marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Category:

Николай -2 глазами современника: "слабосильный деспот"

Васи́лий Ио́сифович Гу́рко (Роме́йко-Гу́рко) (8 (20) мая 1864 года, Царское Село, Российская империя — 11 февраля 1937 года, Рим, Королевство Италия) — российский генерал от кавалерии (1916); автор ряда книг. Монархист. Весной 1917 года был командующим войсками Западного фронта русской армии.
*
"Игнорирование закона, непризнавание ни существующих правил, ни укоренившихся обычаев было одной из отличительных черт последнего русского самодержца.
Такие, по существу мелкие, но резко нарушавшие законный порядок, факты, как
*
производство лиц, состоящих на гражданской службе, в военные генеральские чины (H.M. Оболенский, П.Г. Курлов, [Д.Н.] Татищев),
*
награждение орденом св. Владимира с присвоением орденскому знаку ленточки, присвоенной ордену св. Георгия, с явным нарушением статусов обоих этих орденов (генер. Лукомский);
*
приказание оставить на своих местах, после объявления войны Германией, двух германских подданных, подлежавших поселению в концентрационном лагере (садовника в Ливадии и царского егеря);
*
отмена собственной властью штрафа, наложенного директором Императорских театров на балерину Кшесинскую, невзирая на горячие возражения министра Императорского двора, указывавшего, что такое распоряжение подрывает самые основы власти (на эти возражения следовал ответ: «такова моя воля»);
*
открытие определенным лицам, по личному повелению Царя, крупных кредитов в Государственном Банке,
*
наконец, замена домашним арестом предварительного тюремного заключения лицу, обвинявшемуся в государственной измене (Сухомлинов),
*
- все эти, повторяю, по существу мелкие факты, не имеющие отношения к крупным государственным интересам, свидетельствуют о том, что у Николая II было совершенно неправильное представление о пределах власти, принадлежавшей ему, даже по силе прежних основных законов, действовавших в Poccии до 1906 года...
Нужно отметить одно весьма любопытное явление: несмотря на свои деспотические наклонности и всегдашнее стремление использовать в полной мере, казавшуюся ему неограниченной, царскую власть, Николай II ни на своих отдельных сотрудников, ни на России в целом не производил впечатления сильного человека.
Обаяния его властности никто не чувствовал.
*
Происходило это потому, что в личности Николая II наблюдалось странное и редкое сочетание двух, по существу совершенно противоположных, свойств характера:
при своем стремлении к неограниченному личному произволу,
он совершенно не имел той внутренней мощи, которая покоряет людей, заставляя их беспрекословно повиноваться.
*
Основным качеством народного вождя - властным авторитетом личности Государь не обладал вовсе.
Он и сам это ощущал, ощущала инстинктивно вся страна, а тем более лица, находившиеся в непосредственных сношениях с ним.
*
Отсюда понятно, почему подрывалось в корне значение всех, принимаемых Царем мер, как бы они ни были круты сами по себе, какими бы последствиями ни грозило игнорирование ими.
Таким образом, обаяние царской власти в стране, столь сильное при Александре III, постепенно ослабевало даже в массах; наконец, исчезло совсем...
При этих условиях ее крушение было неизбежно".

*
Необходимо, кроме того, иметь в виду, что главной причиной уступчивости Николая II своим министрам в вопросах широкого государственного значения была его неуверенность в самом себе, подкрепленная сознанием своей малой компетентности в сложных политико-экономических проблемах.
Дело в том, что те разнообразные, но разрозненные сведения, которыми он обладал по различным частным вопросам, конечно, не могли ему дать общего понимания основных законов, господствующих в сложных социальных строениях и сношениях.
*
Именно поэтому в вопросах частных, не захватывающих какой либо стороны государственного строительства, где данное решение не имело, или казалось что не имело, общего широкого значения, Николай II проявлял необыкновенную настойчивость, переходящую в упрямство.
В этих вопросах министры были совершенно бессильны отговорить Государя от осуществления высказанного им намерения.
*
Но было одно лицо, воле которого он никогда не мог противостоять, забиравшее над ним с годами все большую власть - страстно любимая им супруга.
*
Расстаться с ней он и мысли не допускал, а потому молча, порой стиснув зубы, выносил ее гнет, выйти из под которого он, однако, неоднократно стремился.
Не имея достаточно мужества оказать ей явное сопротивление, он прибегал в таких случаях к  пассивной обороне.
Так он систематически не отвечал на некоторые, обращаемые к нему Царицей, предложения и вопросы.
Если Николай II не решался прямо возражать против политических планов и проектов Александры Феодоровны, то всемирно оттягивал их осуществление, что вызывало, например, такие замечания в письмах Царицы: "ты, мой друг, немного медлителен".
Но подобный образ действий возможен был лишь когда Николай II был в разлуке с женой.
При непосредственном общении с ней он лишен был возможности так действовать.
Императрица это вполне сознавала и, не обинуясь, ему это высказывала: "Я ненавижу, - писала она ему, - когда мы врозь. Другие тобой сейчас завладевают".
*
Любопытно, что одновременно с этим Государь, видимо, сознавал свое слабоволие, (в одном из писем к Императрице, он прямо говорит о своей крошечной воле, - my tiny will) - искренно этим мучился, постоянно пытался его побеждать, и, случалось, что побеждал.
Победа над самим собою его глубоко радовала.
*
Если Николай II не умел повелевать другими, то собой он, наоборот, владел в полной степени.
Действительно, самообладание его было исключительное, а соблюдение того, что он почитал своим долгом, достигало необычайной самоотверженности.
О степени самообладания Николая II можно судить хотя бы по тому, что никогда его не видели ни бурно гневным, ни оживленно радостным, ни даже в состоянии повышенной возбужденности.
Многие вопросы он принимал очень близко к сердцу, а некоторые явления вызывали в нем сильнейший гнев, который он, тем не менее, имел силу всецело скрывать под маской спокойствия и даже равнодушия.
Oвлaдевaвшие им в минуты гнева чувства выражались, по словам его приближенных лишь в том, что глаза его становились как бы пустыми, вперялись в пространство, причем он производила впечатление человека,  ушедшего мыслью куда-то вдаль и ничего не только не замечающего, но и не видящего.
*
Внешний индифферентизм Государя, его кажущаяся бесстрастность сильно вредила его популярности, способы создания которой были ему вообще совершенно чужды.
*
Самообладание, умение скрывать свои истинные чувства было у Государя столь постоянно, что наиболее часто видевшие его лица, в том числе и министры, никогда не знали истинного его отношения к ним, не могли они даже определить, какие их слова, предположения и действия не соответствовали желаниям Государя, вследствие чего увольнению их от занимаемой должности  было для них в большинстве случаев неожиданностью.
*
Понятно, что при таких условиях Императрица, - в течение всей своей замужней жизни свидетельница самоотверженного служения Николая II, - писала из Тобольска, что она в особенности возмущена черной неблагодарностью страны к Государю,
очевидно, не постигая, что люди благодарны не за добрые по отношению к ним намерения, а лишь за плоды работы в их пользу.
*
Насколько воля Николая II сосредоточивалась почти всецело на нем самом и внешне почти не проявлялась, настолько, наоборот, у Царицы сила ее воли вся выявлялась наружу
. Она умела настоять на исполнении другими ее пожеланий, которые она высказывала в императивной форме, но собою она владела далеко не всегда и, случалось, весьма бурно выражала овладевавшие ею в данную минуту чувства, впадая даже порою в истерические припадки.
К ним она, по-видимому, прибегала в крайних случаях и сознательно для получения согласия Государя на то, с чем он упорно не соглашался.
Устоять перед истерикой страстно любимой им женщины Николай II не был в состоянии, в чем будто бы в отдельных случаях и сознавался.
*
Надо в особенности отметить, что представление Николая II о пределах власти русского самодержца было во все времена превратное.
Видя в себе, прежде всего, помазанника Божьего, он почитал всякое свое решение законным и по существу правильным.
"Такова моя воля", - была фраза, неоднократно слетавшая с его уст и долженствовавшая по его представлению, прекратить всякие возражения против высказанного им предположения
. Regis voluntas suprema lex esto (Воля монарха - высший закон) - вот та формула, которой он был проникнут насквозь.
*
Своеобразное представление о природе и пределах власти русского Царя было внушено Николаю II еще в начале века двумя лицами,  известными, первый своей ограниченностью, а второй - раболепной подлостью, а именно: министром внутренних дел Д. С. Сипягиным и, проникшим к тому времени ко двору, кн. В.П. Мещерским.
В дневнике статс-секретаря А. А. Половцова, под 12-м апреля 1902 г., значится, что именно эти лица убедили Государя, что "люди вообще не имеют влияния на ход человеческих событий, а что всем управляет Бог, помазанником Коего является Царь, который поэтому не должен ни с кем сговариваться, а следовать исключительно Божественному внушению.
Если царские веления современникам не нравятся, то это не имеет значения. Результат действий, касающихся народной жизни, обнаруживается лишь в отдаленном будущем и лишь тогда получают сами эти действия правильную оценку.
Согласно сему, - добавляет хорошо осведомленный, благодаря своим обширным связям, Половцов, - Государь никого больше не слушается и ни с кем не советуется".
*
Еще более превратное, нежели у Николая II, представление о пределах власти русского Императора было у Александры Феодоровны.
Выходя замуж за русского Царя, она была глубоко убеждена, что власть его, не только фактически, но и в силу действующего в России закона, беспредельна.
*
Поэтому ни Государь, ни Царица особого значения законам вообще не придавали,
так как были искренно убеждены, что законы обязательны лишь для подданных русского Царя,
но до него самого никакого касательства не имеют.

https://mir-knig.com/read_341826-4
Tags: История, История Николай 2
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo marss2 june 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments