marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Category:

про свободу слова в Америке

Вроде бы в США очень ценится свобода слова.
Почему при этом американцы так спокойно принимают открытую цензуру и охоту за ведьмами, когда есть единственно правильная точка зрения,
а все, кто хоть чуть-чуть от нее отклоняется, могут лишиться работы, заказов, рукопожатности, карьеры, могут быть избиты просто?

Комментатора уволили за то, что он сказал "all lives matter" вместо "black".
Белую девушку прохожий именем blacklivesmatter ставит на колени и требует извинений, попутно оскорбляя сторонников президента и требуя подтвердить, что она не одна из них.
И море-море подобных случаев абсолютно тоталитарного навязывания "силами добра" своей идеологии.
Как это возможно в свободной стране?

****
Постоянно складывается ощущение, что то или иное событие непропорционально ни резонансу, ни единодушию, с которым народ присоединяется к охоте на ведьм.
Насколько я читал, тому же Кевину Спейси, как оказалось в итоге, ничего толком не предъявили,
но до всякого суда с ним разорвали отношения те же продюссеры карточного домика, а потом и вовсе закрыли сериал.
С точки зрения нормальной логики в правовом государстве сначала нужно что-то доказать, а потом уже устраивать гонения.

****

Вот это важные и сложные вопросы, потому что тут мы подошли к тому, что Россию от Америки сильнее всего отличает.
И я допускаю, что я тоже этого совсем не понял, - но попробую объяснить. )
***

В США никогда не было государственной цензуры.
Свобода слова – это первая поправка к Конституции, и государство в США не преследует ни за рассказы о суициде, ни за проповедь Свидетелей Иеговы, ни за сожжение американского флага, ни за отрицание Холокоста.
Однако это не значит, что говорить, то что ты думаешь, в Америке легко, - если ты думаешь по острым вопросам не так, как принято.
****

Есть разные «генеалогии» нынешней ситуации, одна из них выводит все из пуританских колоний в Новой Англии.
У пуритан было плохо с разномыслием (погуглите Энн Хатчинсон), так что хотевшие свободы проповеди уходили в другие края (погуглите Роджер Уильямс).
Не государство, а сама община, - соседи и друзья, - контролировали правильный ход мысли, и поправляли человека, если он ошибался.
****
Содержание правильных мыслей со временем менялось,
но идея правильности общественного контроля, neighborhood watch, за тем, что человек делает в личной жизни, и что он говорит вслух, из американского общества не ушла.
Человека, выражавшего неприятные большинству мысли, не наказывали
(государство в это больше не вмешивалось),
но исключали из круга общения «здравомыслящих людей».


****

В первой половине 19 века сторонники отмены рабства, аболиционисты, считались опасными радикалами.
Их избегали, их лекции приходили слушать только такие же аболиционисты, конгресс принял специальное «правило кляпа» - не рассматривать петиции аболиционистов вообще.
В результате для того, чтобы просто быть выслушанными, аболиционисты прибегали к приемам, знакомым нам как «эзопов язык».
В России с его помощью обходили государственную цензуру,
в США – «цензуру» общественного мнения.
(Посмотрите в серии российско-американских сюжетов историю про Д.Каченовского и Э.Д.Уайта). (
Именно это убеждение большинства американцев, что общество лучше знает, что отдельному человеку хорошо, привело после Первой мировой войны к принятию «Сухого закона» - вполне демократическим путем).
***

Повторюсь, - государственной цензуры при этом нет,
каждый вправе говорить, что он думает, -
однако государство в США и в целом имеет меньше полномочий, чем, например, российское:
те функции, которые у него отсутствуют, успешно выполняют негосударственные институты.
Мейнстрим американского общественного мнения – мощный инструмент дисциплинирования и контроля, выполняющий, среди прочих, и функцию цензуры.
Я не считаю (хотя есть такие мнения), будто существует некий центр, который решает, что именно должно быть изжито из американской жизни, - это, скорее, процесс, возникающий из разных источников,
- но включившись, он бьет наотмашь.

****

Существует (и постоянно пополняется) набор слов и действий, после которых человека (особенно публичного человека) может ждать удар.
Сюда можно отнести
особо злостные случаи нарушения «политической корректности» (например, шутки с расистским подтекстом),
приставания к женщинам;
однако такие случаи, скорее всего, повлекут последствия во всех областях жизни.
***
А есть случаи, на которые отреагируют части общества,
- например, в последние четыре года хорошее отношение к Трампу не принято демонстрировать во многих организациях, где большинство работников и руководителей – демократы.
Конечно, можно поискать работу среди республиканцев, - но это не всегда возможно,
а само предположение, что политические взгляды и рабочее место как-то взаимосвязаны – не самое привычное для США
(тут надо оговориться, что были там времена маккартизма, когда Голливуд, например, увольнял именно за левые взгляды, - но считается, что те времена были эксцессом).
В университетах сохраняют свою работу профессора с правыми взглядами (хотя они там в меньшинстве, - и сталкиваются зачастую именно со студенческим бойкотом и протестами),
а вот пресса стала очень партийной, и вряд ли в Нью-Йорк Таймс остался хоть один республиканец.
****

В последние годы в США распространилось выражение «отменить кого-либо» (cancel somebody).
Оно вошло в английский язык как мем из какого-то кинофильма, но нынешний смысл его в том, что человек
(обычно публичная персона, например, актер),
оказавшийся в фокусе обвинения за неправильные взгляды или поведение, исключается из (общественной) жизни.
****
С ним разрывают (или не продлевают) контракты, его никуда не приглашают, его как бы больше не существует.
Для публичной персоны это крах всей карьеры.
Примеры приводить не буду – все, кто немного следит за американским кинематографом, сами могут вспомнить не один случай.
Из существующего в нашей действительности в качестве аналога могу вспомнить разве что школьные «бойкоты» (помните «Чучело»?).
*****

Чаще всего подобный результат достигается массовой кампанией со стороны активистов, возмущенных словами или делами человека, которая давит на работодателей и на «потребителей» того, что человек делает.
Работодатели знают, как сильно может повредить их организации кампания, например, бойкота,
 и сами спешат расстаться с «отмененным» человеком.
Когда кампания достигает высоты цунами, политики и общественные люди торопятся принять меры раньше, чем волна ударит по ним и их организациям (и по их карьерным устремлениям).
Да, многих политиков можно заподозрить в неискренности в их поддержке BLM (в конце концов, где они были вчера?),
- но и эта неискренность является результатом постоянного общественного контроля
(и потому не воспринимается большинством как нечто нечестное).
****

Вот этот же общественный контроль приводит к требованиям ограничения доступа к кинофильмам и к книгам;
конечно же, их не запрещают,
- но изымают из программ обучения, снабжают титрами и комментариями, переносят с общедоступных каналов на платные.
****

Ничего из этого не требуется законом.
Большинство «отмененных» знаменитостей не были и не будут осуждены судом.
Это все – тяжесть общественного мнения.

Высота «волны», между тем, зависит чаще не от тяжести «проступка», а от состояния общества в конкретный момент.
С 2016 года ясно, что американское общество находится в глубоком кризисе, - и этот кризис доводит любое «персональное дело» до «отмены» человека.

*****
Как же это стало возможным?
По всей видимости, именно потому, что беспримерное лицемерие — в её природе.
Это нечто действительно религиозное, глубинное, идущее из самой природы пуританизма.
А пока просто давайте вспомним классического отца-пилигрима, основателя Америки как мы его знаем.
Твёрдый, как дерево, пуританин, убеждённый в своём онтологическом превосходстве над всем остальным человечеством, проклятым и отвергнутым, согласно “Доктрине предопределения”, Богом, не мог быть до конца уверен (исключая, разумеется, высшую элиту “святых”) и в собственной избранности.
А потому внутри себя всегда таил страх оказаться отверженным.
Что в условиях первых пуританских поселений Восточного побережья означало изгнание и верную смерть.
Потому пуританин вынужден был вечно носить маску человека, которому неизменно сопутствует успех, что, согласно пуританской морали, и есть первый и главный признак избранности.
Отсюда — вечно сияющие глаза американцев, их невыносимо искусственные улыбки, их новенькие, в смазке, — будто только что принесли из магазина и распаковали — лица.
Такова природа фантастического американского лицемерия.
*****
Другой важнейший симптом сегодняшней катастрофы американского духа — порождение того же его сектантского прошлого.
И сегодня, как и пару веков назад, всякий американец — это, прежде всего, значок на лацкане его пиджака: значок члена клуба, престижного вуза, церкви, конгрегации, определяющий его статус.
Ведь стать кем-то в Америке (а в прежние времена просто — выжить) было гораздо проще, будучи членом сообщества: общины, национального анклава, клуба, “семьи”.
Средний американец, вынужденный всегда и везде транслировать идеологию своей секты, как правило, лишён своего мнения.
Личность его стёрта, как белый лист, на котором так легко написать знаки любой идеологии.
Причём чем ближе к вершине американского общества, тем знак этого “культурного кода” сияет ярче.
Ведущая на сегодняшний день американская секта — Демпартия,  её ведущий пастор — СNN…
****
 я не согласен, что "идеологии... в Америке  нет".
Есть.
Она может не быть огосударствлена или оформлена институционально,
она не есть нечто единое-целое,
а представляет собой некий конгломерат внешне различных, но по сути близких концептов,
но когда мы говорим "прогрессистская" (одно из возможных наименований) идеология - то всем понятно, о чем речь и какие имеются в виду характерологические признаки.
Именно с этой идеологией ассоциируется практически все то, о чем речь.
Эта идеология победила не в политическом измерении, а, так сказать, в ценностно-информационном,
ее оружие - не полицейские дубинки, а психологическое давление и моралистическая травля в глобальном инфопространстве.
И соответствующая полиция сформирована.
Носители этой идеологии принадлежат к определенному (и не слишком широкому) классовому, социальному и профессиональному кругу,
и те, кто испытывает на себе ее тоталитарную мощь - тоже.
Это меньшинство,
но то меньшинство, которое слышно всем, которое задает тон, как следует думать и тем более - говорить.
Большинство же больше молчит, но высказывается на выборах и референдумах.
Результат обычно неприятно удивляет упомянутое меньшинство,
но не более
- ведь его власть в той сфере, которая для него важна, от всеобщих выборов зависит мало.
При том, что она вполне реальна.
И управу на ее злоупотребления бывает найти труднее, чем на злоупотребления государства.
****
США создали религиозные диссиденты – крайние протестанты, которым места не находилось даже в протестантских странах Европы.
Неудивительно, что их исторический опыт, взгляды и подходы оказывают существенное влияние на то, что происходит.
Чтобы понять, что происходит, надо изучать не рассуждения Фукуямы про айдентити, а политические практики анабаптистов, квакеров, методистов. Е
сли уж мы про книги – то я бы советовал читать Кристофера Хилла и его книги вроде «Английская Библия и революция 17го века» или «Общество и пуританизм в предреволюционной Англии»
В чем основные черты «эсхатологического бунта»?
*
1. Неприятие государства и его регулирующих практик. Это неприятие – логичное следствие процесса перерождения: «Всё кругом изменилось, изменился и я – из Савла стал Павлом, и приготовился к новой жизни. А почему не меняетесь вы и живёте, как ни в чём не бывало?!». Государство, каким бы травоядным оно ни было, превращается для всех ищущих новой жизни в «тираническое государство», препятствующее спасению. При этом «тираническими» объявляются любые практики защиты свободы, частной жизни и общепринятых норм от сторонников «нового порядка». Отсюда все вот это defund the police. Полиция не просто важнейший элемент ограничительных практик «старого порядка», но и символ тирании государства как таковой.
*
2. «Новый человек» и практики перерождения в нового человека. То самое «преклонение колена», признание своей глобальной вины, «белизны» как первородного греха, фактически «новое крещение». Тут появляется Флойд – как символ искупительной жертвы. Не очень он подходит по биографии? Так это и не важно. Для практик «конца света» совершенно не важно каким ты был, важно переродился ли ты и кем хочешь стать.
*
3. Уничтожение материальных свидетельств неправедности. Памятникопад, сожжение полицейских зданий и судов, уничтожение книг, цензура фильмов и так далее. При Кромвеле запрещали театры. Нам остался Шекспир от старой жизни Англии просто из-за недостаточности исполнительской дисциплины пуритан. Так что тут тут ничего нового. Даже неинтересно обсуждать.
*
4. Навязывание поведенческих, социальных и политических практик. Спасение перед лицом Апокалипсиса невозможно в «индивидуальном режиме». Более того, человек, отрицающий «новую норму» лишает шансов на спасение всех остальных. Поэтому навязывание идет агрессивно и нетерпимо. Казалось бы, какое дело американским СМИ, что где-то черт знает где гонщик формулы 1 не опустился на одно колено. А вот есть. Почему? Потому что один ты к спасению не придешь. Политическая общность "люди спорта" могут спастись только вместе. А если среди верных есть «враги спасения», то это означает одну вещь - никто к спасению не придет. Сама мысль об этом в рамках эсхатологических представлений болезненна и невыносима.
*
.5. Рациональная дискуссия с эсхатологическим протестом невозможна. Язык конца света и рождения Нового Человек, не переводится на термины убогой повседневности. Невозможно провести черту, отделяющую хорошее прошлое от плохого, любое прошлое – зло, ибо его грехи и привели к концу света. Невозможно превратить бунт против Вавилона в дискуссию относительно фондов для его реформирования и гуманизации.
*
Что будет дальше? Поиск равновесия. Протест неизбежно выдохнется. Энергию ему дает помимо ужаса перед короновирусным концом света «сопротивление старого мира». Трамп со своими «федеральными агентами» без знаков различия сделал для второй волны погромов BLM больше, чем кто бы то ни было в либеральном лагере. Как только политика поменяется, а она поменяется, например, с приходом Байдена (и тут на самом деле очень хорошо, что он такой старенький и пустоватый, если бы он вообще ничего не говорил и не имел позиции – было бы еще лучше) – начнется поиск равновесия.
Вожди протеста поменяют первородство на чечевичную похлебку – получат гранты, рассядутся в наблюдательные советы и всякие коллегии по равноправию. Ужасы Ковида отступят, ощущение пережитого конца света пропадет, люди займутся своими делами. Бедные останутся бедными, богатые станут еще богаче, социальная политика даст доступ активной части «диссентеров» к привилегиям и деньгам.
*
Новое равновесие будет более «левое», чем было раньше. Относительно же сути «капитализма» ничего не поменяется. Более того, BLM скорее сохраняет капитализм в первозданном виде – уводит дискуссию от обсуждения прибылей Уолл Стрит и возможностей доступа к медицине к тому, как «избыть белизну». Расовый протест значительно более выгоден той самой Уолл Стрит, чем классическая марксистская повестка в стиле Сандерса.
****

Об кризис в США

****
Понятно, что в обществе всегда будут табуированные вопросы, влекущие за собой нечто вроде остракизма в публичной жизни.

***
Например, в Америке еще исторически недавно таким вопросом был демонстративный атеизм. Человек, открыто объявляющий себя атеистом, не имел никаких шансов стать конгрессменом, президентом, значимым лицом. Да и сейчас, думаю, президентство такому не высветится.
***
Другой пример - демонстративное сожительство вне брака.
Известна история Горького, который приехал в Америку с туром публичных лекций для сбора денег на революцию.
Его сперва принимали с восторгом, но как только выяснилось, что он приехал с Андреевой, с которой не состоял в формальном браке, от него все отвернулись и ему пришлось уехать не солоно хлебавши (после чего он и возненавидел Америку).

Можно привести и более поздний пример:
в 1989 году в Америку, из тогда ещё социалистической Румынии, эмигрировала Надя Команечи.
Несколько дней истории про неё не сходили с газет -- а потом резко исчезли.
Выяснилось, что она сожительствует со своим бывшим тренером, и в интервью её спросили: "Но ведь у него же есть своя жена?", на что она ответила: "So what?"
На этом все новости и интервью закончились.

***
Так было, так будет всегда.
****
Но раньше такого рода вопросы объединяли подавляющее большинство американцев.
То есть единое мнение, озвучиваемое прессой и т.д., более или менее отражало единое общественное мнение собственно масс.
В тех же ситуациях, когда среди публики имел место раскол, этот раскол находил симметричное отражение и в среде газетчиков и политиков. Каждый мог найти себе соответствующую нишу.

***
Сейчас же картина поменялась.
Институционализированное общественное мнение (пресса, телевизор, университеты) больше не симметрично общественному мнению широкой публики.
Институционализироваанноее общественное мнение стало сугубо партйным и отражает линию только одной партии.

***
В Америке нет "партий" в традиционном советском понимании, с правильными внутрипартийными выборами руководящих органов и т.д.
(в смысле - нет крупных, значимых партий такого типа).
То, что называется "партией" в США - это нечто вроде слабо структурированного избирательного блока, состоящего из активистов и политиков, так или иначе идентифицирующих себя с данной партией.
Активисты же сейчас представляют собой нечто вроде континуума с журналистами и деятелями того самого "институционализированного общественного мнения", одного из кластера этого континуума.
Соотстветственно, "партийная линия" - это, так сказать, равнодействующая политиков, активистов и деятелей институционализированного общественного мнения
(я очень хорошо понимаю корявость этого выражения, но мне не приходит в голову более изящная формула).
***
В этом суть кризиса.
Кризис этот началася не в 2016 году, а намного раньше.
Просто у людей короткая память.
А те, у кого память подлиньше, прекрасно помнят, каким гитлером был Буш-младший, какое иррациональное бешенство выплескивалось на Сару Палин и т.д.
Можно примерно прикинуть, когда американская "академия" (то есть институционализированная научная деятельность) по-настоящему сдвинулась в сторону от равновесного центра,
одновременно теряя связь с реальностью и со страшной скоростью замусориваясь.
Есть простые методы для такого рода оценки.

***
Это, собственно, все было к тому, что в сегодняшних США деятели, представляющие одну, условно говоря, половинку общественного мнения (половинку, треть, две трети - не суть важно) пытаются табуировать взгляды другой половинки или трети.
Пользуясь тем, что они, табуирующие, если не монополизировали институционализированное общественное мнение, то как минимум получили в нем подавляющее доминирующее влияние

****
То есть они пытаются поставить фактически в положение вне закона, внести в черные списки и т.д. - всех, публично высказывающих некие взгляды,
при том, что эти взгляды по факту разделяет не какое-то ничтожное меньшинство, а очень значительная доля их сограждан.
Они не готовы признать факт расхождения во взглядах, не хотят найти какую-то формулу компромисса,
а поставили себе задачу запугать сторонников других взглядов, заткнуть им рот,
низвести до положения молчаливого, безгласного и бесправного (в том, что касается права высказывать взгляды и следовать им) класса людей второго сорта.

*****
это эффект vocal minority и silent majority.
Т. е. активная и хорошо организованная группа людей способна создать впечатление, что она в большинстве,
и тогда каждый, кто с ней несогласен, будет думать, что он один такой, и молчать
ероятно, здесь ещё играют роль современные технологии и соцсети).
В то же время, в ситуациях, когда своё мнение можно выражать анонимно и без страха последствий
(скажем, при голосовании на выборах или при покупке товаров и произведений),
этот эффект рушится,
и именно поэтому Трамп избрался вопреки всем прогнозам.

****

Одна сторона пытается продавить свою программу, прибегая к разного рода публичным акциям, массовым истерикам, погромам и т.д. Каждый раз они попытаются выжать выгоду из ситуации по максимуму, выдвигая крайне абсурдные требования.
На каком-то этапе они начинают понимать, что зашли слишком далеко и результаты могут оказаться противоположными, после чего сворачивают кампанию, стараясь сохранить приобретения.


Все это объясняется тем, что если у этой стороны имеется доминирование в среде институционализированного общественного мнения и корпоративной политкорректности,
то контроля за поведением избирателей у них нет.
Соответственно, все их истерики эффективны только до того момента, пока не наталкиваются на ответную реакцию избирателей.
И так как реально эта сторона представляет собой меньшинство,
то ей критически важно не допустить консолидации пассивно-колеблющихся избирателей вокруг своего противника.

****

Вот в этом и состоит суть кризиса.

https://www.facebook.com/ivan.kurilla.9/posts/10163397614670018

https://bbb.livejournal.com/3599319.html?fbclid=IwAR0un4f1_UzGt9mrTcWbQWFygvE5BwGN9bMQWZJasas0H8JaR5tDGWBznAY

Tags: Америка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo marss2 июнь 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

Recent Posts from This Journal