marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

умер писатель Эдуард Лимонов

Вообще, почтение к этому странному человеку меня всегда удивляло.
"Настоящих буйных мало" - наверное в этом дело

Как писателя Лимонова я ценить не могу, т.е. мне он не кажется хорошим прозаиком
Я "Эдичку" читал в 91 году и еще тогда не понял, как эту лажу можно читать всерьез,
прошу прощения
Скучно написанная апология самодовольного пижона в изгнании,
которая без мата, борща на балконе и хуя негра вообще не была бы замечена постсоветской взволнованной публикой,
для которой в начале 90-х мат, хуй и борщ на балконе были в дикую диковинку
Забавный кунстштюк эпохи, когда от напечатанного на бумаге слова "хуй" люди приходили в восторг.

Он потом будет 20 лет писать тексты, какие-то серые и очень нудные.
Скукой от них несет за километр.
Даже визионерские пророчества вида "Другая Россия" - это какой-то сумбур и коктейль из плохо переваренного психоанализа и реваншизма.

ПодростокСавенко не был писателем, он был предперениматель, который торговал текстами и своей биографией, как проектом.
Его основные литературные заработки  складывались из написания заказных колонок-очерков для пафосных журналов для буржуа с левацкими взглядами.
Но политическая карьера (как он ее себе представлял) в России у него тоже не задалась.
Никто, наверное, никогда не воспринимал эклектичную идеологию нацболов всерьёз (включая большинство самих нацболов)
Если подбивание подростков "пошухарить" - "замечательное" занятие,
то дядька был и правда "замечательный".
Но я давно не подросток и у меня, слава Богу, давно другие приоритеты.
****

Читал его биографию. Отец сотрудник НКВД.  Поэтому и он такой, непугливый был. С парадоксальным мышлением.
Что совсем не предполагает философского ума, хотя для многих это звучит странно.
У Лимонова другой ум. Фэнтезийный.
Сытая семья - сытость не в плане еды. Информированность большая, чем у обычных людей. . Возможность перейти некоторые границы и ощущение безопасности при этом.
ушел "в отрицание". Бывает. У меня есть такой знакомый. Презирает "гэбню", а у самого родители в органах служили.
Я не в осуждение. Просто констатация.
Мне кажется он был всего лишь запущенным нарциссом.
Собственно, вся эдичкина жизнь, по моему разумению, и была адским перфомансом, включая лимоновскую имперскость и всё остальное.

***
И именно поэтому к фразе про "он был искренним" я бы в обязательном порядке добавил одно "но":
он явно ещё и не был глупым,
а человек неглупый не мог бы не заметить, как замечательно и удачно он встроен в систему, с которой якобы "борется".
Лимонов - стопроцентное порождение СССР не в смысле своего слишком навязчивого треска про "великую эпоху" и "отцов-чекистов",
а в том смысле, что без советской цензуры он просто потерялся бы на фоне тех, кого пародировал.
Д`Аннунцио и Мисиму нам в своё время читать было нельзя,
и средней руки поэт Савенко попытался в качестве прозаика и публициста попасть в зазор, когда таковой открылся.
***
Но чтобы быть д`Аннунцио, недостаточно фотографироваться за гашеткой пулемёта над беззащитным балканским городом - город нужно взять, пусть хоть без сопротивления.
Чтобы быть Мисимой, рано или поздно придётся вспороть себе живот,
а Мисима, доживший до 77 лет - ну, комичен, правда.
Лет 20 назад Медведева замечательно обстебала бывшего мужа в зарисовке с натуры "Батька Лимон",
и скачущий козлом молодящийся дед и тогда уже был безумно смешон.
****
Она-то, кстати, в соответствии со своим образом, ушла абсолютно вовремя,
а у него прошло ещё 20 лет в том же самом бесконечном перформансе игрушечных "войн", несерьёзных "протестов", фотосессий с поклонницами, годящимися во внучки,
и даже тюрьма оказалась в итоге понарошечной.

Бланки какой-нибудь тоже явно не являлся мазохистом, и может и хотел бы в душе, чтобы его освободили по УДО через два года следствия без отрыва от литературной деятельности и через два месяца после приговора,
но он потому и просидел в общей сложности 37 лет, что французские кровавые режимы воспринимали его, в отличие от Лимонова, всерьёз.
Нашему же кровавому режиму Эдуард Вениаминович идеально пришёлся в качестве одного из многочисленных операторов выпускания пара,
и потому они с ним и жили в мире и согласии:
Эдичка молол, что в голову взбредёт, а режим его не слишком строго за это щунял - так, на пол-шишечки.
*****
Повторяю: ну, не верю я, что он сам этого не видел и не понимал.
Так не бывает.
И главное-то:  мысль изречённая - это всегда ложь, и поэтому литература - всегда заигрывание с не самыми светлыми потусторонними силами, а здесь важно чувство меры.
За взлёт "Эдички" пришлось расплачиваться всю оставшуюся жизнь, потому что калибр автора для прочного завоевания мирового поклонника был маловат, а на родине после сцены с негром шансы были ещё меньше.
И, кстати, уже совершенно неважно, была ли эта сцена в действительности - про такое обычно говорят "назвался груздем - полезай в кузов".
***
Мне, в общем, его публицистика всегда нравилась больше прозы,
и там были  очень точные оценки,
но проза объективно висла на нём гирями, и перебила ему, как возможному политику, хребет навсегда:
всерьёз его "в этой стране" в таковом качестве никто не воспринимал.
В итоге его литературное наследие останется, в основном, чтением для маргиналов и подростков, и счастье последних, если они вовремя этим переболеют, не сломав себе жизнь.
Период "баба Яга против" все так или иначе проходят - важно в нём не остаться навсегда.
А сколько детей за его гвнодискурс в тюрьму  пошли
А у него не было идей, сплошной перформанс.
***
Искусство и реальность - это всегда несколько разные вещи.
Не он был первый, у кого не получилось совместить - не он, уверен, последний.
То есть, совместить-то можно, но только в политическом кабаре, что покойный с переменным успехом и делал.
Проблема в том, что артист кабаре (даже политического) - не самая уважаемая обществом профессия,
так уж сложилось.
===========================================================================
Вот ведь бедолага.
По рождению третьеразрядный мещанин с окраин великой Империи.
Всю жизнь упорно трудился, качал интеллектуальный мускул, чтобы быть поэтом и литератором,
и даже воспитал в себе определённый профессионализм на пустом месте.
Этого конечно было мало, и он пустился во все тяжкие - женился на сумасшедшей еврейке, старше его, дал в жопу негру, лез в знакомые каждой второразрядной публичной фигуре, и наконец, оседлав волну западного интереса к людям с той стороны, издал книгу "Это я - Эдичка" - памятник своим сверхчеловеческим усилиям по вытравливанию из себя мещанина и провинциала.
После этого бесспорного достижения Лимонов торжествует и купается в славе; ему кажется, что всё получилось как нельзя хорошо.
Его последующие романы - такое должен был написать харьковский люмпен, начитавшись Плейбой и Вог, старательно изучив ИХ вкусы.
Кокаин - Гленливет, предел знания дорогих виски - ебля либо пожилых миллионерш, либо юных моделей - чужие хуи в его руке.
Видимо, Лимонов понимает в какой-то момент, что всё валится, и опять принимается за самообразование со всей энергией дикаря.
Но ему уже за сорок.
Жениться на молодой, вернуться в Россию, издать свою газету, создать свою партию, снова завести знакомство с бородатыми маргиналами и модными рокерами.
Наконец, ПОДВИГ.
Сесть в тюрьму. Над ним, небось, каждый пахан - люди часто образованные - посмеивался.
Но развлечения своего ради щедро накладывал на газетку, - колбаска там, чаёк, импортные сигареты.
И говорил, не дрогнув мускулом на лице "Уважаемый Эдуард Вениаминович, ложитесь вот сюда - на почётную шконку".
Убежал ли подросток Савенко от обоев в цветочек и клопов с тараканами?
Вероятно, да, угодив на ту самую шконку, которую изначально готовила судьба всем чересчур шустрым провинциалам, не желающим жить по законам великой державы.
Но стоило ли давать ради этого в жопу негру, даже в качестве чисто литературного приема, вот в чём вопрос.
---------------
Наверное нельзя стать большим писателем без большой глубины рефлексии и смирения.
Нехорошо заигрываться в литературные игры и воображать себя больше, чем ты есть на самом деле.
Враз образуется налет фальши, убивающий читательский интерес, но зато возбуждающий эпигонов вроде Прилепина.
Хотя дар наблюдательности у Лимонова был, он умел поглядеть и рассказать человекам многое интересное и нелицеприятное о них самих.
****
Но вот при взгляде на себя и свое место в мире, у него выходил какой-то гребаный симулякр, имитация героя для тупых.
Без тени самокритики и самокритического смеха.
Причем далее все более подразумевалось, что основной адресат лимоновских текстов - это безъязыкие представители власти, неспособные в силу своей должности не только называть вещи своими именами, но и говорить о настоящих вещах.
Они в первую голову и обязаны были полюбить и пригреть лимоновского героя и самого писателя, приняв на себя роль и негра с настоящим фаллосом, и миллиардера-издателя с фаллической сигарой.
Действительно, вам же не нужна настоящая революция, вам нужен симулякр революции, декорации войны, имитация прогресса, видимость реформ.
Как же без симулякра героя - то?
Вот вам пожалуйста, изготовлен по лучшим мировым образцам.
****
Никогда не мог понять молодых придурков, стоявших в переходах метро в 90-е,
с той дефективной символикой, сочетавшей советскую и третьего рейха,
и с той газетой, в которой не понять, чего больше было - совковости, подростковой болтовни или криптонацизма.

Какие-то то были опереточные штурмовики, которые собрались поебстись и вообще, хорошо провести время.
Когда первый период ельцинизма закончился - романтический, что ли,
и начался зрелый ельцин - с бандитским беспределом, невыплатой зарплат, тотальной коррупцией и Чечнёй - погас и Лимонов.
Его опереточные войска оказались неинтересны
- вокруг шли настоящие войны, типа "ореховские против измайловских",
чеченцы с бородами захватывали населённые пункты, и их показывали на ТВ - злые, молчаливые, загорелые, обвешанные гранатами и лентами
- и всем стало понятно, кто тут боевик, а кто играет в ролевые игры.

****
Лимонов пытался устранить свою писательскую фальшивость истинностью своих поступков, скрепляя так сказать слово кровью.
Но выходило все как-то криво и мимо, и все более кисло и пошло, и наконец совсем уж тошнотворно, но вместе с тем благонравно.
Даже его аморальный нарциссический герой выходил уморительно благонравным,
только обойденным чинами и титулами, позволившими бы занять достойное место в такой же аморальной россиянской элите, к
оторая так же не любит критического, насмешливого взгляда на себя самое, предпочитая любоваться симулякром.
*************************
Русская культура скурвилась,
ветер богов подул туда, куда ссали все сильные мира сего,
контркультура стала де-факто культурой.
Лимонов привык ссать против ветра, эпатировать мирного жителя, показывать фиги воробьям,
при этом держась где-то вблизи границ дозволенного.
Когда травить мирных жителей, доебываться до мышей стали важные лица с высоких трибун, а беспринципность стала нормой жизни,
Лимонов оказался с одной стороны смешным, с другой мерзким и никчемным.
Любой прыщавый блогир в своем ницшеанстве мог заткнуть его за пояс,
поиски границ дозволенного увенчались провалом в общественный нужник.
**********************
Ну у него была такая простая пацанская мечта, - жить широко и красиво, пить хорошее вино, любить красивых женщин, свободно шагать по земному шару.
Евтушенко кстати в молодости был похож.
Но Евтушенко обладал сверхчеловеческой памятью и работоспособностью,
а Лимонов имел средний талант писателя и еще немножечко шил.
На широкую жизнь, особенно к старости, он банально не заработал честным трудом, ни за служил паразитизмом у высоких патронов.
Приходилось играть где-то клоуна у пидарасов,
где-то пидараса у клоунов,
недожириновского.
Да что уж там, вся кремлевская пропагандистская машина, вся эта комсомольская отрыжка "Росмолодёжи", для которой в 2000-х Лимонов был главным врагом, строилась по нацбольским лекалам. Движение "НАШИ" – это уродливый клон НБП.

=====================================================
В некрологе, написанном Прохановым в память недавно усопшего Лимонова, были такие слова:

«Я думаю, его единственной любовью был он сам.
Но это была любовь его жизни, от которой его никто не мог оторвать
. Его политические взгляды были приложением к этой большой любви — любви к самому себе.
Они оттеняли то, насколько противными ему казались мир и люди и насколько прекрасным, ярким, несгибаемым, свободным и бесподобным был для себя он сам».


Точно. (Вот умеет же дядя Саша найти точные слова, когда не надо лизать жопу начальству и нести откровенный, но такой милый ушам его покровителя бред про святые ракеты!)

В том, что человек в семьдесят семь лет остался всё тем же капризным самовлюблённым подростком, подростком Савенко, я не вижу никакой доблести — это признак провинциальной ограниченности.

«Провинциальность» — это несмываемое клеймо всей литературной продукции Лимонова, мечтавшего стать звездой левого западного бомонда.

Увы.

Как говорится, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан.
У русской литературы ничему не научился, западную ухватил только с самого её края.
От долгого пребывания за границей он забыл слово «вертолёт», заменяя его — ах, как это по-русски? — словом «геликоптер». Слушайте, да это та самая харьковская окраина, из которой покойный выехал, но так и не вывез её из себя. Почему-то Тургенев, проживший большую часть жизни в Париже, по-русски писал кристально чистым языком.


То, что Лимонов не уважал своего читателя — это отнюдь не порок.
По части неуважения к этой бессловесной зырящей массе я дам ему сто очков вперёд.
Да, но ведь нужно же уважать свои тексты — ради них самих, а не ради потенциального читателя, который, по меткому выражению Лескова, нам «не шьёт и не порет»!
Говорить про его тексты в сети даже не будем, но ведь печатные книги нужно было издавать хотя бы без ошибок. Если безграмотен сам, найми корректора. Но Лимонов до этого не снисходил.
«Я звезда, а вы — никто. Я ходячий эпатаж, мне можно всё, а вы, свиньи общества потребления, и так схаваете».


Да, но из-за того, что другие — свиньи, вытекает то, что стоило бы тем более быть опрятнее самому.
И дело здесь отнюдь не в морали. Оскар Уайльд и Мопассан были, в бытовом смысле, настолько растленными типами, что Лимонову с его детским эпатажем типа «я трахался с негром» (Боже, кого этим в наше время удивишь!) и не снилось, но каков стиль! По части перетрахивания никто не перетрахает Казанову, но как написана его автобиография!


И в этом смысле Лимонов из Салтовки так и не уехал.

И всё-таки у Лимонова, как у автора, было одно несомненное достоинство — достоинство неглубокого, но наблюдательного, хотя и исключительно по верхам, эссеиста.

Впрочем, этим он был обязан своим заказчикам из западных журналов, требовавшим писать кратко и бюджетно. В итоге получилась позднесоветская трепотня с американским акцентом.

Ну хоть что-то.

Любой хороший писатель — максимальный эгоцентрик.
Но если, из желания быть постоянно на виду, он поворачивается к публике то голым передом, то голым задом, это быстро всем надоедает.
Зад и перед есть у каждого, но вот стиль и образность — это отчасти Божий дар, а отчасти результат каторжного труда.


Первого у нашего героя было с гулькин нос, а трудиться над стилем, образами, композицией он не хотел вообще.
Ну да, он же выше обывателей!


Ну и результат соответствующий. Человек своего века, да. Но и не более того, в общем-то.
===============================
Он писал не литературу, а личный дневник.
Получалась конечно литература, да не всегда.
Он начал злоупотреблять этим приёмом. После Эдички. Когда он типа сочиняд, получалась хуже.
Лимонов вообще плохой писатель. .
Рассказы у него получались лучше. чем длинные тексты. хотя и в рассказах он описывал себя, любимого.
У Лимонова лироческий герой совпадал с автором, а это для писателя нехорошо.
Лимонов не мог вообразить себя кем-то кроме Лимонова.
Поэтому его проза бедная.
******
Лимонов был неплохим авто-промоутером.
Как человек – самодовольное говно с прущей из всех щелей манией величия. Как политик он – никто,
к его литературному наследию я, как вы поняли, отношусь довольно равнодушно – оно не вызывает у меня ни отторжения, ни благоговения.
никакого величия в его творениях не обнаружил
Книгу про Эдичку  я не одолел - она мне была категорически не интересна, язык её совершенно не захватил. Стихи его были поистине чудовищны.
и сегодня весь Лимонов в целом мне неинтересен – он инфантильно-эпатажен и поверхностен.


https://regenta.livejournal.com/1097610.html?utm_source=friends


https://balalajkin.livejournal.com/1317116.html#comments

https://www.facebook.com/albert.adyloff/posts/3045681135465523
Tags: Литература
Subscribe

Buy for 20 tokens
Каждое поколение уверено в том, что именно оно изобрело секс. Роберт Энсон Хайнлайн. Я простой человек, у которого накипело. Сделать несколько статей не получится, поэтому сделаю одну, но сразу про всё — даже если и будет похоже на поток сознания. Я просто хочу сказать то, что давно вертится…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments