatpavlov/posts/903682600032373

Tags: #бастион2019, История белая романтика, безопасность
Subscribe

promo marss2 июнь 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments