marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

поздний СССР и сионизм

версия, почему брежневско-андроповский СССР с такой, на первый взгляд, необъяснимой энергией боролся против сионизма.
Возможно, эта версия неверна,
однако право на существование имеет.
Дело, на мой взгляд, в том, что сионизм и Советский Союз — два конкурирующих проекта национального строительства.
Но сионизм собирал евреев всего мира в нацию традиционного типа (моноэтническую),
а «советский народ» формировался как нация современного типа (полиэтническая).
И если значительная часть советских евреев поддавалась «зову предков» и уезжала в Израиль,
значит, центростремительных сил в советском проекте было недостаточно
и при любой потенциальной «движухе» этнический фактор должен был бы перевесить
— что, как мы знаем, в конечном итоге и произошло.
Просто у евреев был сильный внешний «магнит»,
а у других народов, составлявших СССР, его не было…
Всё это, конечно, не отменяет бытового антисемитизма,
в том числе и на высоком уровне,
но дело, думаю, было не в нём.

***
34 года назад - 11 февраля 1986 года - после девяти лет тюрьмы был освобожден и тут же выслан из СССР диссидент Анатолий Щаранский.


Натан (Анатолий) Щаранский родился 20 января 1948 года, ( в городе Сталино, УССР, ныне Донецк, Украина), активист еврейского движения в Советском Союзе, участник движения защиты прав человека, узник Сиона, израильский общественный и политический деятель. Сын журналиста Бориса Щаранского (1904–1978). Учился в Московском физико-техническом институте, который окончил в 1972 г. Работал в Институте нефти и газа в Москве. В детские и юношеские годы увлекался шахматной игрой, получил звание кандидата в мастера спорта по шахматам.

В 1972 году он защитил диплом по теории шахматной игры. Радость окончания института оказалась омрачена отъездом в Израиль невесты.

Первая любовь Щаранского, по имени Люба, эмигрировала туда вместе с родителями. Сам он собирался после защиты присоединиться к ним, однако ОВИР счел еврейские корни Щаранского недостаточными и запретил ему выехать на историческую родину. Он был уволен из ВНИИ нефти и газа, где работал инженером-математиком, и стал зарабатывать на жизнь частными уроками.

Щаранский стал одним из активистов движения советских евреев-отказников. Вместе с товарищами по несчастью Валерием Крижаком и Исааком Полханом они выходили на улицу с плакатами не реже чем раз в две недели. Но история повторилась: друзьям Щаранского разрешили эмигрировать, а ему – нет. С будущей женой Натальей Штиглиц он познакомился в 1973 году на демонстрации в поддержку евреев во время тяжелых боев на Синае и Голанских высотах. «Не волнуйтесь, наши скоро возьмут Дамаск»,– обратилась к нему незнакомка. Готовясь к эмиграции в Израиль, они стали учить иврит. Когда Наталье вдруг дали визу, то решено было не упускать шанса, и перед отъездом они спешно сочетались религиозным браком. Анатолий стал Натаном, а Наталья – Авиталью.

Щаранский был автором ряда писем и обращений еврейских активистов к советским властям и международной общественности, в том числе письма секретарям коммунистических партий Франции и Италии Ж. Марше и Э. Берлингуэру. Передавал иностранным корреспондентам в Москве информацию о еврейском национальном движении, о преследованиях, которым подвергались активисты, о необоснованных отказах в предоставлении разрешения на выезд из Советского Союза, многочисленных случаях нарушений прав человека со стороны властей. После подписания летом 1975 г. заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе Щаранский предложил известным борцам за права человека в Советском Союзе Ю. Орлову и А. Амальрику «вместе подумать о том, как затруднить советским властям невыполнение этих соглашений».

Щаранский был одним из инициаторов создания Московской группы по контролю за соблюдением Хельсинкских соглашений в области прав человека, так называемой Хельсинкской группы. Щаранский стал членом группы, он был помощником и переводчиком академика А. Сахарова при его контактах с иностранцами.

В 1977–78 гг. советские власти ужесточили подавление различных форм оппозиционного движения в стране, в том числе и еврейского. 22 января 1977 г. по советскому телевидению шел фильм «Скупщики душ», авторы которого показывали еврейских активистов как аморальных людей, «подкупленных международным сионизмом и империализмом». Среди них упоминался Щаранский, которого вскоре арестовали по обвинению в шпионаже и измене родине (статья 64). После длившегося 18 месяцев следствия, во время которого представителям КГБ не удалось сломить Щаранского, 4 июля 1978 г. начался судебный процесс. Щаранский был вынужден сам себя защищать, так как власти не допустили к процессу адвоката, которого выбрали родственники, а от адвоката, навязанного ему следственными органами, Щаранский отказался. 14 июля 1978 г. он был приговорен к 13 годам лишения свободы. Заключение отбывал во Владимирской и Чистопольской тюрьмах до марта 1980 г., а затем в Пермском лагере усиленного режима. В заключении много раз сидел в карцере за протесты против незаконных действий тюремного начальства. Неоднократно объявлял голодовки протеста, одна из которых длилась 110 дней, его подвергали принудительному питанию.

Суровый приговор, мужественное поведение во время следствия и в заключении, мощная кампания борьбы за его освобождение, в которой Авитал Щаранская, жена Щаранского, играла выдающуюся роль, сделали его имя широко известным в мире. С начала 1980-х гг. представители самого высокого уровня стран свободного мира поднимали на встречах с советскими руководителями вопрос об освобождении Щаранского.

Лишь после прихода к власти Михаила Горбачева, в результате специального соглашения между СССР и США, Щаранского, вместе с двумя гражданами ФРГ и гражданином Чехословакии обменяли на мосту Глинике, на границе Западного Берлина и ГДР, на арестованных в США чехословацких агентов Карела Кёхера и Хану Кёхер, а также советского разведчика Евгения Землякова, польского разведчика Ежи Качмарека и разведчика ГДР Детлефа Шарфенорта, арестованных в ФРГ. Обмен состоялся при посредничестве восточногерманского адвоката Вольфганга Фогеля.

Щаранский сразу же прилетел в Израиль. Там Щаранский был с почётом встречен премьер-министром Шимоном Пересом и его заместителем Ицхаком Шамиром. В 1986 году Щаранский выступил в комиссии Конгресса США о положении с правами человека в СССР.

Щаранский написал автобиографическую книгу «Не убоюсь зла» (издание на английском языке 1988; первое издание на русском языке — 1991), где рассказал о суде, следствии и о жизни в тюрьмах и лагерях; книга вышла большими тиражами на девяти языках.

Активно занимался общественно-политической деятельностью. Вел борьбу за освобождение узников Сиона и вообще всех политзаключенных из тюрем и лагерей в Советском Союзе и за предоставление права выезда из СССР всем желающим. После того, как в Советском Союзе в результате процесса демократизации (политика гласности и перестройки) политзаключенные были освобождены, а разрешения на выезд предоставляли практически всем желающим, Щаранский стал в первую очередь заниматься вопросами абсорбции новых репатриантов. В 1988 г. он стал инициатором создания Сионистского Форума выходцев из Советского Союза и стал его первым президентом.


С 1996 года по 2003 год депутат израильского кнессета и лидер партии «Исраэль ба-Алия» (ИБА)

Министр промышленности и торговли (1996—1999)
Министр внутренних дел (1999—2000)
Министр строительства (2001—2003)

https://www.facebook.com/groups/152590274823249/permalink/2750296828385901/


Tags: Евреи, СССР, СССР нацинальная политика
Subscribe
promo marss2 июнь 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments