marss2 (marss2) wrote,
marss2
marss2

Categories:

как законодательство Франции относится к оскорблению религиозных чувств

Интересно про понимание оскорбления регигиозных чувств в законодательстве Франции.
"Слова Милы были кощунством,
то есть не запрещённым французским законодательством высказыванием,
право на кощунство есть неотъемлемая часть свободы слова"

"каждый имеет право высказываться о любой религии или идеологии теми словами, какими пожелает,
и это не просто разрешено, но благотворно для общества".
.

Во Франции завершился "процесс Милы" - девушки, подвергшейся полтора года назад беспрецедентной травле в соцсетях и за их пределами за презрительные высказывания об исламе, коране и символах мусульманской веры.
.
Под следствием за угрозы жизни и здоровью, телесной, сексуальной и психической целостности Милы оказались четырнадцать человек, одиннадцать из них были осуждены на сроки от четырёх до шести месяцев тюрьмы (частично - условно).
.
Началось всё в январе двадцатого года, когда Мила, активно постящая в сетях девочка нетрадиционной ориентации с (тогда) розовыми волосами, получила в твиттере двусмыленный комплимент от арабских корней молодого человека, ответила ему обыденным "отвали!" - но молодой человек не сдавался, продолжал донимать Милу с разных аккаунтов, и, наталкиваясь на её баны и всё более нервные "отвали !", обвинил её в расизме и исламофобии ("ты не хочешь со мной общаться, потому что араб и верующий!" - манипуляция стандартная, но, увы, действенная до сих пор).
.
Здесь Мила не выдержала - и разразилась той самой пресловутой и непристойной тирадой об исламе и коране, выведшей ситуацию из-под контроля.
.
Ответ Милы разлетелся по сетям, и в них началось настоящее цунами хейта:
в течение часа после своей реплики Мила получила тысячи пожеланий и угроз насильственной смерти, увечья или изнасилования, в ряде случаев действительно пугающих - ей писали, как подстерегут её по дороге в лицей и что конкретно с ней сделают.


.

Заявления семьи Милы в полицию и гороно имели единственный результат: девочку перевели на домашнее обучение ("лицей не может обеспечить ей достаточную степень защиты, у нас тысячи учеников, надо понимать!")
По некоторым источникам, Мила была даже задним числом отчислена из своего военного профиля лицея (аналога наших суворовских училищ) под предлогом того, что  указала название учебного заведения в твиттере ("а это ставит под удар лицей в целом").
Заблокирован был и сам твиттер Милы.
Кроме того, против неё же было возбуждено уголовное дело за хейт-спич.
.
К счастью, абсурд не продолжался долго: обвинения против Милы были сняты за отсутствием состава преступления, и её собственная ситуация сидящей взаперти жертвы правонарушения при разухабившихся в своей безназаканности правонарушителях оказалась должным образом медиатизированной.
.
На её стороне выступил в кои-то веки весь политический спектр от крайне правых до крайне левых: первой собрала весь материал по её делу интернет-газета Беллика, близкая партии Ле Пен, коммунистическая же Либерасьон первой внятно сформулировала разницу между словами Милы и её обидчиков:
.
"Слова Милы были кощунством, критикой религии и веры, то есть не запрещённым французским законодательством высказыванием, право на кощунство есть неотъемлемая часть свободы слова.
С другой стороны угрозы, запугивания, призывы к ненависти и оскорбления были личными, направленными против конкретного человека, а потому противозаконными".
.
Мусульманские организации, увы, отреагировали на происходящее ожидаемым образом.
.
По свежим следам твиттер-скандала пресс-секретарь Совета мусульманских общин Франции Абдалла Зекри заявил, что "призывы к убийству недопустимы, но девочка сама спровоцировала произошедшее".
Это вызывало резкую критику госсекретаря по вопросам гендерного равенства Марлен Шиаппы, охарактеризовавшей высказывание Зекри как "криминальное, поскольку по закону любой лидер мнений, обвиняющий настоящую или потенциальную жертву тяжкого преступления, позволяющий себе фразы типа "да, но" - соучастник преступления".
.
В тот же день вновь (и наспех) назначенный президент Совета мусульманских общин Мохаммед Муссауи осудил высказывание коллеги, подчеркнув, что никакие обвинения жертвы здесь неуместны.
Вчера, после оглашения приговора участникам интернет-травли, Милу принял у себя ректор главной мечети Парижа Шемс-Эддин Хафиз, для того, "чтобы показать другое лицо Ислама".
.
Однако некоторый правовой винегрет в головах демонстрировали в этом деле не только мусульмане. Вскоре после цунами в твиттере об оскорблении религии, якобы равной посягательству на свободу вероисповедания говорила - тыдымц! - министр юстиции Николь Беллубе.
Её, конечно, быстро поставили на место (вмешаться при этом пришлось президенту лично), и она извинилась за своё "неуклюжее" выступление, внятно артикулировав, что "каждый имеет право высказываться о любой религии или идеологии теми словами, какими пожелает, и это не просто разрешено, но благотворно для общества".
.
Ситуация с Милой, бессилие, продемонстрированное государством в деле реальной защиты её интересов и самых фундаментальных прав (в частности, права ходить в школу)  подробно обсуждалась на совещаниях у министра внутренних дел.
.
https://www.facebook.com/galinaguzhvina/posts/2429496610527754
Tags: Галина Гужвина, Мусульманский мир, Франция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo marss2 июнь 25, 2014 01:11 1
Buy for 10 tokens
"Фак, как быстро пролетело лето. Так много всего запланировала, но ни черта не успела ". Оставлю это тут, чтобы в сентябре не писать Иногда я чувствую себя бесполезным, но затем вспоминаю, что дышу, вырабатывая при этом углекислый газ для растений. Как ввести гопника в замешательство:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments